ВРАГ БЛИЗКО

Одинокий патрульный вездеход медленно плыл на воздушной подушке вдоль карьерной балки. Если бы кто-то видел его со стороны, ему могло показаться, что вездеход дымится. Но это просто выдувались из-под балахона густые клубы мелкого песка — оранжевого, как вся почва на этой планете.

Внизу в карьере копошились роботы-рудокопы, похожие сверху на больших стальных муравьев. Уже час, как солнце закатилось за барханы, и лишь справа над горизонтом светил маленький далекий Денеб, раскладывая по песку прямые и ровные тени. Ночной темноты на этой планете не существовало.

За рулем вездехода сидел Дайбо — здоровенный накачанный парень, успевший отслужить семь лет и поучаствовать в настоящих сражениях, прежде чем его перевели на эту заставу. Его рыжеволосый спутник Томаш был на голову ниже, худой и совсем еще юный — первогодка с нашивкой курсанта на плече. Дайбо предпочел бы другого напарника, но раз выпало сегодня патрулировать с курсантом, придется коротать время с салагой.

— Короче, — размеренно продолжал Дайбо свою историю, — я на это не согласился. Послал к черту с его процентами. И тогда он взял ту нашу расписку и отнес прямиком в налоговый департамент. Представляешь? А на меня подал в суд. И отсудил себе всю заправочную станцию — и бар, и магазин, и даже пристройку, где я жил.

— Родной брат? — потрясенно уточнил Томаш, потому что сказать тут было нечего.

— Родной, — кивнул Дайбо, — какой же еще.

— А мать с отцом что сказали?

— Не... — Дайбо покачал головой. — С матерью мы оба не разговариваем уже много лет. А отца никогда не видели. Мать говорила, что он мразь.

— И что, брат теперь владеет твоей заправкой?

Дайбо мрачно усмехнулся.

— Нету той заправки больше, сгорела.

— Это его господь наказал, — удовлетворенно произнес Томаш.

— Угу, — кивнул Дайбо, — сразу, как он туда переселился, в ту же ночь загорелась. Все сгорело. Брата с ожогами увезли в больницу.

— Жив остался?

— Понятия не имею. Я сразу в военкомат, и в десантники. Все равно ни жилья, ни денег, а оклад хороший. И в суд не вызовут, если что. Не люблю я суды. — Дайбо покосился на Томаша. — Ты на радары-то смотреть не забывай, салага. Враг близко.

— Да ладно тебе, слежу я, — отмахнулся Томаш. — Откуда тут враг, его сроду не было на этой планете.

Дайбо резко нажал на тормоз, повернулся к Томашу и рявкнул:

— Я сказал следить за радарами! А ну ответил по уставу, салага!

Томаш обиделся, но отчеканил:

— Есть следить за радарами, товарищ командир экипажа старший рядовой Дайбо!

На слове «рядовой» он сделал особое ударение. Дайбо скрипнул зубами, но промолчал — Томаш был хоть и салага, хоть и первогодка, но после училища. А значит — через пару лет уже дослужится до сержанта.

Некоторое время они ехали молча. За стеклом кабины тянулись бесконечные оранжевые барханы. Казалось, здесь никогда не ступала нога ни человека, ни робота.

— А вот я с детства звездолетчиком хотел стать, — вдруг начал Томаш. — Только мне родители денег на колледж не дали, потому что ферма куплена в кредит на три поколения, и нас семеро детей. Прикинь, да? Тебя родили, чтобы ты пожизненно долг отдавал. Ну я сбежал из дома, и в десантное. Пока война идет, обучение бесплатно.

— Да война сто лет идет, — хмыкнул Дайбо. — И не кончится.

— Что значит, не кончится? — Томаш резко обернулся. — Победы не будет?

— Не... — зевнул Дайбо. — Не будет.

Томаш прищурился.

— А если я рапорт напишу господину полковнику, что Дайбо ведет подрывные разговоры и не верит в победу Метрополии?

— Пиши, — кивнул Дайбо. — Только это сам господин полковник и говорит.

— Врешь! — крикнул Томаш. — Не мог господин полковник такого сказать!

Дайбо снова усмехнулся.

— Салага ты, Томаш. Второй месяц в гарнизоне, а я — пятый год. Господин полковник много интересного говорит. Правильные вещи говорит.

— Например? — с вызовом спросил Томаш.

— Например, что война — это главная профессия человека, и поэтому война будет всегда. И пока рядом есть люди, будут и враги.

— Но когда-то войны не было! — возразил Томаш. — Пока в Галактическом парламенте не появились предатели со своим имперским переворотом!

Дайбо снова зевнул.

— Это тебе в учебке рассказали, — хмыкнул он. — А ты имперца живого видел? А я видел. И бил, и допрашивал. Их в учебках учат, что это мы предатели, и мы создали Метрополию, чтобы расколоть их единую великую Империю.

— А смысл нам какой? — удивился Томаш.

— Смысла нет. Но они реально верят, что была единая Империя, а войну начали мы.

— Но это же неправда!

Дайбо пожал могучими плечами.

— Что было сто лет назад — этого мы не знаем.

— Что, и господин полковник не знает?

— Господин полковник, — ответил Дайбо, — говорит, что враг всегда близко, и надо быть готовым. Господин полковник говорит, что далеких врагов не бывает. Далекий — нам не враг. Враг тот, кто рядом. И чем враг ближе, тем он опаснее. А самый лютый враг всегда ближе всех, и только ждет своего момента. Так устроен человек, говорит господин полковник. И об этом надо помнить. А в Галактическом парламенте об этом забыли, поэтому прохлопали заговор. Вот и вся история.

— И все-таки, что господин полковник говорит про победу? — настаивал Томаш.

Дайбо снисходительно покосился на него.

— Господин полковник не говорит про победу, он ее делает. Ты знаешь, сколько он побед одержал? Знаешь, сколько у него боевых орденов? Знаешь, как его боятся имперцы? А знаешь, что у него аж два ордена Героя Метрополии, хотя второй обычно дают посмертно?

— Да знаю я все это, — поморщился Томаш. — И ты хочешь сказать, что такой человек не верит в победу?

Дайбо снова поморщился.

— Дурак ты. Заладил — победа, победа. Ну представь, что мы победили.

— Как?

— Да не важно, как. Напал на эту планету флот Империи.

— Не представляю, — покачал головой Томаш.

— А ты представь. Скажем, сделали имперцы какое-то супероружие, для которого позарез нужен гадолиний. Думаешь, полковника сюда просто так поставили охранять рудник? Короче, завтра сюда пришел весь Имперский флот, а мы его бац — и уничтожили.

— Ага... — хмыкнул Томаш. — Уничтожили. Ну конечно, у Метрополии сейчас самое легкое время, оружия завались, база укомплектована не на десять процентов, а на все сто... — Томаш презрительно хмыкнул. — На восемьдесят человек полсотни исправных бластеров, одна катодная зенитка, и к ней полупустой аккумулятор. Разбили Имперский флот, ага.

— Кто тебе сказал про аккумулятор? — нахмурился Дайбо.

— Да все в гарнизоне знают, — фыркнул Томаш. — Тоже мне, тайна.

Дайбо с шумом выдохнул и цыкнул зубом.

— Короче, — продолжил он, — представь, что победили. Война окончилась. И что дальше? Полковник со своими орденами отправляется в социальный дом на пенсию. А ты — к своей мамочке Терезе на аграрную планету разводить кроликов.

— Мясных ламантинов! — обиделся Томаш. — Сколько раз повторять, идиот?

Не замахиваясь, Дайбо резко выкинул вбок руку — могучий кулак воткнулся Томашу в нос. Томаш всхлипнул и умолк, размазывая кровь бумажным платочком.

— Еще раз позволишь себе нахамить командиру экипажа, — отчеканил Дайбо, — останешься без зубов.

— Ты мне нос разбил, — пробормотал Томаш. — Сильный, да? Врагов бы так бил, а не напарников!

— Некоторые напарники хуже врага, — объяснил Дайбо. — Командирам хамят, от радара отвлекаются. И удар пропускают.

— Зато я ножи лучше всех кидаю! — ответил Томаш обиженно и невпопад. — Убиваю ламантина в глаз со ста метров!

Дайбо покосился на него и расхохотался.

— Сопляк ты деревенский. Ламантина он убивает. Ты еще с вилкой в патруль выйди. Десантник ножом не воюет уже двести лет, понял? Качай мышцы, стреляй из бластера и меньше интересуйся аккумулятором зенитки.

— А все-таки, — угрюмо сказал Томаш, — не может такого быть, чтоб господин полковник не верил в победу! Когда я прибыл, он вызвал меня и только один вопрос задал: готов ли я отдать жизнь за Метрополию?

— Он всем так говорит.

— И по-твоему, такой человек может...

— Да что ты ко мне пристал со своей победой? — взорвался Дайбо. — Полковник может, полковник не может... Наш господин полковник может всё! Понял? Ты молиться должен, салага, что попал к нему в гарнизон! Он — отец и бог! Ты его видел только на линейках, а я у него служу пятый год. Он никогда не ошибается и никогда не рассуждает. Понял? И ты никогда не узнаешь, что у него на уме! У него такой опыт, какой и за сто лет не нажить! И никто не знает, сколько ему лет! Он всегда был! Твои родители еще не родились, а он уже воевал за Метрополию! Запомни: он всех видит насквозь! Он знает всё, что ты скажешь, раньше, чем ты откроешь рот! А когда надо воевать, он абсолютно безжалостный. Он как робот, понимаешь? Никаких эмоций: только тактика. Он слова лишнего не скажет без точного расчета. Если нужно — отдаст за Метрополию жизнь: хоть свою, хоть твою, хоть мою! А если нужно — и с пленным поделится последним куском хлеба. А если нужно убить — убьет кого угодно, не задумываясь. Ты просто не видел, как он казнит пленных лазерником: спокойно, быстро, как колбасу режет. Ни один мускул на лице не дрогнул.

— Врешь ты, Дайбо! — покосился Томаш.

— Сам видел, — объяснил Дайбо. — Да ты пойми: он бог войны, и для победы сделает всё. Но война тянется сотню лет, а может, больше. А верит ли он в победу, а главное, хорошо ли ему будет жить, если кончится война — это другой вопрос. И если господин полковник говорит, что война никогда не закончится, это его личное мнение. А поскольку он не ошибается никогда, то скорее всего, прав и в этом. Но это не мешает ему уничтожать врагов Метрополии. Так тебе понятно?

Томаш снова достал бумажный платочек и хлюпнул носом. Балка осталась позади, вездеход ехал по полю, уставленному ветряками. Ветряки крутились вяло, на стальных лопастях поблескивал далекий Денеб. Зрелище завораживало. Пора было разворачиваться в обратный путь, к базе.

— Неправильно это... — пробормотал Томаш. — Как можно воевать и не верить? Это упадничество какое-то. Как у этих, у саранчи этой, которая без боя сдала нам свои обитаемые планеты...

— Адонцы — не саранча, — возразил Дайбо. — Они, скорее, ящеры.

— Какие же они ящеры, если в панцире, и членистоногие, как кузнечики?

— А морда как у ящерицы, — возразил Дайбо.

— А характер как у овцы. Прилетели имперцы — сдались Империи. Отбили наши несколько планет — сдались Метрополии. Велели им платить дань — платят дань. Согнали на заводы и велели делать оружие — делают. Сожгли им пару столиц, когда отказались служить в армии, — и это стерпели, ни одного выстрела в ответ.

— Но ведь отказались, — заметил Дайбо. — А к чему ты про них вспомнил?

— К тому, — с жаром повернулся Томаш, — что только такие животные могут не верить в победу! А человек должен верить!

Дайбо пожал плечами.

— Что мы о них знаем? Может они как раз и верят в свою победу...

— Хорошо, а ты? Ты — веришь? — спросил Томаш.

Дайбо усмехнулся.

— Я служу Метрополии, — отчеканил он.

— Но ты хочешь, чтобы мы победили, и война кончилась?

— Хочу, конечно, — добродушно согласился Дайбо. — Всем наверно дадут хорошее жалование, я найду себе планету и построю заправочную станцию. С трактиром. — Дайбо притормозил и начал закладывать неспешный разворот. — Сгоню мышцы, отращу пузо. А еще бороду, и хвост на затылке. Буду носить кожаный фартук и подтяжки, стоять за барной стойкой, жарить лангеты и разносить пиво. А к стойке будут подсаживаться посетители и вести неспешные беседы. Про жизнь советы спрашивать... И девки будут приходить, садиться передо мной на барные табуретки, закидывать ногу на ногу в черных колготках...

Томаш не понял, что произошло. Лобовое стекло взорвалось ослепительной вспышкой, а следом взвыла аварийка разгерметизации, потянуло резким холодом, и кабину заволокло туманом, как всегда бывает, когда снаружи просачивается холодный аргон. Турбины вездехода вдруг лязгнули и смолкли. Корпус резко дернулся и грузно осел, со скрежетом прокатившись по песку еще несколько метров. Томаш закричал, но крика своего не услышал — уши заложило от перепада давления. Он судорожно вдохнул, но воздух был ледяным и кислым, а когда легкие наполнились, вдруг остро закружилась голова. Только тут он запоздало вспомнил инструкцию, бросился на пол кабины и сжал мундштук кислородника.

* * *

Томаш пришел в себя от крика и пинков. Он все так же лежал на дне кабины, уткнувшись щекой в стеклянную крошку. Голова еще кружилась, хотя мундштук кислородника работал.

— Руки за голову! — надрывался над ухом незнакомый голос, казавшийся далеким из-за заложенных ушей. Шею обжигал раскаленный раструб. — За голову, сказал! Убью, сука! Не поднимать лицо! Не поворачиваться! Руки на затылок! Бластер отцепить от руки! Медленно!

Томаш сделал несколько судорожных глотков — одно ухо отпустило, второе оставалось заложенным. Он медленно завел руки за голову и отцепил браслет. Бластер тут же выбросили — Томаш слышал, как он упал на песок шагах в десяти от вездехода.

— Коробка связи где? — надрывался голос. — Отвечай, убью!

— Слева... В кармане... — прохрипел Томаш. — Не убивайте...

Жесткая перчатка ощупала комбинезон и выдрала связную коробку вместе с карманом. Она тоже упала на песок, а следом раздался залп лазерника. Со связью было покончено.

— Встать! Подняться на колени! — скомандовал голос. — Медленно! Не оборачиваться!

Томаш медленно подтянул под себя ногу и приподнялся. На полу кабины виднелась лужа крови, саднила прокушенная губа, и кислородный мундштук казался на вкус соленым — видно, он слишком сильно сжал его зубами. Но откуда столько крови? Он скосил глаза и остолбенел: кабина оказалась залита кровью вся. В кресле водителя все так же сидел Дайбо. Руки его сжимали руль, но голова была неестественно откинута, и он смотрел вперед широко распахнутыми глазами. В могучей груди Дайбо чернела оплавленная дыра размером с тарелку.

— Не оборачиваться! — повторил голос. — По моей команде выйти наружу из вездехода, сесть на песок!

За спиной послышался лязг, заскрипел песок под подошвами — незнакомец первым спрыгнул с подножки на грунт.

Томаш решил пока не спорить. Он медленно выполз, спрыгнул, развернулся и сел, прислонившись спиной к теплой резине балахона. Лицо и легкие жег аргон атмосферы. Томаш судорожно сжал кислородный мундштук и затянулся поглубже. И только когда головокружение улеглось, поднял взгляд. В десяти шагах перед ним стоял незнакомый чернявый парень в оранжевом камуфляже. Без шапки на таком холоде — значит, шлюпку оставил недалеко. Лицо человека было скрыто кислородной маской, а в руке он сжимал «Вакс» — тот самый, которым имперцы вооружали своих десантников и диверсантов. Если Томаш правильно помнил занятия в корпусе, бластер этот был короткофокусный, шестизарядный, а мощностью чуть ли не восемнадцать амстрель — за секунду мог прожечь в стене двухметровую дыру. У нас таких не делали. А это значит, шансов никаких. Но страха почему-то не было.

— Имя? — требовательно спросил чернявый.

— Томаш.

— Полное имя?

— Томаш Мирослав Тереза Новак.

— Повстанцы, сепаратисты... — Чернявый презрительно сплюнул в оранжевый песок. — Что за имя для бойца — Тереза?

— Дурак ты, — спокойно ответил Томаш. — Полное имя гражданина свободной галактики включает имя отца и имя матери. Это вы, имперцы, имена своих родителей не носите, как собаки безродные...

Томаш пригнулся, и вовремя — чернявый вскинул бластер и дал залп чуть повыше кабины. Но все равно сверху полыхнуло огнем.

— Еще раз скажешь такое — убью, — объяснил чернявый. — Отвечай быстро: численность гарнизона?

— Тысяча человек! — бойко ответил Томаш. — Непробиваемый подземный бункер, двенадцать катодных зениток и два крейсера на орбите!

— У вас пустая орбита. — Чернявый и поднял раструб. — Еще раз соврешь — я тебя убью.

— А если буду говорить правду, что ты со мной сделаешь? — усмехнулся Томаш.

— Свяжу и брошу без одежды в карьер рядом с базой — спокойно объяснил Чернявый. — Сумеешь не закоченеть и доползти до шлюза — молодец. Нет — значит, не повезло. Но шанс есть. Видишь, я тебе говорю правду.

«Вот что ему нужно!» — подумал Томаш, представив, как лазутчик пробирается на базу в его, Томаша, комбинезоне.

— Даешь слово Империи? — спросил он.

— Да, — кивнул чернявый, чуть помедлив.

— Договорились, — ответил Томаш, понимая, что терять нечего, а время надо тянуть. — На базе тысяча человек. Комендант базы — бригадир-полковник Зоран Зоран Петра Грабовски. Имперцы наверняка про него слышали. Заместитель — файер-капитан Замир Пауль Ольга Юсупов. Томаш мог рассказывать все это совершенно спокойно — эти факты были известны кому угодно, и имперцам тоже.

— Достаточно, снимай комбинезон, — скомандовал чернявый, качнув бластером, — покажешь, где вход на базу.

— Я же замерзну! — возразил Томаш.

— Снимай! — рявкнул чернявый. — А то бластером отогрею!

Томаш с удовлетворением понял, что парень ровесник — ему тоже не больше двадцати. Он нарочито медленно стал расстегивать комбинезон. Специально опустил взгляд и смотрел в песок, чтобы чернявый не смог ничего прочесть в глазах. И специально начал стягивать куртку с левого рукава — чернявый не мог знать, что он левша. Только бы успеть и все сделать правильно. Сердце бешено заколотилось, в крови забился адреналин. Томаш потянулся к правому рукаву — не к самому рукаву, чуть повыше, за отворот. И когда ладонь нащупала рукоятку ножа, отсчитал три удара сердца и присел, одновременно делая бросок.

* * *

Кабинет полковника Грабовски был обставлен со вкусом — мебель натуральной древесины, настоящий рошанский ковер на стене с коллекцией старинных бластеров. Сам полковник сидел в кресле и раскладывал на экране древнюю «косынку», чуть склонив на бок седую голову. На его носу топорщились очки в тонкой золотой оправе.

Загудел селектор, полковник, не оборачиваясь, нажал клавишу.

— Слушаю, — сказал он.

— Плохие новости, господин полковник, — послышался голос Замира. — Поймали имперского лазутчика. Погиб один из наших, разбит вездеход.

— Общая тревога по форме три, — мгновенно произнес полковник, не меняя интонации. — Если лазутчик жив — привести в нулевой бункер и доложить мне. Выполняйте!

Полковник нажал отбой и положил руки на консоль. «Косынка» сразу исчезла, а на экране появилась таблица орбитальных вспышек за последние сутки. Спустя несколько минут полковник сам нажал вызов селектора.

— Тех, кто дежурил на локаторах базы и проспал посадку капсулы, — произнес он, — обоих выпороть электрохлыстами, но чтобы остались в строю.

— Так точно, господин полковник, — ответил Замир.

— Тем, кто поймал диверсанта, тоже быть в бункере, я их допрошу.

— Так точно.

Полковник вздохнул и наконец спросил:

— Кто погиб?

— Дайбо.

— Жаль... — сухо сказал полковник. — Прекрасный был боец, сильный и толковый. Вечная память герою Метрополии.

— Вечная память! — откликнулся Замир.

— Где диверсант?

— Доставлен в бункер ноль, — доложил Замир.

— Спускаюсь, — кратко кивнул полковник.

* * *

Диверсант сидел на железном стуле посередине бункера. Его правая рука висела как плеть, а плечо было замотано коллоидной повязкой, через которую проступала кровь. Вид у парня был ошарашенный.

— Кто задержал имперского диверсанта? — спросил полковник, оглядывая бункер.

— Я, господин полковник, — Томаш шагнул вперед.

— В одиночку, — констатировал полковник, рассматривая царапину на его щеке и прокушенную губу.

— Так точно, — кивнул Томаш слегка смущенно. — Подлец убил Дайбо, господин полковник!

Полковник перевел взгляд на диверсанта и быстро пробежался взглядом по забинтованному плечу.

— Томаш Мирослав Тереза Новак, — размеренно констатировал полковник в наступившей тишине, сверля пленника тяжелым взглядом в упор, — наш самый молодой, самый слабый и неопытный курсант...

Томаш обиженно вздрогнул, но полковник смотрел только на пленника, и теперь в его тоне появилась насмешка:

— ...голыми руками, с одним лишь ножиком, обезоружил и взял живым шпиона-диверсанта имперской армии?

Чернявый парень затравленно дернулся.

— Это ж надо так опозориться! — продолжал полковник. — И задание провалил, и сдался первому же курсанту с ножиком. Вот будет стыд, когда узнают однополчане... Впрочем, ничего другого от имперцев я и не ждал.

Парень отвел взгляд, по забинтованной руке пробежала мелкая судорога. Полковник вдруг шагнул к диверсанту, вцепился ему в подбородок и резко приподнял.

— Смотреть в глаза! — приказал он негромко. — Отвечать на вопросы. Кто тебя подослал и зачем?

Парень молчал.

— Не хочешь отвечать? — Полковник опустил руку и отошел на шаг назад. — Оскар, подготовьте электрохлыст с контактными насадками, и пару ампул с болестимулятором, — попросил полковник будничным тоном.

Рослый Оскар козырнул и вышел из бункера. Руки парня затряслись.

— Как тебя зовут, мальчик? — участливо спросил полковник.

— Клаус Бонд, — ответил тот.

— Клаус, — спокойно начал полковник, — ты еще в шоке, и у тебя болит рука, поэтому ты пока плохо понимаешь, что с тобой произошло. Я буду с тобой честен. Во-первых, ты имперец и воюешь против свободной Метрополии. Во-вторых, ты влез на военную базу и убил нашего товарища. И за это уже достоин смерти. Твоя жизнь тебе больше не принадлежит. Наконец, ты и для нас, и для своих уже навеки неудачник, потому что с позором провалил задание. Шансов выйти героем у тебя уже нет. Сейчас я расскажу тебе, что будет дальше. Поначалу ты откажешься отвечать на вопросы и будешь геройски молчать. Но не долго — мы пристегнем тебя к электрохлысту и вколем ампулу болестимулятора. И через пять минут от твоего героизма не останется ничего — будет только страдающее животное, кусок мяса, молящий о пощаде. И ты расскажешь все, но будешь полностью растоптан и унижен. Героизма в плену не существует, поверь. Героизм бывает в бою, когда салага ловит диверсанта с помощью ножика. А вот в плену героизма нет. Это знаем мы, это знаешь ты, это знают и те, кто тебя послал, — никто от тебя не ждет героизма. Но ты можешь облегчить эту неприятную процедуру, если станешь отвечать на вопросы сам. И тогда у тебя есть шанс остаться в живых. Обещать не буду, но шанс есть. Думай. У тебя есть несколько минут, пока готовят оборудование.

Полковник отошел к стене и принялся разглядывать клепки на стальной двери. Вернулся Оскар и поставил на табуретку чемоданчик с лязгнувшими инструментами.

— А я и не собирался молчать! — выпалил диверсант, нервно облизнув губы. — Вы со мной откровенны, господин полковник, и я с вами буду откровенен. Мне есть, что сказать. Меня послали в разведку, чтобы я выяснил численность и вооружение базы. Я посадил капсулу за полем ветряков в яме у заброшенной мачты.

Полковник быстро взглянул на Замира, и тот показал глазами, что это правда.

— Я должен был выйти на связь час назад, — продолжал пленный, — но я не вышел. И это значит, что я убит или в плену. Если вы меня заставите что-то передать — моим донесениям уже не поверят. Вам нет никакого смысла меня убивать, потому что сюда движется эскадра, и через два дня эту планету возьмут штурмом. Империи понадобился гадолиниевый рудник.

— Что за эскадра? — спокойно поинтересовался полковник. — Кто ее ведет?

— Это эскадра адмирала Эрнесто Мариануса из шести эсминцев. И с ней — добавочный корпус из двух эсминцев ко-адмирала Санчеса Диего Хуана Мигеля Фернандеса.

— Он врет! — воскликнул Замир и поднял электрохлыст. — Нет никакой эскадры!

— Отставить, — тихо скомандовал ему полковник. — Продолжай, Клаус Бонд.

— Эскадра впервые выйдет на связь с вашей базой завтра к полудню, а через сутки начнет атаку. Вы не успеете вызвать помощь и не сможете дать отпор, полковник. У вас пустая орбита, нет оружия и энергии. Вас бросила ваша Метрополия в этой дыре. Но вы, — теперь парень явно передразнивал полковника, — сможете облегчить нам всем неприятную процедуру, если сдадитесь. У вас есть шанс остаться в живых, хотя обещать не буду. Думайте. У вас есть время до подхода эскадры.

И Клаус Бонд гордо поднял голову.

— Он врет! — снова воскликнул Замир, взмахнув хлыстом.

— А что, — спокойно продолжал полковник, не обращая на Замира никакого внимания, — Эрнесто Марианус все еще входит в изумрудный клан и носит зеленую треуголку?

— Конечно! — кивнул Клаус гордо. — Мы десантники изумрудного клана!

— А этот второй... как ты его назвал? Санчес? Он тоже в клане изумруда?

— Нет. Он из клана тигров.

— И кто он такой? Сколько ему лет?

— Не знаю точно, полковник. Я сам его не видел. Но думаю, тридцать пять — сорок. Говорят, он самый молодой ко-адмирал. Говорят, потерял в боях глаз и имеет личную награду Императора.

Полковник в упор посмотрел на пленника.

— Сколько тигров на двух эсминцах? Сколько зеленых треуголок?

— Зеленых треуголок — двадцать тысяч, — начал бойко Клаус, — Тигров — пять тысяч...

— Замир, вот теперь дай мне хлыст, — тихо попросил полковник, и Клаус осекся. — Клаус Бонд, я с тобой был честен, и ты обещал быть честным. И за каждую твою ложь...

— Я перепутал! — быстро поправился Клаус. — Зеленых треуголок полторы тысячи, тигров — не знаю, они на своих крейсерах живут.

Полковник опустил хлыст.

— Итак, давай проверим, правильно ли я тебя понял, а затем продолжим, — спокойно произнес полковник. — Рудник собирается атаковать эскадра из восьми эсминцев: шесть эсминцев изумрудного клана под командованием старого Эрнесто, и два эсминца «тигров» под командованием некого Санчеса?

— Именно так, — кивнул пленник. — Восемь эсминцев, на каждом по пятьсот роботов-ботов, и по сотне десантных — с пилотом и стрелком.

— И задача — захватить рудник, по возможности не повредив производство и коммуникации?

— Да. У вас нет шансов, полковник.

— Расскажи мне о распорядке в своей казарме, Клаус Бонд.

— Что? — дернулся парень.

— Расскажи мне о распорядке в своей казарме, — повторил полковник. — Во сколько подъем. Во сколько отбой. Какой гимн вы поете на построении. Кого награждали за последнее время, и как. Кого сажали в карцер, и за что.

— Зачем вам всё это? — изумился Клаус Бонд.

— Я военный, — объяснил полковник, — люблю армейские рассказы.

* * *

Сбор в кабинете полковник называл советом, хотя ни с кем не советовался, а лишь отдавал приказы. Пригласил он лишь бригадиров и почему-то Томаша. Все ждали чего-то судьбоносного, но распоряжения полковник раздавал самые будничные, словно ничего не происходило. Хозбригаде велел провести наконец в нижний ангар водопровод и канализацию. Кладовщику приказал выписать новые скатерти для столовой. Адаму, который считался художником, полковник вручил эскиз и велел раскрасить заднюю стену столовой, не жалея красок. А потом вдруг повернулся к Томашу и потребовал сдать нож. Томаш удивился, но сдал. Полковник деловито засунул нож в ящик стола, глянул на часы и неожиданно для всех прочел небольшую пламенную речь, в которой повторял общеизвестные истины — о свободе Метрополии, о подвигах отцов и дедов, о лжи и подлости Империи, о том, что победа всегда будет за Метрополией, потому что за нами правда. А еще о том, что жалкие имперские собаки достойны лишь унижений и насмешек. Что и будет им продемонстрировано через час, когда они выйдут на связь.

— Господин полковник, разрешите вопрос? — спросил Замир. — А если диверсант врет?

— Он не врет, — ответил полковник. — Всегда видно, когда человек врет, а когда нет.

Замир удивленно пошевелил бровями, но промолчал.

И действительно, через час в эфире появился запрос контакта и зазвучал Имперский гимн — самое мерзкое музыкальное произведение из всех, написанных человечеством.

— Вызываю базу «Велга-328"! — послышался в эфире голос имперского связиста. — Сейчас с вами будет говорить его превосходительство адмирал Эрнесто Марианус и его сиятельство ко-адмирал Санчес Диего Хуан Мигель Фернандес. Наш сеанс связи транслируется на всех кораблях эскадры!

«Вот это они зря, — подумал Томаш, — сейчас им полковник покажет!»

На экране появились три фигуры, но связь была неустойчивая, картинка пестрела квадратами и выражений лиц толком разглядеть было нельзя.

Полковник откинулся на спинку кресла и оглядел свой маленький штаб гордым взглядом.

— Вам отвечает комендант базы «Велга-328" бригадир-полковник Зоран Зоран Петра Грабовски, — произнес он в микрофон с той же торжественностью. — Мой заместитель файер-капитан Замир Пауль Ольга Юсупов. Я не расслышал, кто там у вас пристроился рядом со стариком Эрнесто?

— Его сиятельство ко-адмирал Санчес Диего Хуан Мигель Фернандес! — старательно повторил имперский связист.

— Хуан, да Мигель, да еще Фернандес? — Полковник удивленно хмыкнул. — Что, мальчик из проблемной семьи? — спросил он и вдруг захохотал.

Следом захохотал Замир, прыснул Томаш и загоготали остальные. Судя по тому, как побагровели лица на экране, имперцы тоже догадались, почему над ними смеются.

— Грабовски! — послышался властный голос. — Тебе осталось смеяться не так долго: к тебе движется эскадра. Если ты сдашь базу, ты и твои люди останутся в живых.

— Эрнесто, — возразил Грабовский, — ты меня хорошо знаешь, я никогда тебе не сдамся живым. И вы, трусливые имперские собаки, это прекрасно знаете, не зря же собрали такую эскадру. Но у меня есть чем тебе ответить и на этот раз, поверь, Эрнесто. У меня большой и преданный гарнизон, наша крепость выстроена глубоко в толще планеты, оснащена прекрасными орудиями и способна держать оборону годами. У нас огромная сеть ходов и карьеров по всей поверхности, а все роботы-рудокопы за десять минут переоборудуются бластерами и превращаются в боевых... Я не понимаю, на что ты надеешься, Эрнесто. Ты просто угробишь своих десантников, и вы подохнете в страхе и позоре, как сдох вчера ваш шпион Клаус.

— Грабовски, — Эрнесто повысил голос. — Клянусь, я выковыряю тебя из-под земли, и твоя голова...

— Ты старое бездарное ничтожество, Эрнесто, — перебил полковник. — И твои десантники — трусливые щенки, которые оставят в нашем песке свои жалкие кости. Это будет страшный бой, и никто из вас не уйдет живым, клянусь! Даю тебе свое слово — слово Зорана Грабовски! Больше не желаю с тобой разговаривать.

Полковник протянул руку и выключил передатчик.

— Цирк окончен, — сказал он. — А теперь за работу! Я дал распоряжения. Вопросы есть?

Замир помялся и покосился на Томаша.

— Говори вслух, — уловил полковник его движение. — Здесь чужих нет.

— Господин полковник, — Замир кашлянул. — Но ведь у нас нет никаких ходов, а наши рудокопы не переоборудуются...

— Да, — ответил полковник.

— У нас всего одна катодная пушка...

— Да, — ответил полковник.

— А энергии в аккумуляторе на один залп...

— Да, — повторил полковник.

Замир помолчал, а затем до него дошло: он вытянулся и щелкнул каблуками.

— Я готов умереть за Метрополию! — сказал он. — Слава свободной галактике!

— Отставить пораженческие настроения, — строго прервал полковник. — Я сказал: мы останемся живы и победим эскадру.

— Но как, господин полковник?! — крикнул Замир почти с отчаянием.

— Враг — близко, — ответил полковник. — Враг очень близко. Но мы об этом помним. А они — нет.

* * *

Теперь несущаяся эскадра была видна на всех локаторах. Эрнесто Марианус сделал простой, но безошибочный маневр — целый месяц он шел на «Велгу-328" строго от Денеба, поэтому до последних дней был не виден на локаторах. Но теперь эскадра выстраивалась полукольцом для десантной атаки.

— Господин полковник, я уверен — флагман вот! — Замир указал пальцем на крупную точку в центре. — Прикажете навести пушку? Если нам повезет...

— Флагман вот этот, — полковник рассеянно ткнул мизинцем в самый крайний крейсер. — Но стрелять мы не будем. Подготовьте связь, я буду с ними говорить.

— Они давно пытаются выйти на связь, — доложил связист.

— Очень хорошо, пусть пытаются, — кивнул полковник. — Я скажу, когда наступит время.

Следующие полчаса ничего не происходило, если не считать того, что эскадра захватила орбиту и перегруппировывалась для десантной атаки. Вскоре началась артподготовка. Даже здесь, на глубине трех километров, ощущался гул и толчки, а что творилось сейчас на поверхности — лучше и не знать.

Наконец, локатор вспух, словно на экран высыпали горсть риса — эскадра выпустила десантные боты, и они ринулись вниз.

Томаш представил себе имперских десантников: как они сейчас сжимают рычаги и несутся вниз — накачанные боевыми стимуляторами, готовые умереть за Империю.

— Небось орут гимн, — прошипел рядом Замир.

— Да, — сказал полковник. — Именно это они и делают. Накачались стимуляторами, орут гимн и готовятся умереть. И это правильно. Мы ждем еще двадцать секунд.

Эти двадцать секунд показались Томашу вечностью. Он вдруг понял, почему полковник позвал его в штаб, — это благодарность за поимку диверсанта, возможность курсанту провести последний день своей жизни в штабе, погибнуть в битве рядом с великим полковником... Что ж, он готов умереть за Метрополию, как и любой из восьмидесяти бойцов гарнизона. Семидесяти девяти... Томаш вспомнил Дайбо и крепко сжал челюсти.

— Связь! — негромко скомандовал полковник и придвинул к себе микрофон: — Вызывает база «Велга-328"! Говорит комендант базы Зоран Грабовски. Я желаю говорить с его сиятельством ко-адмиралом Санчесом Диего Хуаном Мигелем Фернандесом, — отчетливо проговорил он.

Наступил тишина, а затем раздался голос имперского связиста:

— Его превосходительство адмирал Эрнесто Марианус слушает вас.

— Мне не нужен старый дурак Эрнесто, я не желаю говорить с ним. У меня важное сообщение для предводителя клана «тигров», его сиятельства ко-адмирала Санчеса Диего Хуана Мигеля Фернандеса. У меня есть важная информация для его сиятельства. Потом будет поздно.

Наступила тишина.

— Не станут они в таком тоне говорить, — покачал головой Замир.

— Станут, — кратко ответил полковник.

— Я, Санчес Фернандес, слушаю! — раздался насмешливый голос. — Предлагаю полковнику Зорану Грабовски сдаться на милость Империи!

— Да, ваше сиятельство, — кротко ответил полковник. — Мы сдаемся на милость Империи.

Наступила недоуменная тишина.

— Что? — спросил Фернандес растерянно.

— Прекратите огонь, — попросил полковник, — я поднимусь на поверхность без оружия с белым флагом. Со мной выйдет ваш Клаус Бонд, живой и невредимый. Я сдаю крепость на милость его сиятельства ко-адмирала Санчеса Диего Хуана Мигеля Фернандеса при условии, что всем моим бойцам будет оставлена жизнь. Готово ли его сиятельство дать мне такое слово?

— Да... — растерянно ответил Фернандес. — Да, конечно. Даю слово!

Полковник выключил связь и откинулся в кресле. Затем выдвинул ящик стола, вынул нож Томаса и положил его на видное место.

— Оскар, подготовьте мой китель и кислородную маску, — приказал он. — Даниэль, откройте карцер и приведите Клауса, снимите с него наручники. Бегом! — рявкнул он.

Оскар и Даниэль бросились из штаба, в комнате остались только полковник, Томаш и Замир. Томаш недоуменно перевел взгляд на Замира — тот тоже стоял с отвисшей челюстью.

— Господин полковник, как прикажете это понимать? — глухо спросил Замир.

— Так и понимать, как сказано, — ответил полковник. — Я сдаю базу и выхожу.

Замир снова открыл рот и закрыл его.

— Но это... — начал он. — Это... Это измена?

— Это единственная выигрышная стратегия.

— Но...

— Замир, комендант базы — я, — напомнил полковник, не поворачивая головы. Он смотрел только в свой дисплей.

Томаш видел, как правая рука Замира дрогнула и медленно поползла вверх — к кобуре.

— Взять его! — взревел Замир, выхватывая бластер.

Томаш не сразу понял, что произошло. Только что старый седой полковник был в кресле, а Замир стоял над ним, держа бластер по-полицейски обеими руками, а теперь Замир лежал и стонал, полковник возвышался над ним, вывернув ему руку, а бластер, кувыркаясь, катился по полу в дальний угол.

— Томаш Новак, взять нож, — негромко приказал полковник. — Если он дернется — убить.

— С-с-слушаюсь... — заикаясь выдавил Томаш, хватая нож.

— Открой верхний ящик стола, — продолжал полковник, — там сверток.

Томаш выдвинул ящик и достал увесистый сверток.

— Теперь, Томаш, слушай меня внимательно, — начал полковник, — Тебя нет, и никогда не было. Я уничтожил твою метрику и все упоминания в архивах гарнизона. В пакете имперская форма, экранирующий костюм и пять ножей, выточенных по образцу твоего. Ты слушаешь меня?

Томаш поспешно кивнул.

— Ты залезешь в вентиляционную шахту над столовой и будешь наблюдать. Просто наблюдать. В экранирующем костюме тепловой сканер тебя не обнаружит. Чтобы не обнаружил энергетический сканер, у тебя не должно быть при себе никакой электроники, ни бластера, ни батареек, ни часов — ничего. Ты понял?

Томаш снова закивал.

— Ты будешь просто наблюдать. Когда поймешь, что можешь вылезти без боя и прокрасться сюда, в штаб, — сделай это. Но не торопись. На орбите они оставят один крейсер, остальные посадят на планету. Ты дашь по крейсеру залп. Боевая защита на нем будет выключена, поэтому залпа должно хватить. Тебе приходилось наводить катодную пушку?

— В одиночку — никак нет, — растерянно пробормотал Томаш. — Но в корпусе у нас были занятия на тренажере...

— Разберешься, — кивнул полковник, — автоматика подскажет. — Итак, это было твое первое задание. Задание номер два: вернуться из штаба живым, вскрыть дверь ангара и выпустить нас. Мы добьем остальных. Пленных не брать, зачищаем всех. Но если адмирал и ко-адмирал будут живы — я дарю тебе честь убить их своими руками. Вопросы есть?

Томаш застыл с открытым ртом.

— Господин полковник, но... я... я же не супермен!

— У тебя будет много помощников, — объяснил полковник. — Я не даю невыполнимых заданий. Затаись, наблюдай, а затем делай лишь то, что в твоих силах. Я в тебя верю, сынок, — добавил он и вдруг улыбнулся Томашу.

Зубы у полковника оказались чистые, ровные и белые.

* * *

Щель в потолочных пластинах была узкой, но отсюда просматривался весь огромный зал. Он был действительно огромен. Томаш слышал, что когда-то в дни расцвета базы, здесь проводились и собрания, и праздники, и военные банкеты, а затем тут хранилась техника. Перед тем, как сдать базу, полковник превратил зал снова в банкетный — пол сиял чистотой, стояли столики, накрытые скатертями. И от того было очень больно, что теперь здесь хозяйничают имперцы.

Сперва появились роботы и обшарили сканерами все помещение. Был у них даже химический сканер, и Томаш испугался, что его обнаружат по запаху человека. Но, видимо, сканер был настроен лишь на биологическое оружие и яды.

Затем роботы принялись таскать ящики для банкета. А вскоре появились люди. Имперцы вваливались в дверь толпами, распевая гимн Империи. Они рассаживались за столиками, продолжая орать. Имперцы орали свой гимн яростно, но чем яростней орали и чем резче были их движения, тем яснее становилось Томашу, как много у них нерастраченной энергии, и как слабо они удовлетворены сегодняшней атакой.

Да, их было много — очень много, наверно тысяча или две. Большинство десантников носило зеленые колпаки, но некоторые оказались в бурых повязках — их было меньше и они держались особняком. Томаш сперва не мог разобрать, кто они: судя по бластерам, вроде тоже десантники. Но может, технари? Потом пригляделся к повязкам и понял — «тигры». Конечно же, имперские «тигры».

На столике у входа лежала большая бобина двухцветной имперской ленты — синей с золотыми звездами, а рядом заботливо висели ножницы. Приказал это сделать полковник. Имперцы по очереди отрезали себе куски ленты и гордо повязывали на правое плечо. Это был их праздник.

Роботы заносили бесконечные ящики с закуской и выпивкой — явно из крейсеров, севших на равнине. На ящиках виднелись отвратительные имперские гербы. Роботы ставили ящики в угол, где их тут же потрошили десантники, устраивая импровизированные фуршеты. Один расшалившийся вертлявый парень повязал имперскую ленту на плечо роботу. Томаш мысленно поблагодарил его за это, потому что это давало хоть какую-то информацию. Например, можно было прикинуть число роботов, а главное — рассчитать, насколько близко сели корабли. Робот вышел с этой лентой, и довольно скоро зашел с новым ящиком. И снова вышел. Корабль был совсем рядом.

Когда он вошел в третий раз, его заметили. Высокий имперец, судя по нашивкам — капрал, догнал робота и выключил его. Робот замер с ящиком в руках. На плечевом поршне топорщилась имперская лента.

— Кто посмел сделать это? — громко спросил капрал.

Но его не расслышали в общем гуле. И тогда капрал вынул бластер, поставил огонь на минимум и дал залп в потолок. По вентиляционной шахте дохнуло раскаленной известкой, Томаш на миг зажмурился. Когда он открыл глаза снова, в зале царила гробовая тишина.

— Кто! Это! Сделал! — громко чеканил капрал, обводя зал налитыми кровью глазами. — Кто посмел повесить на робота геральдическую ленту Великой Империи? Ленту, которую имеют право надевать лишь бойцы Империи, верные слуги Императора? Ленту, за которую проливали кровь наши отцы, наши деды и прадеды?

Зал молчал.

— Сегодня, — бушевал капрал, яростно растягивая слова. — Мы пр-р-разнуем победу! Победу над вр-р-рагом Империи, собакой Грабовски! Мы захватили гадолиниевый рудник, который так необходим Империи сейчас! И эту нашу победу! — Голос капрала гремел. — Эту великую победу! Посмел оскорбить враг! И этот враг среди нас! Враг близко!

Капрал ткнул раструбом бластера вверх, казалось — прямо в сторону Томаша. Тот вздрогнул, хотя капрал явно имел в виду не его.

— Этот враг! — продолжал капрал, размахивая бластером во все стороны. — Хотел оскорбить Империю! Оскорбить доблесть! Оскорбить символ! Он надел ленту Империи — ленту победы — на робота! На тупого железного робота! С куцей памятью и грязными клешнями! Что он хотел сказать этим?! Что знаки нашей доблести — пустая игрушка, которую можно окунать в грязь, вешать на рабов, вытирать задницу?! Пусть эта грязная трусливая собака сделает шаг вперед и...

— Да ладно, тебе, Эфан, — послышался бас, и кто-то опустил руку на плечо капрала. — Когда ты успел надраться раньше времени?

— Что ты мне — ладно?! — взревел капрал, скидывая руку. — Что — ладно?! Это ты сделал?! Ты?!

— Остынь, Эфан, — загомонили со всех сторон. — Что ты завелся-то, в самом деле? Ну какой-то дурак повесил какую-то ленту...

— Не какую-то ленту! А ленту Империи! — надрывался Эфан, багровея. — И не просто дурак, а подлец! Подлец хуже врага! Пусть он выйдет! Пусть этот трус признается! — Эфан ударил кулаком в ладонь. — Сразимся один на один! Выходи!

Ряды расступились, и вперед пробился здоровенный парень в лихо скошенной зеленой треуголке. Он на ходу закатывал рукава комбинезона, обнажая могучие бицепсы.

— Ну, я это сделал! — рявкнул он.

Томаш знал, что это сделал не он.

Эфан поднял раструб бластера и лицо его исказилось.

— Ты сделал?! — зловеще повторил он. — Ты, Дельвиг?

— Брось пушку и ответь как мужчина, — пробасил верзила. — Ты хотел сразиться, Эфан? Или ты трус?

Но Эфан не спешил расставаться с бластером.

— Так это сделал ты... — он прищурился, поднимая бластер. — Так получи же, поганая собака...

Неизвестно, чем бы это кончилось, но дверь распахнулась и на пороге в сопровождении парней в тигровых повязках показалась высокопоставленная персона. На вид этому человеку казалось не больше сорока, был он одет в мундир имперского ко-адмирала, слегка напоминавший расшитый золотом халат, а один глаз его закрывала повязка тигровой расцветки. Войдя, он сразу оценил ситуацию.

— Отставить дебош! — холодно произнес он. — Всем сесть. Сюда идет его превосходительство адмирал Эрнесто Марианус.

— Да здравствует его превосходительство адмирал Эрнесто Марианус! — разом отчеканили сотни глоток.

Настала тишина, ко-адмирал кратко махнул ладонью и, словно по команде, тигровые повязки вытянулись и проорали:

— Славься его сиятельство ко-адмирал Санчес Диего Хуан Мигель Фернандес! Слава! Слава! Слава! Вечная слава! Слава! Слава! Вечная слава!

Их было гораздо меньше, но скандировали они из принципа дольше и яростней. Ко-адмирал гордо прошел по залу и сел у дальней стены — там, где когда-то была сцена, и теперь столики оказались на небольшом возвышении. Тут же все тигровые повязки перебрались к нему. Хоть их было втрое меньше, но выглядели они гордецами. Зеленые треуголки смотрели на них очень неодобрительно. Даже не на них — а куда-то выше, на стену. Но что там?

Томаш пошевелился, отполз чуть правее и снова приник к щели, скосив глаза — теперь ему целиком стал виден дальний конец зала и стена. На этой стене красовался огромный летящий тигр, растопыривший лапы в прыжке. Томаш мог поклясться, что еще вчера его здесь не было.

В этот момент в сопровождении свиты появился властный седой старик в мундире адмирала и небольшой короне с изумрудом.

— Да здравствует его превосходительство адмирал Эрнесто Марианус! — снова отчеканили глотки.

— Здравствуйте, орлы! — гаркнул старик с неожиданной для своего возраста силой. — Да здравствует победа!

Он поднял руку, улыбнулся тонкими губами, оглядывая ряды зеленых треуголок, но вдруг заметил летящего во всю стену тигра и ряды тигровых повязок на возвышении. И улыбка медленно сползла с его лица. Слегка растерянным казался и его адьютант — он держал в руке ящик с микрофоном и не знал теперь, куда его поставить. Вроде надо на возвышение, а оно занято.

Наконец Эрнесто Марианус соориентировался и принял верное решение — он гордо проследовал к тигровой стене и сел рядом с ко-адмиралом среди полосатых повязок. Его свита прошла за ним и расположилась у стены. Адьютант установил микрофон, и Эрнесто Марианус начал:

— Бойцы! Орлы! Мы одержали великую победу! Гадолиниевый рудник отныне принадлежит Империи! Наши потери составили — ноль! Наши враги обезоружены и заперты в нижнем ангаре! В страхе и мольбах они ожидают завтрашнего дня, когда мы явим им либо милость Империи, либо силу Империи!

— Убить!!! — заорали со всех сторон.

— Преступник Грабовски скован и заперт в карцере под охраной моих гвардейцев.

— Убить!!! — заорали со всех сторон. — Убить!!!

Адмирал улыбнулся краем рта и снова поднял ладонь.

— Мы празднуем нашу победу! — повторил он. — Слухи о нашей доблести летят так далеко, что теперь любой враг Империи предпочитает сдаться нам на милость, потому что...

— Не на вашу милость, господин Эрнесто, — тихо, но веско произнес кто-то из сидящих рядом с ним. Но слова долетели до микрофона.

Адмирал запнулся, и губы его побелели.

— Не на вашу, — повторил тот же голос, — А на милость его сиятельства ко-адмирала Санчеса Диего Хуана...

— Молчать, — рявкнул в микрофон адмирал Эрнесто, — когда выступает командир эскадры!

— Вы не мой командир, ваше превосходительство, — возразил голос. — Мой командир — был, есть и будет его сиятельство Санчес Диего...

— Не надо, — вальяжным жестом остановил его ко-адмирал Санчес. — Пускай Эрнесто скажет, что хотел...

Он вроде бы не произнес ничего оскорбительного, но сама вальяжность жеста выдала его с головой. По рядам зеленых треуголок прошел гул.

— Что значит «пускай»?! — заорал кто-то.

Зал зашумел, и вдруг вперед выскочил капрал Эфан со своим бластером.

— На колени! — орал он. — Проси извинений, мерзавец! Ты оскорбил адмирала Эрнесто!

— Да заберите уже бластер у этого зеленого козла! — заорал кто-то, но было поздно.

Эфан поднял раструб и дал залп поверх голов. На стене, там где была голова тигра, появилось раскаленное алое пятно. Оно вспыхнуло, словно по инерции прогреваясь изнутри, и медленно погасло, став черным. Тигр остался без головы.

— Подонки оскорбляют клан! — послышался истеричный голос, а затем раздались два залпа.

Обезглавленное тело Эфана безвольно обмякло.

А следом начался ад.

* * *

Полковник лежал в гробу как живой — только очень бледный, а седые волосы казались чуть опаленными. Томаш знал, что нижней части туловища нет — так его и нашли в карцере одного из звездолетов, лежащим в наручниках на краю двухметровой дыры, прожженной в полу до стальной решетки перекрытия. Кто из имперцев ворвался в карцер и отвел душу, разрядив бластер в полковника — сейчас уже не знал никто, а допросить было некого.

Роботы-рудокопы привычно ковыряли оранжевый грунт. Они делали это легко и бездумно — так же копали они руду десятилетиями, так же вчера вырыли котлован, куда свалили две тысячи имперских тел.

Гарнизон стоял в молчании — все семьдесят восемь человек. Тихо сипели кислородные мундшутки. Наконец гроб опустили в яму. Комендант базы файер-капитан Замир Пауль Ольга Юсупов первым снял с головы капюшон и поднял раструб бластера вверх — в темное аргоновое небо.

— Бойцы! — начал он глухо. — Братья! Сегодня мы прощаемся с тем, кто был для нас дороже отца и матери! С тем, кому мы верили, как самому себе! С тем, чья мудрость и военный опыт не знали границ! С тем, кто во всех ситуациях точно знал, что делать, и когда встал выбор, без колебаний отдал свою жизнь за всех нас! За нашу горькую победу! — Замир умолк, сделал вдох из кислородника и яростно продолжил: — Боль! Боль и горечь переполняют наши сердца! И нету для этой боли выхода, и не с кем поделиться своей болью, потому что она — одна на всех! Жизнь и подвиг Зорана Зорана Петра Грабовски навсегда останется в наших сердцах, пока мы живы! Мы вечно будем помнить все уроки, что он завещал нам! Пока бьются наши сердца! Пока враг близко!

Замир качнул бластером и дал залп в небо, а рядом вскинул бластер Оскар. Два световых столба блеснули крест-наскрест в холодном аргоне и растаяли в вышине.

Полагалось выстрелить каждому, но на базе не осталось заряженных батарей, а еще предстояла кремация. Замир и Оскар передали бластеры двум роботам, те встали по краям ямы и принялись заливать огнем гроб. Два других робота принялись устанавливать здоровенную надгробную плиту из гадолиния с выгравированной надписью.

— Бедный полковник, — произнес кто-то тихо-тихо, — он так надеялся разделить эту победу с нами...

— В каком смысле? — повернулся Замир.

— Я говорю, — пояснил Оскар, — что он не собирался умирать. Он был гениальный тактик, и чувствовал психологию врага лучше, чем сам враг. Он провернул дьявольски хитрый план, но сам попал под горячую руку, когда имперское зверье устроило бойню...

Замир прищурился и смерил Оскара взглядом.

— Оскар Шимон Бояна Вельд! — отчеканил он. — Уж не хочешь ли ты сказать, будто полковник не совершил свой подвиг? Что полковник не отдал свою жизнь за всех нас? Будто он погиб по ошибке?

— Я не о том, — качнул головой Оскар. — Я просто говорю, что полковник хотел жить. Но судьба так повернулась, всего ж не учтешь...

— Оскар Шимон Бояна Вельд! — отчеканил Замир яростно. — Сегодня, в день нашей победы, стоя у гроба полковника, ты посмел усомниться в его героизме и заявить, будто он чего-то не учел? — Замир сжал челюсти. — А ну, повтори это при всех боевых товарищах!

Томаш вдруг почувствовал, как кровь прилила к его лицу, и неожиданно шагнул вперед.

— Послушай, Замир, прекрати, а? — произнес он. — А то я ведь тоже расскажу при боевых товарищах, как кто-то усомнился в мудрости полковника настолько, что пришлось ему выкручивать руки...

Замир вспыхнул, и его лицо пошло багровыми пятнами.

— Томаш Мирослав Тереза Новак! — рявкнул он. — Как ты смеешь хамить коменданту?!

— А ты мне не комендант! — выпалил Томаш, отступая на шаг. — Мне полковник комендант! А ты для меня трус и изменник!

— Отставить! — вскинулся Оскар, вставая между ними. — Да вы что, парни? В день победы, в день похорон, у гроба?

— Нет, повтори, что ты сказал? — яростно рявкнул Замир, и вдруг проворно шагнул к роботу и отобрал у него бластер. — А ну повтори?

Томаш смерил его взглядом, а затем уставился прямо в глаза.

— Ты что ж, никак стрелять в меня собрался из бластера? — медленно проговорил он, чувствуя, как левая рука уже сама тянется за отворот комбинезона. — Может ты забыл, что если бы не я, не было бы победы? Ну давай, подними свой бластер!

Зашумели все. У ямы остался лишь второй робот, который продолжал невозмутимо поливать огнем тело полковника. Луч бластера был совсем слабеньким, но и гроб, и мундир уже давно истлели, а вот кожа почему-то никак не сгорала. Наконец, лицо полковника перечеркнула извилистая трещина, лопнула и разошлась в стороны силиконовыми ломтями, и под ними на миг открылась бурая морда из плотно подогнанных хитиновых пластин, напоминавшая то ли саранчу, то ли ящерицу. Но вскоре под лучом бластера рассыпалась в пепел и она.

2009-2011

Примечание: работа над рассказом началась в 2009, закончена в 2011 году. Данный вариант на сайте автора lleo.me является основным и окончательным. Сокращенная черновая версия под названием «Адреналин Его Превосходительства» была опубликована в журнале «Фантастика и детективы» №11, 2013 по ошибке: видимо, взята из старых черновиков на конкурсе «Грелка» 2009 года.

 


© Леонид Каганов    [email protected]    сайт автора http://lleo.me     посещений 530