ЕЖУ НЕ ПОНЯТНО

Театральные байки, том 2
16 мая 2000

Сегодня мы снова поговорим о театре. Я уже рассказывал о своем первом сценическом дебюте, сегодня расскажу о втором и последнем. До выпускных школьных капустников мне досидеть не удалось - за плохое поведение я был решительно выставлен из школы после 8 класса и, ничуть тому не печалясь, отправился в техникум Автоматики и телемеханики.
В техникуме на базе профкома у нас вдруг завелась некая немолодая актриса, комплекцией и зычным голосом напоминавшая Монсеррат Кабалье. Была она крайне энергичной и манерной дамой, тут же открыла в техникуме театральную студию и взялась за постановку самого экстремального и авангардного сценария, который только можно было найти в тот год - свежеопубликованной "Сказки про Федота-стрельца" Леонида Филатова. Я с радостью подписался на это дело и тут же получил роль - вместе с одногруппником Колей Мулюкиным мы играли Тита Кузьмича и Фрола Фомича. Кто не помнит - эти два молодца несли функции Золотой рыбки и Джинна - появлялись в эпизодах, выслушивали приказания, по команде "коли поняли приказ - выполняйте сей же час" кланялись, и со словами "не извольте сумлеваться, чай оно не в первый раз" исчезали. Мы с Мулюкиным легко выучили текст и без проблем справлялись с ролью.
Наконец состоялась и даже прошла на "ура" премьера спектакля в техникуме. Обрадовавшись, мы сыграли спектакль еще пару раз, но среди обитателей техникума не нашлось желающих смотреть наш шедевр повторно, тем более что в одном из кабинетов первого этажа к тому времени был полуофициально установлен видак с телевизором, на стенде у расписания ежедневно вывешивалась новая афиша, и за рубль каждый желающий мог после уроков приобщиться к невиданным доселе чудесам Голливуда. Естественно наш Федот не выдерживал никакой конкуренции с "Нинзями-вампирами-2", тем более что половина актеров и сама была не прочь сбежать с репетиции чтобы позырить на оторваные бошки. Наша режиссерша поначалу загрустила, но поскольку была очень энергичной, вскоре договорилась о настоящем выездном представлении - недалеко от техникума, на той же Каширке стояла громадная больница Онкологического центра.
Нас сняли с занятий (к великой зависти одногруппников) и повезли в гастрольное турне. Зал больницы Онкоцентра был огромен. Ну, положим, деревянный постамент докладчика мы сразу унесли за кулисы, но за ним у второго дальнего занавеса стояла двухметровая голова Ленина. Сдвинуть ее не было никакой возможности, а натянуть на нее половинки занавеса тоже не удавалось - могучий лоб выпирал далеко вперед. Поэтому половинками занавеса прикрыли сколько было возможно, а все, что вылезало, задрапировали найденной в подсобке шторой, закрепив всю конструкцию булавками. Провели генеральный прогон и настал час спектакля.
Могучий зал был заполнен наполовину и белел в полумраке - пациентов почему-то не было, на спектакль собрали только медицинский персонал, сотни полторы медсестричек в белых халатах. Представление началось. Мы с Мулюкиным исправно отработали два выхода, внезапно появляясь из-за драпированного Ленина как из-под земли. А вот в третий раз вышла заминка - мы запутались в занавесе. "Не печалься и не хнычь! - пафосно сообщила мужу федотова женушка, - Стоит только кинуть клич! Ну-ка станьте предо мною Тит Кузьмич и Фрол Фомич!" Ответом ей был лишь судорожный шорох материи и тихая брань. Женушка оглянулась на режиссершу, которая смотрела на спектакль из дальнего угла кулис - та гримасничала и что-то показывала руками. Женушка повернулась обратно и повторила еще более требовательно: "Ну-ка станьте предо мною Тит Кузьмич и Фрол Фомич!", топнув ногой для убедительности. Мы с Колей рванулись изо всех сил, булавки треснули, сорвавшаяся штора накрыла нас с головой, а занавес, колыхаясь, подался в стороны, открывая залу двухметровую голову вождя. Возникла немая сцена, но зал никак не реагировал - медсестрички сосредоточенно переписывали тетрадки. Мы с Колей быстро выпутались из шторы и спектакль благополучно возобновился пред ликом Ильича. Медсестрички и далее никак не реагировали.
Засмеялись они и захлопали только один раз - когда Баба Яга сказала: "Все и колет и болит и в груди огнем палит - я вообще подозреваю у себя энцефалит"...
Больше мы спектакль не играли и моя театральная карьера на этом закончилась.


автор - Леонид.Каганов



этот материал был написан для авторской колонки "Ежу не понятно", бывшей когда-то на WWW.ESTART.RU

© Леонид Каганов    [email protected]    авторский сайт http://lleo.me     
хостинг lleo.me предоставляет компания "Зенон Н.С.П."
cайт является участником проекта www.hobby.ru