© автор — Леонид Каганов, 2004

ЧУНГА-ЧАНГА

Друг как-то пригласил меня на дачу. Сто лет не виделись. Еб мать, такой охуительной дачи я ещё ни у кого не видел! У президента нет ни хуя такой дачи! И бассейн, и сауна, а посреди этого орхидеи цветут и фазан бродит. Прикинь, бля, октябрь месяц — а фазан бродит, ни хуя не мерзнет!

И вот мы сидим в шезлонгах, тепло, хорошо, пиво пьем охуительное, в бассейн окунаемся... И он вдруг как фокусник извлекает из-под жопы конверт и говорит:

— На, братан, извини, что так долго. Времени всё не было встретиться отдать. А я вчера как раз в казино выиграл тучу, и про тебя вспомнил, дай, думаю, позвоню.

Я открываю конверт — а там до хуя денег.

— Не понял, — говорю. — Что за хуйня? Подарок?

— Да не, — смеётся он, — долг тебе возвращаю. Я у тебя одолжил денег четыре года назад, вот и возвращаю.

— Спасибо, конечно, — говорю, — только ни хуя такого не было, с кем-то меня путаешь.

— Было, было, — смеется друг, — вспомни, ты ещё хуй знает сколько лет их копил, на гараж откладывал.

— Бля, стоп! — говорю. — Что-то такое припоминаю! На гараж я откладывал, как раз четыре года назад. Помню что-то такое смутно. А вот почему я его тогда не купил, этот гараж ебанный, и куда эти деньги ушли — ни хуя не помню. Блядь, прямо вот ты сейчас сказал, а мне обидно — ни хуя ведь не помню! Неужели склероз начинается? И ли эта, блядь, как её, блядь, которая от алюминиевых ложек...

— Болезнь Альцгеймера?

— Да, да! Вот типа этой хуйни что-то! Может, у меня уже началась? Хотя стоп, бля. Да ведь и жена не вспоминала ни разу, что мы гараж покупать хотели!

— Ладно, — говорит друг, — не ссы. Всегда такая хуйня происходит с теми, у кого я в долг беру. Как возьму — они хуяк, и забывают.

— Ишь ты, бля, удобно устроился! — говорю.

— Удобно, — кивает друг.

А я смотрю вокруг — еб мать! И фазан гуляет, и тепло, блядь, в майках одних сидим, будто у него не дачный участок, а грелка какая-то. Земля с подогревом. А ведь почти ноябрь месяц!

— Слушай, говорю, расскажи, в чем хуйня? Что, капитанам дальнего плавания действительно заебись какие деньги платят?

— Да хуевые деньги платят капитанам дальнего плавания, — говорит он. — А если тебе интересно, как эта хуйня началась, я тебе расскажу историю. Только ты мне всё равно ни хуя не поверишь, так что считай, что это не история, а анекдот.

— Не томи, — говорю, — рассказывай.

— Ну, слушай. Дело было пять лет назад. Зашли мы в один порт. Океания, жара, тропический климат, пиздец, короче. Хорошо. И пока мой «Дмитрий Байкалов» на погрузке стоял, я познакомился в баре с двумя мужиками. Один — немец, капитан сухогруза, Генрих Гауссе. Другой — американец, Питер Вэнс. Богатый, сука, на своей яхте пришёл. Ну, короче, слово за слово, хуем по столу, поехали кататься? Поехали. И вот грузимся мы на яхту Питера, пива загрузили, даже баб не взяли, просто три капитана поехали кататься вокруг острова. Дизель на полную — пошли! А тропики, блядь, климат такой, что заебись, и тут вдруг — буря, дождь, пиздец. Был бы я на своём теплоходе — мне похуй, хоть молния в корму ебись. А яхта, её мотает, дизель отказал, мы его разобрали — там полетел поршень, короче, весь пиздец. И выбрасывает нас на островок. Ни хуя я его после на карте не нашел, нет такого. Но это после. А пока — три пальмы, два куста, косяк попугаев срёт из ветвей, и всё. Только мы вылазим на берег, вдруг как из норы появляется абориген. Мужичище таких охуительных размеров, что даже я ему по пояс. Выползает этот пидор с двустволкой и начинает говорить на эсперанто. Хорошо, немец знал эсперанто, переводил. Короче, абориген оказался совсем дикий, маньяк и людоед. Пиздец, говорит, попались, соколы. На выбор: или я вас съедаю, или загадывайте каждый желание, если я смогу его выполнить, то ебу вас в жопу. Ну, Питер на двустволку косится, и говорит — мне бы, чтоб поршень в дизеле стал как новенький... Людоед вырывает у себя из носа шепоть волосьев, что-то бормочет, и машет рукой — мол, принимайте работу, суки. Мы смотрим — а на яхте двигатель собран, да и кожух кто-то обратно поставил, заводим — работает! И поршни как новенькие, где сломанный — хуй разберешь. Тут людоед хвать Питера на плечо — и тащит его в кусты ебать. Мы было вступились, да он нас распинал ногами и двустволкой погрозил — пристрелю на хуй. Выходит из кустов к вечеру — и к Гансу. Ну, Ганс вздохнул, и говорит: мне, мол, восемь миллиардов евро на счет в банке. Почему восемь, почему не семь и не десять — хуй его знает, наверно он так свою жопу оценил. Людоед опять из носа волосьев повыдирал, пошептал чего-то, вынул из воздуха кредитку — и вручает Гансу. А затем хвать его на плечо — и в кусты, ебать. И ебал его, ебал... Блядь, как он его ебал, это надо было слышать! Выходит из кустов, и ко мне. А ты чего хочешь? А я, говорю, хочу управляемую удачу. Чтобы с этого момента и навсегда мне в каждой ситуации была удача. Абориген задумался, палец в ноздрю засунул, повертел там, волосьев повыдрал, прошептал что-то — всё, говорит, готово. Хвать меня на плечо...

— И? — насторожился я.

— Поскользнулся, наебнулся об камни, сломал себе хуй!

октябрь 2004, Москва
(развлекушка на конкурс «Грелка-8", тема: «управляемая удача»)

 


© Леонид Каганов    [email protected]    сайт автора http://lleo.me     посещений 9