Леонид Каганов

УВЛЕКАТЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ
О ПОЕЗДКЕ В ПИТЕР

Часть 1.

Прибытие в Питер и Нога

   Решили как-то ехать в Питер Лео, Вероника, Ксюша и МэдМакс. И поехали
электричками до самого Питера.  МэдМакс отличался нравом диким и необуз-
данным. Например, будучи совершенно без денег и иных благ, еще на вокза-
ле он ухитрился выпросить у какого-то лотка сушенную воблу. Не найдя ку-
да  применить это несчастное животное,  он вернулся к одарившей его про-
давщице и предложил купить у него эту воблу.  Предложение было с  гневом
отвергнуто, и МэдМакс подарил ей воблу обратно совершенно бескорыстно.

   В электричке было весело. Сначала исполнялись песни на различных дуд-
ках и свистках, а затем к путешественникам подошла не совсем трезвая те-
тенька и затеяла разговор.  Более всего тетенька напоминала американскую
шпионку-журналистку,  собирающую информацию о Стране Советов.  Она  даже
говорила с некоторым прибалтийским акцентом.  По поводу путешественников
у нее было свое мнение.  Вероятно она насмотрелась фильмов о  молодежных
движениях протеста,  начиталась прессы,  и теперь, увидев четверых людей
весьма хипового вида, оживилась:
   - Вот это прекрасно что вы такие! Вы выражаете протест против общест-
ва. И ведь за вами будущее! А вот нам, старикам, как жить? Подскажите!
   - Э... - начал было Лео.
   - Врач  исцелися  сам!  -  вскричал МэдМакс и стал показывать тетушке
Евангелие.
   - Вы  молодые  - не унималась тетушка - вы протестуете!  Вы вызываете
общество на бой!  Вы хотите изменить мир! И вы сделаете это, я верю. По-
тому что вы молодые.  А вот нам,  старикам?  Когда вы вырастете, и у вас
будут дети, как вот моя дочь. Она не такая как вы, она просто дочь.
   - Да собственно... - начал было Лео.
   МэдМакс вынул из рюкзака альбом и стал показывать тетушке  фотографии
своей жены и ребенка,  ибо было МэдМаксу 31 годик.  После показа он стал
петь тетушке страшным голосом печальную украинскую песню "Плачь, коханэ,
плачь".  Тетушка боялась МэдМаксова страшного голоса, но делала вид, что
ей интересно и кивала головой. Так и приехали в Тверь.

   В Твери.  как обычно,  стали встречаться люди, едущие в Питер. Напри-
мер,  были парень и девушка из  Челябинска,  которые  шли  автостопом  и
электричками в Германию,  причем не имея визы. Были еще молодые девушки,
путешествовавшие кто в Питер,  а кто и обратно.  Одна из них  совершенно
была  замерзшая,  поэтому  на нее одели все куртки и препоручили заботам
МэдМакса,  который отвел ее в буфет и выпросил там для нее горячего чаю.
В  буфете  его уже знали,  ибо до этого он выпросил чаю и кофе для себя,
Вероники, Ксюши и Лео... Незаметно пришло время ехать дальше.

   В электричке на Бологое было спокойно.  Ксюша сидела задумавшись, Лео
зашивал дырки на джинсах длиннющим волосом, позаимствованным на голове у
Вероники,  а МэдМакс громко пел свою украинскую  песню.  Затем  начались
неприятности.
   Неприятность состояла  в  том,  что за три дня перед поездкой МэдМакс
порезал стеклом ногу,  но так как все зажило, он об этом не беспокоился.
Неожиданно в электричке нога стала стремительно синеть и опухать, темпе-
ратура расти, способность к передвижению МэдМакса падать, а мысли о все-
возможных гангренах  множиться.  Станция Малая Вишера была плохо приспо-
соблена для  таких ног - на ней не было медпункта.  К тому же МэдМакс не
желал идти в медпункт, а желал немедленно оказаться в Питере, не особен-
но ясно  представляя себе как это сделать,  а поэтому порывался бежать в
разных направлениях.
   - Наш друг серьезно болен ногой,  он не может ходить, как нам быть? -
вопрошал Лео дежурную по станции.
   - Ну если совсем плохо,  мы вызовем неотложку. А где он, давайте пос-
мотрим что с ним?
   - А он... - начинал растерянно оглядываться Лео - убежал куда-то...

                                 * * *

   По приезде в Питер,  МэдМакс был перенесен в медпункт вокзала, откуда
неотложкой доставлен в больницу. Больница была примечательна побитой бе-
тонной чашкой бездействующего фонтана у входа, жуткого вида скульптурой,
изображающей неизвестно кого,  вероятно мать с  ребенком,  и  табличкой:
"Бывшая обитель сестер милосердия. Ныне госпиталь имени Моисея Соломоно-
вича Урицкого".
   В приемной  пахло  хлоркой и бомжами.  Лео с Вероникой ездили к метро
звонить,  а тем временем МэдМакса осмотрели,  забинтовали и выставили на
улицу.  МэдМакс находился в настроении Прометея - клюйте меня, клюйте...
Увидев Макса, печально и смиренно возлежащего на бетонной чаше фонтана у
входа в "обитель Урицкого",  а рядом не менее печальную Ксению, Лео взял
у МэдМакса из кармана удостоверение "корреспондента православной  газеты
Радонеж" и пошел качать скорбные права:
   - Так вашу налево!!!!!  Что это такое?!!! Да вы знаете кто это?!! Это
второй  человек  в  Москве  после патриарха!!  Мы приехали встречаться с
людьми и брать интервью! Вы должны ему помочь. Больше некому...
   Так МэдМакс  был  принят в больницу.  Однако персонал,  видя феньки и
рваные джинсы, все же был склонен скорее считать путешественников бродя-
чими наркоманами,  нежели корреспондентами. По крайней мере МэдМаксу ос-
мотрели вены на предмет поколотости...

   Вечером Лео, Ксения и Вероника гостили у Славы Хованова и Галины, и
это был,  пожалуй, единственный луч света в царстве питерских неприят-
ностей.  Наутро  все  собрались в больнице и оказалось что МэдМаксу не
дают антибиотиков,  объясняя это тем, что "они дорого стоят, а вы при-
езжие". Кроме того назавтра дела звали всех возвращаться в Москву, а к
перемещению электричками и автостопом МэдМакс был непригоден.  Поэтому
была изыскана сумма в 100 тысяч рублей,  необходимая для перевоза Мэд-
Макса и сопровождающего. Но первым делом друзья поспешили в аптеку по-
купать МэдМаксу столь дефицитные антибиотики.  Услышав историю о ноге,
аптекарша вручила еще и обезболивающие таблетки "Седолгин".  Лео,  как
доблестный подписчик электронной конференции RU.DRUGS,  опознал в сос-
таве этих таблеток все известные классы наркотиков, включая барбитура-
ты и опиаты,  а поэтому всю обратную дорогу в больницу очень радовался
и снова перечитывал хитрые латинские слова.  По прибытии в больницу  с
антибиотиками  Лео отправился беседовать с главной медсестрой на пред-
мет выписки МэдМакса к вечеру:
   - Нам надо срочно ехать в Москву!
   - А вот и нет - Гордееву нужно лечение!
   - А вот и фиг вы его лечите!
   - А вы принесли антибиотики?
   - Да.
   - А вот и будем лечить.
   - А вот и не будете, мы едем лечиться в Москву.
   - (ехидно) Автостопом что-ли? Или на электричках? Он не доедет.
   - (мрачно) На поезде.
   - (ехидно) А как же антибиотики? Кто будет их колоть?
   - (мрачно) У нас двое с начальным медицинским образованием.  Сами бу-
дем колоть.
   - (очень ехидно) Ах, да, вам не впервой... Вы уж колоться умеете...

                                 * * *

   Вы видели железнодорожные кассы на московском вокзале в  Питере?  Это
надо видеть.  Шикарный зал.  Посередине стоит железный пень, а рядом де-
душка в форме кондуктора.  "Нажми на кнопочку!" - говорит дедушка  и  вы
нажимаете  на  кнопку пня.  Из пня вылазит кусочек бумажки с номером.  С
этим кусочком бумажки нужно отстоять очередь в Информационную кассу, где
за  каких-нибудь  3-5 тысяч рублей вам расскажут,  проложена ли железная
дорога в Москву,  идут ли по ней поезда вообще и  сегодня  в  частности,
есть  ли в этих поездах пассажирские места и можно ли купить на подобное
место билет?  Если на все эти вопросы был ответ  положительный,  то  вам
вручается  другой  талончик с которым вы отходите в угол и в толпе таких
же бедолаг крутите головой, ожидая услышать из репродуктора вашу фамилию
с просьбой подойти к Билетной уже кассе определенного номера и там полу-
чить свой билет.
   - Дедушка в форме кондуктора, а кто придумал эту мудрую систему?
   - Ась?
   - Придумал, говорю, кто эту херню??
   - А, систему-то? Это финская система продажи билетов. Стой! Куда вто-
рой талончик оторвал! Отдай обратно, только один положено отрывать!

   Два сидячих билета до Москвы были куплены в кассах у Казанского собо-
ра - кассах не столь пышных, но спокойных и доброжелательных.

                                 * * *

   Лео с Ксюшей поехали в обитель Урицкого забирать Макса на  поезд.  По
дороге Лео сначала ругал ногу,  больницу,  Питер и себя,  пустившегося в
столь идиотскую поездку по единственной причине  -  большой  безответной
любви к Веронике, а затем заявил, что все, что случается в жизни - хоро-
шо, а поэтому просто необходимо по возвращении описать эту поездку. Что,
собственно, вы сейчас и наблюдаете.
   Обитель Урицкого по прежнему стояла на том самом месте,  но  дверь  в
максово отделение была заперта. После продолжительного стука Лео и Ксюша
отправились галопом в обход по этажам.  При этом создавалось такое  впе-
чатление, что  все третьи этажи всего района принадлежат больнице и сое-
динены с ней непрерывной сетью коридоров. Миновав очередной поворот, Лео
и Ксюша увидели древнюю старушку - это был первый живой человек в злове-
щих стенах.
   - Скажите, где комната дежурной или что-нибудь в этом роде???
   - Школько время,  сыночки? - прошамкала в ответ старушка, глядя неви-
дящими глазами куда-то вдаль.
   - "День Триффидов"... - испугано прошептала Ксения.
   Наконец появилась тетушка в белом халате. Выслушав историю о запертом
отделении, она сказала:  "А,  эта... вы, ребятки, стучите громше - вам и
откроют." Лео и Ксюша бросились по коридорам обратно.
   Действительно, долгое грохотание ботинками по двери дало  неожиданный
результат - дверь открыли. Оказалось, другой вход все же был - но он был
хитро замаскирован и попасть в него можно было только с  первого  этажа.
Выписывать Макса до утреннего обхода категорически отсоветовали и только
потрясание билетами решило дело. Лео сбегал вниз с историей болезни Мэд-
Макса и там,  в приемной, какой-то парень в кальсонах авторитетно заявил
- мол,  дело оставьте, Гордеева берите, а мы потом оформим как побег, то
бишь "нарушение больничного режима".  Для чего-то Лео решил спереть дело
Макса.
   Так МэдМакс, Ксюша и Лео вышли на улицу и отправились в долгий путь к
Московскому вокзалу.

                                 * * *

   Времени, прямо скажем,  не оставалось вовсе.  Поэтому троица со  всех
пяти ног  кинулась в странный проулок,  якобы выходящий прямо к какой-то
альтернативной трамвайной остановке,  не  той,  которую  путешественники
имели удовольствие  созерцать  уже  добрый десяток раз,  а намного более
близкой. Неожиданно их настигла погоня из больницы - это был  авторитет-
ный парень  в кальсонах,  который перегородил дорогу и стал приставать к
Лео чтобы тот вернул максову историю болезни.  При этом  парень  кричал,
что он - милицейская больничная охрана и всячески делал вид,  что сейчас
достанет из кальсон удостоверение и кобуру, но кальсоны оставались каль-
сонами  и милицейская принадлежность доказывалась по-прежнему на словах.
В ответ Лео кричал что он сам - милицейская охрана и махал  студенческим
билетом горного института,  который выглядел куда более милицейски,  чем
пустые кальсоны.  Пока шла разборка,  МэдМакс продолжал перемещение впе-
ред.  Собственно ему никто не мешал, а вот Лео, держащему в руке историю
болезни,  путь вперед был решительно закрыт. При этом Лео пытался понять
- а зачем ему, собственно, так понадобилась Максова история болезни? На-
конец  рассудив,  что  для дальнейшего Максова лечения она вряд-ли будет
полезна,  а больнице она,  видать,  очень нужна, раз послали столь реши-
тельную погоню,  Лео вернул историю парню в кальсонах и побежал догонять
МэдМакса.
   Оказывается, путь  к  альтернативному трамваю проходил через стройку.
Охранник же, увидев большого бородатого и волосатого человека, мчащегося
на одной ноге, за ним девушку на двух ногах, а за ней снова бородатого и
волосатого человека, на двух ногах и с рюкзаком, решил, что стройке нас-
тал  последний  день  Помпеи  и стал звать подмогу.  Не останавливаясь в
прыжках,  МэдМакс,  используя свой великий дар убеждения,  сумел внушить
охраннику,  что опасности для стройки нет и проскакал дальше. Но всю до-
рогу, пока процессия мчалась по стройке, отовсюду выскакивали перепуган-
ные  люди с лопатами и отбойными молотками,  остолбенело смотрели на это
диковинное шествие, а затем так же остолбенело пускались в нерешительную
погоню.
   Наконец стройка была пройдена и вдалеке открылось  зрелище  альтерна-
тивного трамвая, стоящего на остановке с открытыми дверями. Лео и Ксюша,
мигом преодолев это расстояние,  влетели  на  ступеньку  альтернативного
трамвая и стали делать водителю непонятные,  но отчаянные знаки.  А Мэд-
Макс бежал к трамваю изо всех сил.  Стоя на одной ноге, он наклонял кор-
пус вперед,  чуть  ли не касаясь грудью земли,  затем делал титанический
скачок и вот уже снова наклонялся вперед на одной  ноге,  но  уже  тремя
метрами ближе  к альтернативному трамваю.  Хвала тебе,  о водитель,  что
хватило у тебя терпения! Позор тебе, о, водитель, за то, что ты сделал в
дальнейшем...

                                 * * *

   Итак, троица оказалась в трамвае.  Еще в трамвай заскочили  отдельные
люди из погони со стройки,  но она так быстро растворились по углам, что
возникло подозрение,  будто гнались они все-таки не за МэдМаксом,  а  за
трамваем.
   Лео присоседился к какой-то бабушке и стал  вытягивать  информацию  о
том, куда идет альтернативный трамвай.
   - К Достоевке, сынок. - отвечала бабушка - Там и метро будет,  я под-
скажу.
   Неожиданно трамвай повернул. "Ах!" - сказали окружающие пассажиры.
   - Что? Что? - всполошился Лео, тревожно глядя на бабушку.
   - Повернул вдруг,  сыночек,  - объясняла бабушка, - теперь к Невскому
идет...
   Трамвай снова повернул. "Ах!" - сказали пассажиры.
   - Повернул.  Чер-те-что  делаеца...  Теперь наверно к Техноложке пой-
дет... - ворковала бабушка.
   Трамвай повернул снова. "Ах! Да что же это такое?" - воскликнули пас-
сажиры и поспешили на выход. Вагон почти полностью опустел и трамвай по-
ехал дальше.
   - Вот теперь уже и сама не знаю куда он идет... - задумчиво рассужда-
ла бабушка.
   А до отхода поезда оставалось пятнадцать минут.

   Спасение пришло в виде молодой пары,  которая  тоже  направлялась  на
Московский вокзал  и каким-то образом догадалась,  что троица добирается
туда же. Под руководством этих людей, скачущий МэдМакс, совершенно ника-
кой от прыжков,  боли в ноге и температуры,  Ксюша и Лео,  пройдя пешком
несколько улиц,  сменив несколько трамваев и проехав несколько остановок
на метро,  чудом  попали  на  вокзал как раз за минуту до отхода поезда,
встретив попутно на перроне взволнованную Веронику.
   Ксюша и МэдМакс погрузились в поезд, а Лео и Вероника остались, чтобы
закончить сумасшедшее путешествие автостопом.  А заодно подождать МетеО,
с которым была назначена тут же на вокзале стрелка, дабы Лео передал ему
поручение своего электронного босса.
   - Сколько ехать автостопом до Москвы? - спрашивала Вероника.
   - Сущие пустяки, - отвечал Лео, - по нормативом Питерской Лиги Автос-
топа 12 часов летом днем и 14 летом ночью. А мы еще быстрее доедем.
   - У меня такое впечатление,  - говорила  Вероника,  -  что  мы  сразу
встретим попутку до самой Москвы.
   - Пробабле,  пробабле. - задумчиво говорил Лео, почему-то  по-англий-
ски.

   В ожидании МетеО,  Лео и Вероника шлялись босиком по вокзалу, вызывая
недоумение окружающих ОМОНовцев,  один из  которых  даже  было  собрался
снять свои говнодавы и презентовать их Веронике.
   Наконец подъехал МетеО на своей свежепочиненной машине,  Лео с Веро-
никой туда погрузились и поехали к МетеО - пить чай и переписывать прог-
рамму для босса.  МетеО был как всегда весел и радостно материл  столбы,
автомобили и зазевавшихся бабушек,  которые нагло появлялись на маршруте
его машины и царапались о борта.
   - Макс, а поехали с нами в Москву! - говорила Вероника.
   - В Москву?  Сейчас?  Поехали! - говорил МетеО. - Вот только машина у
меня не зарегистрирована,  в четверг надо ехать регистрировать, а там по
дорогам серая саранча сидит... А сегодня уже почти среда. Не выйдет.
   В доме МетеО Лео и Вероника были напоены чаем, накормлены колбасой, а
затем вывезены к выезду из Питера.  В 24 часа 10 минут  начался  большой
автостоп.



                                Часть 2.

                Путешествие из Петербурга в Москву

   После пары  обычных городских корыстных водителей,  которые отказыва-
лись везти без денег, путники были подвезены два десятка километров быв-
шим автостопщиком, изъездившим в молодости чуть ли не всю Германию и вы-
сажены,  как положено по теории автостопа,  за большим и светлым  постом
ГАИ.  Там уже стояло несколько стопщиков,  причем с 11 вечера.  Они нас-
только утеряли оптимизм,  что даже не голосовали, а просто грустно стоя-
ли, перебирая гитарные лады.
   Затем Лео  и  Вероника  были отвезены еще на десяток километров - по-
дальше от конкурирующих стопщиков - и оказались в тумане.  В тумане  они
стояли  долго,  пока  не услышали странный цокающий звук.  Это путаясь в
клубах тумана, в направлении Питера по трассе шагала лошадь, запряженная
в огромную телегу с сеном.  Так как лошадь шла в  обратном  направлении,
стопить ее не стали.

   Затем путники  были подвезены еще немного и оказались на Мосту.  Этот
Мост непременно должен быть писан с большой буквы,  ибо был  он  ужасен.
Под Мостом,  судя по звукам,  была жижа - то ли речка, то ли болото. Из-
редка там квакали лягушки.  Впереди,  за Мостом, изредка раздавалась не-
цензурная брань непонятного происхождения.  Справа издевательски мерцали
звезды, слева,  далеко внизу и в лесу у самого горизонта,  горел  чей-то
костер. Над  Мостом  вился такой густой туман,  что не было видно вообще
ничего.  Крайне редкие машины проявлялись таким образом:  сначала долгое
время слышался отдаленный рокот.  Затем над Мостом медленно всходило ог-
ромное ослепительное солнце - продукт совместной деятельности фар и  ту-
мана. Затем в двух метрах появлялся мокрый, блестящий корпус автомобиля,
и едва Лео с Вероникой успевали отпрыгнуть,  исчезал. Еще был холод. Хо-
лод заставлял путешественников делать странные поступки:  то сбиваться в
кучку, обматываясь подобием теплой одежды, то скакать на одной ноге, бе-
гать вдоль Моста, отжиматься на мокром от тумана асфальте, плясать и да-
же прыгать через скакалку, наспех сооруженную из пристяжной ленты рюкза-
ка и привязанного к ней для весу камушка.
   Так прошло четыре часа.  Наконец стало светать и путники увидели чуть
впереди пост ГАИ,  собственно источник того самого мата непонятного про-
исхождения. Дальнейший стоп происходил уже у этого поста.

   Несмотря на ранний час (полшестого утра) гаишники были при деле:  они
останавливали все фуры, идущие в Питер и все легковушки, идущие из Пите-
ра.  Этим они сильно мешали автостопу,  ибо каждый раз оказывалось,  что
застопленная,  казалось бы, машина остановлена на самом деле как раз га-
ишником. Наконец путешествие продолжилось.
   Особенно интересен был "Свирепый но Добрый Сибирский Мужик",  провез-
ший стопщиков полторы сотни километров на своем  "Москвиче".  Был  СНДСМ
большой  умелец,  и  его "Москвич" легко обходил все машины,  не сбавляя
скорость 140км/ч даже на поворотах.  Оказалось, что ходовая часть "Моск-
вича"  была  тщательно перебрана и отрегулирована до предела.  Сам СНДСМ
интересно рассказывал про таежные края и лесоповал, где он зашибал день-
ги в былые времена.

   Итак, Лео и Вероника продвигались к Москве.  От того ли, что три ночи
были без сна,  от чая ли МетеО, либо по другой причине, у Лео и Вероники
начались  галлюцинации.  Так,  Лео с удивлением замечал,  что сидящий на
обочине дороги огромный львенок оказывался обычным  деревом.  А  рельсы,
оставляемые  на  шоссе  колесами впереди идущей машины,  через некоторое
время бесследно пропадали. Вероника тоже не уставала удивляться внезапно
ожившим предметам.

   В одном  месте трасса была перекрыта:  около узкого переезда светофор
указывал то ехать машинам в сторону Питера,  то в сторону Москвы.  Вдоль
возникшей пробки ходили Лео и Вероника с табличкой, на которой значилось
"НА МОСКВУ!", а для тех водителей, кто не умеет читать, Вероника изобра-
зила еще некое подобие Спасской башни и фрагмент кремлевской стены.  Во-
дителей жутко радовала эта табличка и они почему-то  заливались  хохотом
при  виде ее.  Наверно так должен был бы реагировать на нее водитель пи-
терского троллейбуса,  но уж никак не автомобилист трассы  М10  -  Моск-
ва-Питер. Наконец Лео и Вероника плюнули на табличку и уехали на чем по-
пало, километров на 30.

   Далее были многочисленные голосования и поездки на пригородных  авто-
бусах и автомобилях,  идущих до следующего поворота. Хотя трасса в целом
была нормальной,  стоп не удался, и на прибытие в Москву утром рассчиты-
вать  уже  не  приходилось.  Разнообразило  трассу  некоторое количество
скульптур автостопщиков.  Например  в  Вышнем  Волочке  путешественников
встречал  автостопный  Ленин,  бодро  голосующий левой почему-то рукой -
очевидно дело происходило в Англии или Японии. Еще одна скульптура, бли-
же  к  Твери,  изображала что-то вроде автостопящей матери,  но это было
после.  А пока Лео и Вероника стояли на посту ГАИ за Вышним  Волочком  и
три часа пытались уехать. По соседству стояла сломанная фура, с охранни-
ком которой было приятно поговорить, ибо был он в прошлом студентом Мос-
ковского Геологоразведочного Института,  великим спелеологом и автостоп-
щиком по кличке Арчи.  Арчи не очень унывал поломке фуры,  ибо была  она
груженная доверху бутылками "Каберне",  что, по словам Арчи, вполне поз-
воляло тут, на этом посту, хоть и зазимовать.
   Далее было  еще  немало долгих голосований и коротких попуток,  после
чего Лео и Веронику подобрал на каком-то странном многокилометровом мос-
ту  где-то в районе Торжка дальнобой,  гнавший свою фуру изо всех сил со
скоростью 20км/ч почти до самой Москвы.  Фура дребезжала, моталась впра-
во-влево,  жутко  выла  и летела вперед,  унося к Москве Веронику и Лео,
удивленно созерцавших спидометр с максимально возможным  значением  ско-
рости  на  шкале  -  чуть более 40км/ч.  Лео пытался сыграть водителю на
флейте,  но из-за жуткого шторма в кабине флейта моталась из  стороны  в
сторону и попадала мундштуком Лео то в глаз,  то в нос,  то в ухо - куда
угодно, только не в рот.
   Водитель объяснял почему он взял попутчиков:
   - На этом мосту обычно ходят проститутки и  сутенеры,  вот  я  вас  и
взял. А вы, наоборот, оказались очень хорошими людьми!
   Затем в кабине было включено радио,  громко и нарочито твердившее ка-
кую-то радиопостановку по рассказам Конецкого. Жуткая тряска, практичес-
ки не дающая заснуть,  резкие радиоголоса и три бессонных ночи привели к
новым глюкам:  частично исчезли кабина и дорога, а все пространство вок-
руг наполнилось призрачными голосами и людьми. "Йес, сэр! Есть - ставить
мачту!"  - говорила - как потом выяснилось одновременно Лео и Веронике -
невесть откуда взявшаяся Ксюша,  "Все на борт!" - командовал МэдМакс,  и
им вторил хор других людей,  которых здесь, в кабине дальнобоя, уж точно
быть не могло.  Через несколько часов этот жуткий карнавал прервал води-
тель,  вежливо извинившись за то, что дальше не поедет по причине ночев-
ки. До Москвы оставалось километров двадцать.

   Лео И Вероника оцепенело вылезли из кабины и продолжили автостоп. Тут
же затормозила легковушка, шедшая на большой скорости в Москву - студент
ГИТИСа, молодой киносуперстар Николай Хмелев,  и его друг  опаздывали  в
аэропорт по другую сторону Москвы - встречать кого-то.  В интересных бе-
седах несколько десятков километров пролетели незаметно, и тут Лео и Ве-
роника обнаружили,  что метро уже закрыто, а они едут по окружной дороге
вокруг Москвы против часовой стрелки, хотя надо бы - по, так как Верони-
ке срочно нужно было оказаться дома у Ксюши на Волгоградке, где ее долж-
ны были искать и вызванивать растревоженные родители.
   Попрощавшись с  попутчиками,  Лео и Вероника вылезли на южной стороне
окружной дороги и стали стопить дальше,  к северу,  потому что уже  дви-
гаться прямо было ближе.
   Ночью автостоп на окружной дороге Москвы вполне применим, корыстность
водителей редка, особенно после рассказа о путешествии из Питера. Поэто-
му Лео и Вероника без проблем добрались до поворота на Волгоградку. Хотя
обязательно надо сказать о Капотне.
   Жуткие слухи об этом сатанинском районе распускал еще Сергей Зефиров,
кроме всех прочих ужасов, красочно описывавший какую-то сову, которая на
него напала сверху в этом месте,  когда он совершал свой очередной пеший
круиз по Москве. Вообще Капотня, пожалуй самое дьявольское место в Моск-
ве,  и по многим коэффициентам ужасности она даже  превосходит  парадный
холл станции метро "Добрынинская", который, как известно, украшен огром-
ными иконами с изображением коммунизма в полный рост, а с потолка тускло
светят  жутким  багровым  светом самые натуральные сатанинские пентакли.
Так или иначе,  но Лео и Веронике все же удалось уехать живыми с Копотни
- безжизненного, совершенно черного района, испещренного развалинами ка-
ких-то зданий и украшенного тремя гигантскими, размером с несколько мно-
гоэтажных башен,  трубами,  из многометровых раструбов которых беззвучно
валил в совершенно черное небо белесый мутный дым,  а также огромным пы-
лающим факелом.  То ли духи зла глубоко спали в эту ночь, то ли Всемогу-
щий Овес хранил путников, но вампиры, вурдалаки и оборотни не появились.

   У поворота на Волгоградку Лео и Вероника застопили странную серебрис-
тую машину, которая ехала медленно и беззвучно. Ко всему прочему, машина
оказалась с правым рулем,  а в том месте,  где находится руль у  обычных
машин, сверкали и переливались лампочки бортового компьютера. Хозяин ма-
шины, задумчивый человек средних лет в очках и с длиннющим хаером,  ехал
буквально с пешеходной скоростью и вид имел философа.  Поэтому Лео сразу
решил, что перед ним крайне известный человек - знаменитый музыкант, ре-
жиссер или художник. Оказалось, что хозяин машины - видный деятель школы
Учителя Порфирия Иванова,  и беседа с ним была столь  увлекательна,  что
незаметно проехали дом Ксюши и оказались на Таганке.  На вопрос, куда он
едет серебристая машина, философ отвечал: "Куда?... Куда. Куда еду... Да
наверно на Арбат поеду." - и задумчиво оглядывался по сторонам. Интерес-
но говорил философ о словах. Слово "спасибо", означавшее когда-то "спаси
Бог",  совершенно в наше время утеряло свое значение, как и много других
слов. Естественно это произошло не само собой, а это сознательно сделали
Враги. "Разделяй и властвуй!" - многозначительно пояснял философ, врагов
однако не называя.
   - А что надо говорить вместо "спасибо"?  - поинтересовался Лео, обду-
мывая предстоящее покидание серебристой машины.
   - Надо говорить только так: "Я вас благодарю!"
   - А не слишком ли это звучит свысока?  Эдак покровительственно: "бла-
годарю-благодарю, молодец, свободен..."?
   - Нет, это звучит правильно. И не ставится стенка.
   - Стенка?
   - Да,  стенка.  Был у меня случай - один зять и одна  теща  постоянно
ссорились. Меня  попросили помочь им,  и я обнаружил,  что на все добрые
слова тещи зять бурчал:  "спасибо" - и тем самым совершенно от нее отго-
раживался. И  вот  когда  он вместо этого по моему настоянию начал гово-
рить: "благодарю" - вот тут-то они и помирились.  Кстати вот и Таганка -
вы выходите?
   - Да, до свидания, спа... мы вас благодарим от всей души!

   На Таганке на Лео и Веронику напали новые,  но совершенно  одинаковые
для обоих глюки, самым запоминающимся из которых был огромный трехметро-
вый человек,  обнимающий столб.  При ближайшем рассмотрении он  оказался
трансформаторным ящиком.  Лео и Вероника долго плутали по переулкам, Ве-
роника пыталась найти дом Ксюши, но все дома оказывались не теми - то не
было дорожки, то не так были расставлены вокруг деревья, то отсутствовал
мощный ориентир - помойка. Глюки продолжались. Последний глюк был у Лео,
на которого со ступеньки Ксюшиного подъезда хитро посмотрел Максим Горь-
кий...  Звонок в дверь Ксюши можно считать окончанием этого путешествия.
Времени было - начало пятого утра.


                                Эпилог.

   Ксюша с МэдМаксом благополучно доехали до Москвы, но из-за боли в но-
ге, а скорее из-за того, что Макс скушал всю упаковку наркоманских обез-
боливающих таблеток,  он не смог идти и Ксюша тащила его частично на те-
лежке носильщика, частично на себе. Сейчас МэдМакс в нормальной больнице
(не для бомжей),  ему недавно сделали операцию и нога выздоравливает. А,
еще  пользуясь  случаем,  непременно  в  эпилоге следует сказать спа...,
тьфу,  поблагодарить всех водителей, которые помогли в этом затянувшемся
путешествии, а также передать привет Славе Хованову, Галине и МетеО, без
которых славный город Питер был бы совершенно уж чужим и страшным...

15-24 августа 1996

 
 
 
 
ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД Леонид Каганов [email protected]
всегда: www.lleo.me
hosted by Zenon