Леонид Каганов

ПЕРЕДСЛОВИЕ ОТ ПЕЧАТАТЕЛЬСТВА
   Эта  глупопись  была  отшарена  при  разгребках
заглавного куборя Горяного  Инстинктута  в  192-ем
годуне (н.е.) и доявляет  нашнему  мыслию  показец
ишнего  мыслия, всяковски  нераспознатого  вот  по
нашние годуны. Глупопись доявляет  нашнему  мыслию
единокий написец ишней культурницы, то  до  нашних
годун ни отшарено допохожих нисколь и писун вот не
погадан. Промежважно любозырен в  глупописи  ишний
словесовый  выражак  и  буквочертание.  Непозабыя,
цо  буквочертание  перечертовано,  выражак   остал
статным и  прочтецам  сойдет  любозрец  глазования
вот написеца.

ОДИН ДЕНЬ МОЕЙ НЕДЕЛИ
КНИГА В ТРЕХ ЧАСТЯХ
ЧАСТЬ 1
В которой обсуждается смена сна и бодрствования
   Когда я решил хорошо учиться  в  институте,  то  завел  будильник  на
двадцать три минуты раньше, но  когда  я  проснулся,  то  вспомнил,  что
сейчас не время просыпаться, а время просыпаться  будет  через  двадцать
три минуты и решил, что надо дальше спать,  пока  не  наступит  настоящее
время. Я повернулся на другой бок и начал  спать  снова,  но  все  время
боялся, что просплю настоящее время и поэтому спать не получалось. Когда
наступило настоящее время, я открыл глаза, и стал  мысленно  репетировать
как я быстро вскакиваю и надеваю рубашку, но потом вспомнил, что читал в
одном ежегоднике, как от  быстрого  вскакивания  портится  много  разных
нервов, а вскакивать надо наоборот медленно и постепенно. Я решил  ждать
пока наступит постепенно, но оно все не приходило, а вместо него  пришел
жираф с дискетой и снаружи  дискета  была  тефлоновая,  а  внутри  лежал
блинчик, и я подумал, что это мне снится и  надо  проснуться  и  широко
открыть глаза. Сначала глаза не открывались, но потом жираф ушел, и  они
открылись, и я стал постепенно одевать рубашку,  стараясь  не  попортить
нервов. Потом я подумал, что  завтракать  уже  поздно,  надел  пальто  и
побежал  по  лестнице,  потому что  человеку  нельзя  ехать  на   лифте,
потому что от этого ноги неподвижно жмут на пол и портятся.

ЧАСТЬ 2
В которой обсуждается сплошное бодрствование
   Я вошел в  метро,  встал  посередине  платформы  и  стал  ждать,  пока
подъедет поезд, но вместо поезда приехал трамвай. Я не  знал,  можно  ли
ехать в трамвае, потому что никогда не ездил в трамвае в метро - а вдруг
он идет в другую сторону - и стал снова ждать, но снова приехал трамвай.
Я подумал, что первый трамвай шел куда надо,  а  вот  второй  уже  точно
пойдет в другую сторону, и  лучше  сразу  ехать  в  третьем,  но  вместо
третьего трамвая пришел поезд, и я поехал на  нем.  Поезд  сначала  ехал
хорошо, но потом остановился и стал шипеть, а рядом  стояла  тетенька  с
сумкой на колесиках и тоже стала шипеть, и я  тогда  тоже  стал  шипеть.
Потом все перестали шипеть и поезд поехал, а тетенька спросила,  как  ей
лучше доехать до Кропоткинской, а я стал думать, что она едет плавать  в
бассейн, а в сумке у нее поплавки и ласты, и подумал, что она совсем  не
умеет плавать и сразу утонет, и лучше ей никуда  не  ехать,  а  вернуться
домой и залезть в душ, но я ей этого нарочно не сказал, а кивнул головой
и ответил, что ей надо ехать прямо. Потом я  подумал,  что  мы  наверное
уже обогнали те два трамвая, а потом приехала моя станция и я  вышел  на
улицу и по улице дошел до института. Время  было  нехорошее  и  я  решил
первым делом пойти в компьютерный зал.

ЧАСТЬ 3
В которой обсуждается смена бодрствования и сна
   В компьютерном зале сидел Илья и смотрел  на  экран.  На  экране  был
крестик, а Илья думал, хорошо это или плохо, что крестик.  Я  спросил  у
него, бывало ли с ним, что вместо поезда приходил трамвай, а он  сказал,
что не знает, но тут подошла Машка и сказала, что  вот  она  когда  ждет
такси, то останавливаются автобусы, потому что у нее юбка короче чем она
сама, а потом она сказала, чтобы Илья ее пустил за компьютер, а  я  пошел
снимать пальто на стол и подумал, что это все мне снится и надо  открыть
глаза  и  проснуться.  Я  специально  сразу  не  стал  открывать  глаза,
потому что они уже были открыты, я сначала  их  совсем  закрыл  и  сразу
открыл и подумал, что если даже я еще не проснулся, то надо  вести  себя
будто не сплю, ведь если я буду так  себя  вести,  будто  сплю,  то  еще
нахулиганю разных гадостей и поломаю вокруг клавиши и лаборанта Федю,  а
если буду думать, что не сплю, то безнаказанность не распоясается,  и  я
начал делать самовнушение, что не сплю, и действительно в этот вторник я
больше не спал до самого вечера, а как только  настал  вечер,  то  сразу
записал эту историю.
КОНЕЦ КНИГИ
Дык ни хмылко-ли любозырный написец?
6.12.1993
3:28:54, БК-0010
 
 
ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД Леонид Каганов [email protected]
всегда: www.lleo.me
hosted by Zenon