© Леонид Каганов

х\ф "Государственная граница"
эссе

Я не могу. Это я не могу. Извините, если кое-где будет матом. Я совсем не для этого приехал к родителям смотреть телевизор - я приехал чтобы смотреть СТС, канадский мультик "Роки и Бульвинкль", дабы написать рецензию. Но после мультика случайно переключил канал и нарвался на суперфильм, который меня потряс до глубины души, и, скорее всего, будет трясти всю оставшуюся жизнь.
Тут надо сказать, что я отнюдь не зюгановец и не коммунист. Но старые советские фильмы обожаю. Причем не только эпохальные шедевры "12 мгновений", но например 9 мая почти весь день просидел у телевизора - до чего же хорошие фильмы, простые и искренние! "Летят журавли!", "Пенза мстит" и другие. Но не суть. То что я видел сегодня... Как выяснилось позже, фильм имел свежее и оригинальное название "Государственная граница". И это была седьмая серия - уж не знаю сколько их там.
Впрочем, по порядку. Смотрел я не с начала, но сразу стало ясно, что действие происходит у моря в погранзоне. Этому впечатлению способствовал дремучий мужик в бомжатском наряде с черным от грязи лицом, который на живописнейшем морском берегу уговаривал статную и относительно прилично одетую гражданку уехать с ним за море на моторке. При этом мужик махал заскорузлой рукой в сторону горизонта и говорил что ТАМ он очень богат. Гражданочка же стояла с очень прямой осанкой, гордо смотрела вдаль и на происки врага не поддавалась. Так они и стояли на берегу - гордая гражданка и старый хрен, который в отцы ей годился. Кстати в своих аргументах искуситель как раз особо и упирал на тот факт, что является гражданке родным отцом. Но гражданка это тоже воспринимала без особой радости, и, наоборот, желала уйти. Но тут старый хрен пустил в ход последний аргумент - какой? Больно схватил ее за руку! Ну и здесь конечно ей пришлось согласиться. Не сошлись они лишь по одному пункту - отец горел желанием немедленно порешить гражданкиного ухажера, который пока в кадре отсутствовал. Ну а гражданка относилась к этой идее довольно прохладно и неодобрительно.
Сцена вторая. Выплывает лебедушкой гражданка из ельника да на лесную полянку - на лице траур. По левую руку движется старый хрыч, по правую - еще один старый хрыч, такого же бомжатского вида и такой же мутный. Навстречу им из ельничка выходит молодой парень с суровым, но добрым лицом, отчасти напоминающим валенок.
- Ну что? Пойдем? - спрашивает бойфренд и берет гражданку за плечи.
- Иди, Павел, я останусь... - отвечает гражданка таким голосом, будто минуту назад весь советский народ понес тяжелую утрату.
- Что с тобой? - догадывается Павел.
- Ничего, ничего, - успокаивает гражданка ледяным тоном, косясь на сопровождающих мужичков.
- А как же... - лицо Павла вдруг озаряется изнутри неземным светом, - А как же - уха?! Пойдем есть уху!!
А отцы-бомжи стоят тут же и все смотрят и смотрят исподлобья.
- Иди давай, Павел. - отвечает гражданка, из последних сил сдерживая слезы.
- А, ну ладно, как знаешь. - и Павел спокойно уходит в окрестный ельник.
Отец-искуситель делает зверское лицо, цедит сквозь щетину:
- Я щас приду... - и направляется следом.
- Не тронь его! Ты обещал! - патетически декламирует гражданка.
- Не-не, нефиг, ща приду... - упорствует злыдень.
Тут из ельника появляется снова Павел:
- Нет! Я не уйду, пока не разберусь! - и, не договорив, бьет отца-искусителя ногой по руке - к этому моменту тот уже держит пистолет.
Пистолет улетает в траву, и пока парень дерется с бомжами, дамочка его подбирает и изучает. А затем стреляет в воздух и жутко сама пугается. Пистолет у нее тут же отбирают и драка продолжается. В итоге бомжики совершенно забороли лося-парня и сцена кончается плохо - стоит помятый бойфренд, а перед ним бомжики и оба целятся в него из своих пистолетов. Целятся достаточно долго, чтобы гражданка подбежала и заслонила собой Павла, картинно декламируя: "Стреляйте!"
Немая сцена длится минут так несколько, затем у режиссера не выдерживают нервы, и из ельника напротив выходит нехуевый такой отряд советских пограничников. И у каждого на поводке овчарка с лицом немецкой национальности. И все они эдакой неторопливой советской рысцой устремляется к скульптурной группе на полянке, тем более что это совсем близко. Рожи у пограничников - это отдельная песня. Наверно, их специально подбирали, потому что рожи очень рельефные, совершенно ассиметричные, с каждой стороны во все стороны развестисто торчат скулы, надбровные дуги, желваки, височные хрящи и уж не знаю что, но все это бугрится, лоснится и сверкает на солнце из-под фуражек. Бомжи долго зыркают на это чудо, не веря своим глазам, а затем драпают в ельник. В итоге погранцы одного ловят, но сам отец ненавязчиво ховается в лопухах. Из чего становится понятно, что это очень матерый враг, раз отряд пограничников с собаками не может его поймать в ельничке.
Сцена три. Штаб. В штабе русский, прибалт и грузин - кажется все генералы. Или прапорщики. В общем, важные командиры. И все они обсуждают какого-то шпиона с прибалтийской или финской фамилией, при этом становится понятно, что речь идет об отце-бомжике. Кроме корректно и по уставу сформулированной хулы в его адрес, военноначальники обсуждают некий актуальный вопрос. А именно, всем им очевидно, на берег готовится высадиться враг. Десантом. И они ломают голову - куда же конкретно этот враг высадится? Потому что вокруг море и вариантов тоже море. И тут встает блондинистый генерал (по-моему крашенный) и говорит: "Я - знаю! Вот сюда!" и тычет в точку на карте. Тут же грузин и прибалт начинают кричать: "О, да! Конечно именно сюда!" - и заседание закрывается. Еще пара звонков на места - и вопрос решен.
Сцена четыре - ждут неприятеля в установленной точке. Неприятель должен появиться с моря в количестве человек наверно пятьдесят и высадиться желает на советской земле. Нахер эта в высшей мере беспонтовая проделка понадобилась неприятелю - не уточняется. Наверно этого требует врожденное коварство. В общем, все воинство смотрит в зрительные трубы на море и ждет. Изредка кинооператор развлекает зрителя долгим показом круглого экрана радара - здесь и далее.
И вот наконец плывет с моря неприятель - военный катерок, а рядом с полджины надувных лодок с импровизированной пехотой. Но вот ведь гад - плывет враг не там, где его решили ждать советские пограничники, а на три мили левее. И этим конечно портит все планы штабу. Поэтому на берегу спешно идет передислокация.
А тем временем оставшийся на воле отец-искуситель-шпион-диверсант занят - чем? Он лезет в одно из служебных зданий пограничного гарнизона, находит там в кабинете здоровенный шкаф-часы, выковыривает стеклышко у циферблата и, тяжело дыша и воровато озираясь, устанавливает взамен него свое круглое стеклышко. Смысла этой акции я, хоть убейте, не понял. Никаких иных предметов он оттуда не вынимал и не закладывал. Если даже в стекло был встроен прозрачный радиопередатчик или бомба, то далее в фильме это никак не отражено. Единственное объяснение - вражье стекло обладало немалой кривизной и по задумке должно было превратно отражать действительнось, особенно что касалось положения стрелок на циферблате. Возможно это и было целью всей диверсии. В общем, после установки нового стеклышка, отца благополучно хватают вбежавшие в кабинет военные парни, вяжут и уводят вдаль с песнями и поджопниками. И отныне этот герой своим появлением зрителя не тревожит.
А вражий десант все движется к берегу. Наконец надувные лодки причаливают, и между врагами и нашими пограничниками происходит драка. Причем у наших приказ "не стрелять". С обоюдными жертвами наши побеждают.
Но на море остается вражий катер, навстречу которому выходит катер советский. А вражий от него драпает, видя, что десант повязали.
Очередная сцена: наш катер садится вражьему на хвост - метров двадцать остается. И начинает производить всякую ерунду типа пускать красные ракеты и кричать "остановитесь". На что вражий катер открывает нехилую такую пальбу из своих пушек. И вот стоит на мостике наш капитан и смотрит в бинокль. А катерок-то, надо сказать, махонький. А вокруг взрывы, море бурлит, и в судне уже дырка, и палуба, кстати, уже конкретно дымится черным дымом. Но капитан - ноль эмоций, только желваки по лицу ходят. И тут подходит матрос и медленным отчетливым речетативом начинает:
- То-ва-рищь ка-пи-тан треть-е-го ран-га! Раз-ре-ши-те до-ло-жить: суд-но не-при-я-те-ля ве-дет при-цель-ный огонь!
Пока я сползаю с кресла, капитан пару секунд обдумывает эту неожиданную новость, а затем командует:
- Огонь на поражение из всех орудий!
Тут - бах! - бух! - и вмиг вражий катер расхуячивают. Остаются лишь два врага, которые садятся в моторную лодку и драпают дальше. Капитан смотрит на них в бинокль, затем подзывает представителя личного состава и торжественно дает команду "задержать нарушителя". И в моторку грузятся сей человек и знакомый нам уже Павел, хахаль той честной гражданки, у которой было вышеописанное недопонимание с отцом.
И вот они едут по морю - враги впереди, а наши сзади. Бравый воин хмуро рулит моторкой, а справа на скамейке сидит Павел и тоже хмурится. Нагоняют вражью моторку быстро и чуть ли не тыкаются ей в корму. А воин все рулит и смотрит вперед как шофер-дальнобойщик. А Павел медленно встает с пистолетом в руке и грамотно по уставу делает предложение, что неплохо бы остановиться. На что бандиты стреляют в него и попадают ему в грудь, потому что стрельба уже почти в упор. А рулевой все рулит и смотрит вперед. Павел, удивленно вскинув брови, медленно садится обратно на сиденье, откуда только что вставал. Тут к нему поворачивает голову рулевой и удивленно произносит:
- Павел? Ты что? Что с тобой?
Павел помалкивает. Тогда до рулевого начинает доходить, что дело нечисто. Он встает и хуячит по бандитам из своего пистолета со всей дури. И бандиты вместе с лодкой взрываются. Причем взрываются два раза - первый раз зрителю демонстрируется взрыв на лодке в районе мотора, и сразу второй раз - взрыв в волнах на пустом месте, лодки нет. Видимо, лишней лодки не нашлось, поэтому сняли оба варианта, чтобы посмотреть, какой лучше, а затем оба и оставили - не пропадать же добру.
В общем Павла сгружают на палубу основного, хоть и малость покореженного, катера - а он еще живой. И дырку в груди ему с понтом дела обматывают бинтиком вокруг туловища.
И последняя сцена - стоит на причале уже знакомая нам проблемная гражданка шпионовна, а к причалу подходит помятый катер. На берег выходит строгий воин, подходит к гражданке, потупив взор, некоторое время молчит, а затем объявляет замогильным голосом следующее:
- Повел сегодня на свидание не придет...
С какого хуя Павел назначал даме свидание на причале после боя - неясно. Но дело не в этом. Как реагирует гражданка? Она дружелюбно улыбается во всю пасть, широко раскрывает глаза и спрашивает:
- А почему не придет? - и ресницами - хлоп, хлоп.
Если кто не понял - повторяю ситуацию. Военный приморский поселок, ждали отряд диверсантов, все подняты по тревоге, весь день бои и выстрелы. Милый-ненаглядный служит на военном катере и с утра забуряется в море и там хуячит врагов полдня всеми пушками так что берега трясутся. После чего корабль весь поебанный возвращается к родному причалу, оттуда сходит боевой товарищ и сообщает что Павел не придет. Хрена! Не на ту напал! Гражданка улыбается еще шире и повторяет:
- А что такое? Почему же Павел не придет?
Вояка собирается с духом, набирает полную грудь воздуха и рявкает:
- Павел будет жить!!!

Занавес. То есть титры. Из которых выясняется что это седьмая серия, а самые глубокие благодарности адресуются караснознаменной прибалтийской погранчасти КГБ за помощь в съемках. Милые мои, друзья товарищи, дамы и господа! Нет слов. Я плакал.


Леонид Каганов
28 мая 1999, Москва

© Леонид Каганов    [email protected]    авторский сайт http://lleo.me
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П.".
Сайт является участником проекта www.hobby.ru