© Леонид Каганов

ПРОКАТ КАССЕТ

Был уже полдень, когда Шу зашел в пункт проката. Тут не было такого зноя, наоборот стояла прохлада. За прозрачной перегородкой грудились штабелями ряды кассет, посередине было окошко с прозрачной дверцей, а за ним читала книгу женщина средних лет из местной обслуги. Больше никого не было. Шу огляделся, он был здесь впервые. Если бы не дело, которое его сюда привело, то ему бы и в головы не пришло сюда заглянуть.
Окошко находилось на уровне пояса, так что нужно было нагнуться. Вероятно тут раньше была билетная касса, или какая-нибудь регистратура. Шу вежливо кашлянул и заглянул в окошко:
- Добрый день, можно ли взять что-нибудь посмотреть?
Женщина отложила книжку и взглянула на посетителя хмуро, но вполне дружелюбно:
- Что вас интересует?
- А что у вас есть?
- У нас все есть, не буду же я вам перечислять. Скажите что вас интересует и я вам принесу нужный каталог, там сами найдете. Если кассета не на руках, то я вам ее выдам.
Шу решил пока просто осмотреться, поэтому начал издалека:
- А что бы вы мне посоветовали?
- А чего советовать, у каждого свой вкус. Одному мелодрамы подавай, другому боевики, третьему - эротику. - Женщина заложила книгу листком бумаги и подалась к окошку. Было заметно, что она уже не жалеет, что ее оторвали от чтения, а наоборот, хочет поговорить. - Я могу сказать что чаще берут: во-первых старые исторические - "Спартак", "Чингиз-Хан", "Клеопатра"... Еще боевики всякие, "Чапаев", приключения "Ярмак", "Колумб"... - Женщина задумалась, вспоминая что-то.
- А появилось что-нибудь новенькое за последнее время?
- Новенького-то сколько хотите. Вот например "Фреди Меркури" или "Чекатилло". - Женщина кивнула наверх. Шу поднял глаза: над окошком липкой лентой был приклеен листок бумаги с надписью "новинки". В первой же строке стояло: "Чекатилло. суперужасы". Женщина тем временем все говорила: - Тяжелый фильм, очень страшный. Я сама смотреть побоялась, но сын рассказывал. Очень тяжелый. - И женщина с омерзением покрутила головой, как бы стараясь отогнать навязчивое видение. Потом наклонилась к окошку и продолжала, понизив голос: - Мне вот, лично, больше всего нравится "Элиза Кроун". Очень радостный фильм. Вы "Гагарина" смотрели? Так это намного, намного лучше. Самый счастливый фильм из тех, что я смотрела. А уж насмотрелась-то я! Я ведь раньше-то в секции записи работала, там хочешь - не хочешь такого насмотришься! Тут женщина спохватилась, что говорит много лишнего и, как бы оправдываясь, сказала: - А "Элиза" замечательный фильм, про него никто почти не знает. Как спросишь, кто самый счастливый, все твердят: "Гагарин". Я сама случайно увидела. Вот казалось бы: всю жизнь прожила в поселке под Оснабрюком, всю жизнь работала на почте, а смотреть - какое удовольствие! А то приходят тут, одному - про власть, другому - любовь небывалую. А вчера прибегает такой черный, то ли Буба, то ли Була? С кольцом в носу, откуда-то из Эквадора. Я, говорит, музыкой интересуюсь, дайте мне "Бетховена"! Вы представляете? Бетховена! Я, говорю, милый человек, возьмите тогда хоть "Моцарта", а он мне - нет, там, говорит, конец плохой! Представляете? Конец ему там плохой! А где же вы, милый человек, говорю, хороший конец видали? В "Александре Матросове" что-ли? А он свое: "Бетховена" хочу, про музыку хочу. Возьмите, говорю, хоть какого-нибудь слугу Бетховена, хоть дирижера какого. В "Бетховене" и музыки почти нет, разве только сначала немного, а к концу - вообще немое кино.
Женщина снова замолчала. Шу решил, что самое время что-нибудь сказать:
- Ну и дали бы ему "Бетховена", пусть сам разберется.
- Ну конечно дала. Я и советовать-то не обязана, что просят - пожалуйста. Естественно ему не понравилось...
Тут дверь распахнулась и вошел Меркурий, как всегда с хитрой ухмылкой на лице. Увидев Шу, воскликнул: "Какие люди!" и сходу выдал длиннющую фразу на латыни, в которой одновременно выражал свою радость видеть Шу и многочисленные запутанные пожелания счастья и успехов.
Шу посторонился и Меркурий вывалил на прилавок пять кассет. Пока он что-то лопотал женщине в окошке, Шу рассматривал кассеты. "Фреди Меркури", "Оскар Уальд", "Чайковский", какой-то "Берды Кербабаев". Шу внимательно глянул на Меркурия, но спрашивать ничего не стал. Меркурий тем временем где-то расписался и спросил, не готово ли? Женщина молча поднялась, на секунду замерла, затем быстро взглянула на Меркурия и решительно закрыла прозрачную дверцу, захлопнув щеколду, после чего ушла куда-то вглубь за шкафы. Меркурий повернулся к Шу, кивнул в сторону окошка, хохотнул и сказал: "Видал?", после чего рассказал пару анекдотов про Вовочку.
Женщина вернулась, отперла окошко и вручила Меркурию кассету. На этикетке было от руки написано: "Э.Лимонов 1994". Меркурий схватил кассету, попрощался и убежал.
- Ишь, даже спасибо не сказал! - проворчала женщина, раскладывая кассеты по шкафам. - Нет, вы только посмотрите! Опять сдал неперемотанную.
Шу хотел было уже перейти к своему делу, но тут дверь снова распахнулась и влетел Огненный Бог Марранов. Шу был с ним знаком, но не любил его. Вообще Бог Марранов по праву считался придурком. Вот и сейчас он увидел Шу и сходу заорал: "Привет, двухголовый! А ты тут что делаешь?", и не дожидаясь ответа кинулся к окошку и затараторил:
- Все, все, я нашел, что я еще не смотрел, мне "Пересвета" с "Челубеем", посмотрите там, мне сказали, что они сразу на одной кассете и там даже место осталось и еще что-то дописано, только вот что?
- "Брюс Ли" там дописан, горе ты луковое, - вздохнула женщина, нашаривая рукой кассету в шкафу слева, - Но ты его уже смотрел на другой кассете.
Шу удивился, что эта, в общем-то обычная, хоть и бессмертная, женщина, разговаривает с Огненным свысока, с богом так не разговаривают. Тот же, видно, привык и совершенно не обижался:
- Изумительно! Посмотрю еще раз! И еще "Чапаева" дайте.
- "Чапаева" Посейдон смотрит.
- А, ну я потом! - воскликнул Огненный, быстро расписался, схватил кассету и выскочил вон.
- А "Пересвет" ему, пожалуй, совсем не понравится. - задумчиво проговорил Шу.
- Не знаю, я не смотрела. - откликнулась женщина. По всему было видно, что она довольна таким приятным собеседником. - А ведь я вас знаю, вы - Шу, вторая ипостась Овса! - неожиданно сказала она.
- Совершенно верно. - улыбнулся Шу.
- Что-то вы раньше никогда не заходили.
- Да не до фильмов пока, работа.
- Понимаю, понимаю. - закивала Женщина. - Я вам сейчас найду что-нибудь совершенно особенное! Вот не хотите ли "Графа Калиостро", есть шесть кассет, правда пятую пока Иисус с отцом смотрят, но вы смотрите пока первые, а скоро запишут седьмую 94-ю, это где на Украине, очень интересно. Или что нибудь историческое. "Кутузов", например. Сначала неинтересно, но вы промотайте вперед, а потом так захватывающе, хоть паузу нажимай! Правда, кое-где моно, но поверьте, это только придает яркости. Это как с "Гомером", вроде изображения совсем нет, только тени, зато все остальные ощущения! Кстати, тени - цветные! Это вам не "Людовик 8", в "Гомере" цвета - что надо. Или вот "Ван Гог", изумительное, сумасшедшее, неповторимое восприятие, вам понравится!
- Понимаете, мне надо живущего. Это вообще можно?
- Живущего? Можно, чего ж нет. Пишите заявку, ищите по каталогу индекс, и мы запишем в течение недели. А если уже есть запись, то сразу найдем, правда может быть совсем старая, но тогда запишем свеженькую...
- А записи у вас качественные?
Женщина даже слегка обиделась.
- А как же! Первые копии. Мы же при Центре, у нас же полная библиотека, а не какой-нибудь тематический прокат. Бывает, правда, истреплют запись, как вот например ту же "Клеопатру", "Чапаева", ну мы заменяем время от времени, переписываем заново с Хранилища.
- "Клеопатру", небось, Бахус требует...
- Да что вы! Бахусу "Шекспира" с "Байроном" подавай, а "Клеопатру" постоянно треплют Аллах, да Иисус с Отцом. Не поймешь их, что они там нашли? Гадость такая, пошлость одна. Вот Кецалькоатль вчера взял "Лобачевского", Будда в прошлом месяце "Фрейда" смотрел, а Вишна, ой, Вишна тут откаблучил на днях: говорит, дайте "Штирлица" посмотреть...
Шу решил не тратить больше времени и перешел к делу:
- Мне нужен каталог 20 века, Евразия, Россия, Москва, или как там он у вас называется...
Женщина сразу замолчала и задумалась:
- Это надо в каталоге городов, пожалуй... Вы район знаете?
- Чертаново.
- Черта... как вы сказали?
- Чертаново. Район Москвы.
- Подождите минуточку.
Женщина ушла и ее долго не было, затем вернулась с пятью большими томами и просунула их в окошко. Шу открыл верхний том "118а30 Москва" и следующий "118а29 Москва" для второй головы. Через десять минут он сказал:
- Вот, нашел. Все диктовать?
- Нет, только последние 10 знаков биокода и имя с фамилией.
Шу продиктовал. Женщина записала на карточку заявки и спросила:
- Вы меня конечно извините за лишнее любопытство, но, скажите, если не секрет, кто это?
- Да нет, какой тут секрет. Это пока никто. Это мне по работе. Мне на земле сейчас нужен мессия, вот я и ищу. Этот вроде подходит, толковый парень, но надо все-таки уточнить.
- Мессия? В двадцатом веке? - женщина была поражена.
- А почему бы и нет? Впрочем это будет не совсем мессия. Тут задумка есть, пока говорить не буду, но если получится, то это перевернет всю историю человечества. Не сидеть же сложа руки как эти, прости господи, - Шу кивнул на входную дверь, - раздолбаи.
- Конечно, конечно, раз такое дело, заходите завтра, я постараюсь управиться. - Женщина смотрела на Шу с огромным уважением.
- Спасибо большое, буду вам очень признателен. - Сказал Шу и вышел.

Так я и стал пророком.

Леонид Каганов
11' ноября 1994, Москва


ВЕРНУТЬСЯ НАЗАДЛеонид Каганов [email protected]
всегда: http://lleo.me
hosted by Zenon