© автор — Леонид Каганов, 2004

НА МЕСТО

— Ничто не предвещало беды. Конец Вселенной подкрался незаметно, — начал Капитан, оглядев соплеменников-кремнозоев. — Ученые первыми зафиксировали бурное изменение спектра, а вскоре каждому стало ясно, что Светило стремительно угасает. По всей нашей планете прокатились волны небывалых бурь и катаклизмов, уничтожая все живое и заставляя разумных обитателей прятаться в наспех вырытых подземных убежищах. То же самое происходило и с другими звездами. Галактика стремительно сжималась, чтобы вновь взорваться миллионами светил. И тогда в рекордно короткие сроки был построен Корабль — временное пристанище последних обитателей. Корабль стремительно вышел за пределы Галактики. Мы надеялись вернуться после Большого взрыва и поселиться на подходящей планете...

Капитан умолк и вновь оглядел собравшихся в рубке: кремнозои задумчиво кивали выпуклыми головами. Мы все равно никогда не узнаем, что именно говорил Капитан и как все было на самом деле, так что простим ему этот пафосный всплеск красноречия, который помог нам, читателям, слегка войти в курс дела без лишних предисловий.

— Напомню... — поднялся корабельный Врач, тоже ни к кому конкретно не обращаясь, кроме читателя. — Мы, кремнозои — единственная в мире разумная раса. Для существования нам необходима спокойная планета, где присутствует углекислота и активированный кремний, который мы употребляем в пищу.

— Можно я тоже скажу? — поднялась молодая потомственная Нанотехнолог. — Формировать пригодную планету нам пришлось самим. Для этого в лаборатории Корабля под руководством моего отца были созданы наноботы — крошечные молекулярные механизмы, собранные из экологически чистых углеродных деталей. Это не просто механика, это, господа кремнозои, — невиданная молекулярная механика! Наноботы умели поглощать свет, вырабатывать углекислый газ и бесконечно воспроизводить самих себя. Две капсулы с культурой наноботов были отправлены вперед нас со сверхсветовой скоростью — они должны были выбрать среди мусора новорожденной галактики две планеты с подходящим климатом и рассеять там культуру роботов, чтобы к нашему приближению была готова подходящая атмосфера.

Нанотехнолог испуганно смолкла и оглянулась на читателя — не начал ли тот раньше времени догадываться, в чем дело? Догадки читателя прервал Капитан.

— Хватит предисловий! — сурово заявил он. — Давайте вспомним, для чего собрались в рубке мы, высшие чины Корабля. Нанотехнолог, изложите ситуацию!

Капитан повернулся и включил большой проекционный экран — в центре сияла небольшая звезда, а вокруг нее быстро вращались планеты. Нанотехнолог снова встала и огляделась.

— Первая из капсул выбрала третью планету этой звезды — у планеты была подходящая гравитация и температура. Кремния на ней также хватало в избытке. Не было лишь углекислой атмосферы для жизненно важных процессов. И к нашему приближению наноботы сделали свое дело — приборы показывают вполне подходящий процент углекислоты в атмосфере. Сейчас мы висим около звездной системы и готовы к высадке...

— В чем же проблема? — поинтересовался Штурман.

— Проблема... — Нанотехнолог вздохнула. — Пусть лучше начнет Физик!

— Проблема в том, — заговорил невысокий плотный Физик, — что когда мы приблизились, стало заметно: поверхность планеты неоднородна. Она покрыта не кремнием, а странной углеродной накипью. Судя по спектру, это слой размножившихся наноботов. Как выразился один мой ученик, камушек зацвел...

— Они активно излучают тепловую энергию! — взволнованно перебил Астроном. — Мы сделали снимки: эта планета заселена роботами гигантского размера! Некоторые торчат по всей планете и впитывают свет, остальные — видимо это их семена — носятся повсюду с немыслимыми скоростями и бороздят грунт!

— В чем же проблема? — спросил Старейшина. — Мы же и планировали засеять планету наноботами?

— Роботы не просто размножились, — вздохнула Нанотехнолог. — Они злокачественно мутировали, видимо под действием звездного излучения, которое мы не учли. Наши зонды показывают: сейчас на планете миллионы модификаций наноботов. Безусловно, все они сохранили свои изначальные свойства: у них мизерные размеры, крохотный срок жизни и размножаются они тем же самым дублированием, которое разработал мой отец. Но мутировавшие боты научились слипаться! И сейчас вся планета, — она указала на обзорный экран, — кишит углеродными глыбами из миллиардов сцепленных наноботов! Эти глыбы ростом с нас и даже больше! И хотя они существуют всего лишь по несколько десятков секунд, но передвигаются с немыслимыми скоростями и активно деформируют любую материю! Высаживаться туда сейчас — безумие.

— Как обстоит дело со второй планетой? — сухо спросил Старейшина.

— Пока нет точных данных, — пояснил Капитан. — Вторая планета в другой звездной системе, вне досягаемости зондов Корабля. Вопрос в том, что нам делать с этой? Мнения разделились. Я для того и созвал Совет, чтобы нам решить проблему. В принципе, атмосфера готова, и я предлагаю просто...

— Нет! — вскинулась Нанотехнолог. — Это уникальный эксперимент! Мы обязаны сперва изучить мутацию наноботов! Капитан ничего не понимает!

Капитан разъярился, повернулся к обзорному экрану и выждал несколько секунд, сосчитав в уме, пока третья планета сделает ровно десять оборотов вокруг звезды. Затем он повернулся к собранию, уже немного успокоившись.

— Повторяю, — сказал он угрюмо, — колония наноботов вышла из-под контроля и представляет серьезную опасность. Я предлагаю для начала стерилизовать поверхность планеты и направиться к запасной. Если и там...

— Капитан! — перебила Нанотехнолог. — За последние часы структура поверхности усложнилась в нарастающем темпе! Самые последние наблюдения говорят о появлении сложных сооружений, которые можно объяснить лишь направленной деятельностью наноботов! А по самым последним сводкам, от планеты начало исходить радиоизлучение во всех диапазонах, оно с каждой секундой множится. Это похоже на стремительно нарастающую эволюцию разума...

— Разум? — резко обернулся Капитан. — Микроскопический нанобот может обладать разумом?

— Один — нет, — серьезно ответила Нанотехнолог. — Но я не исключаю возможности, что разумным может стать их миллионный конгломерат. И если это разум... то мы, кремнозои, отныне не одиноки во Вселенной! Мы можем вступить в контакт и...

— Как вы себе представляете контакт? — возмутился Капитан. — Ведь жизнь углеродных наноботов от рождения до смерти исчисляется десятками секунд, ведь так? О чем успеет подумать разум за секунду?

— Что мы знаем о них? — возразила Нанотехнолог. — Быть может, у них свои секунды?

— Уничтожить и только уничтожить! — заявил Капитан. — Какой толк от разума, живущего секунды? Секундой больше, секундой меньше — не вижу принципиальной разницы! Оборвать поток несчастных наножизней — это просто акт милосердия.

— Капитан! — вскинулась Нанотехнолог.

— И акт безопасности! — жестко сказал Капитан. — Если это разум, и если он развивается с такой немыслимой быстротой, что вы будете делать, если они атакуют нас уже в космосе?

— Разумное существо никогда не причинит вреда другому разумному... — неуверенно парировала Нанотехнолог.

Повисла зловещая тишина. Старейшина привстал и хотел было что-то сказать, но тут в рубку влетел запыхавшийся Стрелок и завопил с порога:

— Пару! Пару минут назад с третьей планеты вылетел искусственный объект! Он приземлился на четвертую и носится по ней с дикой скоростью!

Поднялся шум, но капитан среагировал первым.

— Всем приготовиться! — заорал он. — Стрелок, Штурман — на место! Залп по третьей планете из всех метеоритных пушек! Затем включить форсаж, и уводим Кораб...

Закончить он не успел: рубка перевернулась, пространство вдруг бросилось кувырком и налетел калейдоскоп мельтешащих пятен. А в следующую секунду Капитану уже отпиливали голову «болгаркой» в Зеленоградской лаборатории НИИ Космоса при АН России.

 

 

Когда экипаж американского «Дискавери-108" обнаружил за орбитой Плутона неопознанный объект искусственного происхождения, это поначалу стало самой громкой сенсацией XXI века. Но поднятая журналистами шумиха не оправдалась: инопланетного разума так и не нашли. Удивительный корабль янтарного цвета не отвечал на сигналы, а внутри оказался пуст. В его помещениях лишь стояли разбросанные окаменевшие глыбы из кристаллов оксида кремния. Всего таких тумбочек насчитали более восьми сотен. Их назвали Странниками — за странную форму и состав.

Возраст корабля ученые оценили в десятки миллиардов лет, но так и не смогли выяснить, кто его создал, как он управлялся и из какой галактики летел все это время. Корабль отбуксировали на Землю — сейчас он стоит в районе Большого Каньона и открыт для экскурсий по четным дням. Странников и прочее оборудование корабля распределили по музеям и лабораториям мира. Поначалу считалось, что Странники — это слипшаяся в глыбы вековая корабельная пыль. Затем выяснилось, что внутри они имеют сложную кристаллическую структуру, в которой год за годом теплятся вялые окислительные процессы. Ученые еще долго спорили о предназначении этих устройств на корабле без экипажа, а писатели высказывали самые фантастические догадки. Но когда на одной из планет сектора Гончих Псов обнаружилась самая настоящая братская цивилизация разумных белковых — про корабль и Странников мигом забыли.

Лишь старые экскурсоводы Эстонского национального музея рассказывают, будто загадочная кремниевая тумбочка месяц за месяцем чуть меняет свою форму и по миллиметру двигается к краю стенда. Каждые полгода приходится ставить ее на место.

апрель 2004, Москва

 


© Леонид Каганов    [email protected]    сайт автора http://lleo.me     посещений 224