© автор — Леонид Каганов, 2003

© художник — Олег Окунев

ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ

— Ну, слава богу! А то я уж думал, все закрыто на этой захудалой планетке. Так. Чего у нас есть? Ух ты! Ага... Ага... Почем метеоритные отражатели? Впрочем, не важно, бог с ними, с отражателями. С какой радости еще и на отражатели тратиться, верно? Мой старый еще десять лет проработает. Я ж, собственно, не за этим. Мне-то нужен фильтр для ракетного сопла. Чего-то я не вижу фильтров... Эй, командир! Молодой человек! Эй! Фильтр для фотонного сопла, четверка, есть?

— Тридцать пять.

— Где? Ага. Вижу, вот он, в упаковке... Упаковка какая-то мятая... Он хоть новый? Дай поглядеть. Угу, новый. Болтики магнитные даже прилагаются. Это хорошо. А то, знаешь, повадились без болтиков продавать. И чего? Старыми крепить? Себе дороже там копаться — под соплом пыль звездная, еще Бог знает какую радиацию или инфекцию подхватишь. Так, значит, тридцать пять, говоришь?

— Тридцать пять.

— Не, командир. Дороговато! Тридцать пять — не разговор. А если, скажем, за пятнадцать?

— Тридцать пять.

— Шестнадцать?

— Тридцать пять.

— Восемнадцать?

— Тридцать пять.

— А если я пару возьму? Скидочку оптовую сделаешь?

— Тридцать пять.

— Хорошо! Двадцать!

— Тридцать пять.

— Командир! За тридцать пять я лучше в супермаркете куплю, а не с лотка возле занюханного космопорта на краю вселеной. Где гарантия? Ты завтра ларек свернул и улетел, а если что-то случилось, где я тебя искать буду? Так что больше двадцатки, сам понимаешь...

— Тридцать пять.

— Да я все равно у тебя за двадцать куплю! Я человек слова! Сказал — значит куплю! Ты только зря свое время теряешь — со мной торговаться! Вот увидишь! Двадцать!

— Тридцать пять.

— На что спорим, куплю за двадцать?

— Тридцать пять.

— Мужик, ты знаешь, ты это! Ты это! Не зарывайся! Я тебе покажу место, где они по пятнадцать оптом лежат. Хочешь? Полетели! Полетели прямо сейчас! Под Сатурном оптовая база. По пятнадцать лежат трех фирм, выбирай какой хочешь! Так что двадцать, и договорились. Договорились?

— Тридцать пять.

— Слушай, парень, ты меня не зли, понял? Понял? Ты здесь стоишь небось с пятницы, как станция техобслуживания закрылась, да? Ларек развернул, выставил свой мусор, народу никого. Ты оглянись, оглянись! Ни души! В понедельник станция откроется, и кто у тебя что-нибудь купит? А тем более фильтр за тридцать пять? Когда он на станции полтинник — с установкой! Если ты мне его не отдашь за двадцать, ты его вообще уже никогда никому не продашь! Ты все понял? Двадцать?

— Тридцать пять.

— Да нет у меня тридцати пяти, нету! Ну нету, хоть режь! Клянусь чем хочешь! Детьми клянусь! Матерью клянусь! Были бы — отдал бы. На, обыщи скафандр! Обыщи! Нету! Есть только двадцать. Ну, может, двадцать два наберется мелочью...

— Тридцать пять.

— Йоп... Послушай, ты, лысый упырь! Ты бы не хамил, да? Ты не знаешь, с кем дело имеешь! Я когда-то правительство возил, у меня связи остались. Я б вообще с тобой не разговаривал, если б у меня фильтр не разлетелся на полпути, и так еле дотянул до этой планетки. А ты пользуешься этим, да? Я что, по-твоему, больной — покупать фильтр с рук за тридцать пять? Если я за каждый полетевший фильтр буду так переплачивать, я до Скорпиона вообще не долечу... Хорошо! Только для тебя — двадцать три!

— Тридцать пять.

— Слушай, ты тупой? Ты чего уперся как баран? Ты слова вообще понимаешь? Сказано тебе было русским языком раз и навсегда: двадцать четыре!

— Тридцать пять.

— Не, ну вы видели?! Вы посмотрите на него! Органика! Человек-навоз! Чего ты жадный такой? Чего ты со мной торгуешься? Чего время тянешь? Я ж все равно от тебя не отстану. Я вон яхту припарковал — и могу хоть сто лет тут стоять! Мне спешить некуда! Пока не продашь за двадцать четыре.

— Тридцать пять.

— Ладно. Все. Уговорил. Двадцать пять! Все!

— Тридцать пять.

— Брат! Братишка! Ну ты обидеть хочешь? Посмотри, я ж тебе в отцы гожусь! Ты бы своему родному папе скидку сделал? Четвертак?

— Тридцать пять.

— Знаешь что? За тридцать пять засунь его себе в задницу! Я из принципа ничего у тебя брать не буду! Понял? Тьфу на тебя, и ухожу! С уродом разговаривать еще... Я ушел уже! Больно надо, понимаешь... Все! Иду! Видишь? Ухожу. Удаляюсь. Ушел уже. Видишь, видишь? А все из-за твоей жадности... Такого покупателя теряешь! Такого покупателя! Поздравляю. Я ушел!.. Ну? Ну и чего? Не передумал? Четвертак?

— Тридцать пять.

— Земляк! Ты же с Земли, да? Я вижу, что с Земли. По лицу вижу. Я в лицах — ого разбираюсь! Я сам с Земли. Хотя родился на Луне — у меня отец пилот, служил в Тихо. Но на Луне я только первый год жил, а так на Земле рос. Брат! Все люди братья в космосе, все должны помогать друг другу. Завтра у тебя лопнет фильтр — я тебе продам со скидкой. А сегодня ты мне? Верно? Или вот медикаменты тебе нужны? У меня трюм набит полиоксидонием. Не нужен? Хочешь — ты мне за четвертак фильтр, а я тебе полиоксидоний по триста шестьдесят. Даже по триста пятьдесят семь! Если много возьмешь. Ну? Ну давай так — за полтинник два фильтра? Как раз по четвертаку — нормально. И тебе, и мне, чтоб никому не в обиду. Ага?

— Тридцать пять.

— Земляк, ну войди в положение, помоги! Очень нужно! Ты посмотри на меня — думаешь, у меня много денег? Ты не смотри, что у меня яхта своя, — я ее в рассрочку купил, еще и половины не выплатил. Думаешь, я бизнесмен? Фиг! Я связист по образованию, когда-то училище окончил. А поработал связистом всего-то ничего, когда заваруха эта началась и всех в армию призвали. Ты в армии-то сам служил? Навряд ли — молодой, я гляжу. А наше поколение — всех под бластер забрили в сорок восьмом! Я знаешь где служил? На крейсере «Том Тыквер». Правда, слава тебе, Господи, десантных атак не было ни одной, ни разу нас в горячих планетах не выкидывали, повезло. А время знаешь какое было? Отделение колоний от Земли, борьба за независимость, читал? Повстанцев-подонков шныряло — сотни! У них яхты маневренные, и на каждой лазерка гигаваттная, а то и две. Раньше ведь пушки кому попало продавали, противометеоритные считались, да. И вот крейсер полгода патрулирует орбиту, а ты не знаешь, может, сейчас повстанец выскочит, пальнет — и все! Собирай кости по орбите. А демобилизовался на гражданку — туда, сюда, там поработал, здесь... Много, знаешь, всякого... А теперь вот чем заниматься приходится — медикаменты вожу. На Земле купил — на Скорпионе продал. Разница — клянусь — ноль! В карман ничего не попадает. Это даже не бизнес, это, считай, себе в убыток. А ведь у меня семья! У тебя есть семья? У меня есть, да! Жена и двое сыновей взрослых! У тебя есть дети? А у меня у старшего уже внучка есть. То есть, тьфу, совсем ты меня запутал. Это у меня внучка — старшего дочка, Эльза. А я ее не вижу! Потому что мотаюсь на яхте от Земли до Скорпиона дважды в месяц. А тут еще фильтры полетели. Ладно, брат, давай — двадцать шесть, и разбежались?

— Тридцать пять.

— Твою мать... Не, ну вы видели?! А? С тобой как с человеком, а ты? Ну ты гнида, ну подонок! Органика! Я все равно у тебя куплю за двадцать семь, спорим?

— Тридцать пять.

— Торгаш! Я торгашей вообще ненавидел с детства! Это люди, которые сами ничего не производят, а наживаются на чужом труде! У нас на крейсере был один такой, сигаретами спекулировал. Сам не курил, а довольствие получал как положено. И еще в портах затоваривался, а потом, как курево кончается, он пачку по сотне толкал. Это своим-то! Так у нас ребята с ним знаешь чего сделали? Связали и в двигательный отсек на ночь кинули, на амортизаторы! А к утру вынули. Знаешь какой хороший был? Синий, трясется, зрачки не фокусируются. Еще месяц потом отходил в медсанчасти. А правильно! Потому что нормальные люди на своих не наживаются! Двадцать восемь?

— Тридцать пять.

— Да? И ты думаешь, я перед тобой унижаться буду? Думаешь, я просить тебя буду? Уламывать тебя? А вот такой кукиш — не видал, нет? Кукиш землянина! У-у-у, ссссука! Из-за таких, как ты, и развалили Империю! Скотина колониальная! Кровь нашу пьете земную! Как за лекарствами или гидропластиком — так сразу к нам, помоги Земля-матушка, да? А как продать копеечный фильтр, который чукчи на Сатурне выпилили хрен знает из чего, — так это мы цену ломим, да? Был бы я президентом — я б ваши автономии вообще отключил! От всего! Чтоб вам ни плазмы, ни экстранета — ничего! Независимые? Нате! Кукуйте! Вот такой вам кукиш, а не экстранет! Я даже почту бы отключил электронную! Ладно, уговорил, двадцать девять. Просто чтоб не разговаривать больше с таким уродом...

— Тридцать пять.

— Брат! Ну ты ж человек, ну прошу тебя по-человечески! У меня амортизаторы сточенные, у меня на топливо уходит больше, чем прибыль от этого полиоксидония! У меня на камбузе разгерметизация, подкачивать приходится каждый час, а это вообще аварийная ситуация, если остановят и проверят — права отберут! Ну так сам подумай, если я буду за каждый фильтр переплачивать, кто семью кормить будет, ты, что ли? А у меня жена! И еще подруга на Сириусе! Сама не замужем, проводница на местных линиях. Баба — во! Огонь! Хоть и не девочка уже! Фигура — сам понимаешь, проводница. Тридцатка — и разбежались!

— Тридцать пять.

— Слушай, мужик, у тебя с головой вообще — как? Ты не контуженный, часом? Чего тебе эта пятерка даст? Чего ты со мной торгуешься? Ты сам подумай, башкой своей квадратной! Пять кредитных единиц! Пять! Внимание! Это две буханки хлеба! Ну, тебе самому не стыдно, а? Тридцатка!

— Тридцать пять.

— Твою мать... Хотел бы я посмотреть на твою мать! Кто тебя так воспитал! И на отца твоего посмотреть, у кого ты такой уродился! Может ты мутант, а? Лысый? От радиации небось мутировал? Или мозги у тебя раскисли, стоять целые дни за прилавком в такой разреженной атмосфере? Отдай за тридцатку и иди домой себе, хоть отдохнешь. Считай, план сделал на сегодня. Тридцатка, ага?

— Тридцать пять.

— Слушай, брат, у меня уже кислород в скафандре кончается, с тобой тут беседы беседовать! Посмотри на рукав, на указатель — восемьдесят процентов! А я пришел — у меня был полный баллон! Я уже кислорода из-за тебя сжег на три с полтиной! Чего ты со мной торгуешься, жадина проклятая? Господь все видит! И он тебя накажет за жадность твою! Помяни мое слово! Понял? Все! Увидишь! Я, конечно, не экстрасенс, но глаз у меня черный. Если кого невзлюблю — жди беды, проверено. Это я не пугаю тебя, нет! Просто предупредил. Ты понял? Так что если не хочешь неприятностей — отдашь за четвертак, например.

— Тридцать пять.

— Ладно, тридцатка.

— Тридцать пять.

— Вот честно, вот положа руку на сердце — сколько летаю, а таких уродов никогда еще не видел! Ты на рожу свою погляди, рожа каменная, без эмоций, заладил как попугай одно и то же! Ты вообще какие-нибудь другие слова знаешь, кроме «тридцать пять»? Вот попробуй, просто ради спортивного интереса, скажи: «четвертак». Чет-вер-так! А?

— Тридцать пять.

— Вот она, что делает с людьми жадность! Вот она, мелочность! Вот она в чем проявляется! Вот скажи, ну тебе ни капельки не стыдно, а? Уже час ты из меня жилы тянешь. Отдал бы за тридцатку — и никакой головной боли!

— Тридцать пять.

— А ты знаешь вообще, как это называется? Это комплексы! Твои комплексы! Потому что ты ничтожество! Ты — никто! И жизнь твоя — копейка! Посмотри на себя, кто ты? Только и годишься стоять на задворках провинциального космопорта и продавать с лотка запчасти! Будь ты проклят! Четвертак?

— Тридцать пять.

— Ты только на меня свои проблемы-то не переноси, ладно? У тебя небось с бабами проблемы, да? У тебя встает раз в полгода, я правильно догадался? Ну так и нечего тут на мне злобу срывать! Нашел, понимаешь, где самоутверждаться! Важным себя почувствовать хочется? Значимым? Статусным? Я ведь в психологии спец! Я ее изучал после армии на трехнедельных бизнес-курсах! И еще книжки по психологии читаю! Там так и говорится: пока у человека все в порядке — у него и отношение к миру позитивное. А как чувствует себя в дерьме, в органике по уши — так, значит, давай за счет других утверждаться! Да будь ты мужиком-то, в конце концов! Ты мужик или нет? Как баба, как торговка базарная себя ведешь, ей богу! Продай за тридцатку — и сразу на душе легко станет, вот увидишь!

— Тридцать пять.

— А ведь я тебя давно раскусил, да! Я ж понимаю прекрасно, что не в пятерке дело! Кто ж из-за пятерки так торговаться станет? Тебе просто поговорить не с кем, да? Стоишь тут по нескольку суток, кругом ни души, общения никакого, экстранета нету, радио и то не работает, а поболтать-то хочется? А тут я подвернулся! И ты давай на мне отыгрываться! А зачем? А? Общаться не с кем — заведи себе кошку! Есть порода, которая в разреженном воздухе живет! Завел бы кошку — и общался с ней! Не хочешь? Нет? Тебе надо покупателя найти и всю душу из него вынуть! А язык тебе на что Богом дан? Так не криви душой, скажи прямо как есть — мол, скучно мне до смерти, опух от одиночества, поговорить не с кем, рад человека живого встретить, давай, мол, с тобой просто так за жизнь побеседуем! Разве ж я не пойму? И поговорили бы нормально без этих истерик! А фильтр отдал бы за тридцатку?

— Тридцать пять.

— Это твое последнее слово, да? Так? На! Подавись! На тебе твои тридцать пять! Ровно! Можешь не пересчитывать! Жри, сука! Жри, мразь! Доволен? Настоял на своем? Держи еще тридцать пять — за второй фильтр! Радуйся! Добился своего! На пустом месте, ни за что — и себе настроение испортил, и мне! А теперь держи еще десятку — чтоб тебе было стыдно за свою жадность! Не хочешь? Нет, врешь, возьмешь! Вот я тебе ее на лоток кладу и отражателем прижимаю. Это твое! Запомнишь меня, подонок! Прощай! Тьфу!

— Удачного полета, человек. Спасибо за покупку.

13 июля 2003, Опалиха

 


© Леонид Каганов    [email protected]    сайт автора http://lleo.me     посещений 458