логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
01 февраля 2004
КОНЕЦ БРАТСТВА КОЛЬЦА (отзыв о третьем фильме)

Мертвые долго глумились над живыми
И они у них работали типа тряпками половыми.
(с) Псой Короленко

Посмотрел недавно «Властелин колец» последнюю серию. Ну что я могу сказать? Ну, все, что я обычно говорю про это большое семейство фильмов: сделано на отлично, если есть претензии сюжетного характера — то это скорее к Профессору. Кстати, тут с Экслером вчерась пытались вспомнить, чего он преподавал, профессор? Так и не вспомнили, то ли филологию, то ли ОБЖ. Итак, вкратце.

Третий фильм по сюжету немногим отличается от второго. Главное отличие — бандформирований здесь не так много, и, в общем-то политическая ориентация всех племен понятна, уже не приходится гадать, где наши. Но эти формирования занимаются весь фильм все тем же — плохие штурмуют хороших. Хорошие обороняются. Плохие наседают. Хорошие отмахиваются. Плохие лезут. Хорошие стоят под дверью насмерть, а плохие в дверь стучатся снаружи. Атака плохих оказывается хорошей, а дверь хороших оказывается плохой. И быстро падает. Плохие вбегают, а хорошие отступают. А тем временем, в тылу врага маленькие хоббиты... Короче, все это мы видели во второй серии, и я даже уверен, что осадные сцены снимались одновременно, а потом уже Джексон раскидывал какие пойдут во второй фильм, какие в третий.

Однако, подведем итоги. Праву признаться, к концу трилогии я начал симпатизировать так называемым силам Тьмы. И причин тому масса. Возможно, режиссер пытался показать их мерзкими, но получились они жалкими. Смотревшие первые серии наверняка заметили, что большинство орков — безобидные носатые старички пенсионного возраста, чей милый облик и кроткий взгляд не вяжутся с кровожадными поступками. В этом фильме при ближайшем рассмотрении выяснилось, что могучая армия Тьмы действительно состоит из тех, кому принято в транспорте уступать места: лиц пожилого возраста и инвалидов. У многих орков на лицах лежит печать серьезного ДТП, у остальных — ДЦП. Одеты они, мягко говоря, как из Собеса. Что же касается их вооружения — мы видим на экране такую ржавую бесформенную утварь, что становится непонятно как это она, такая ломкая и незаточенная, вообще что-то рубит или режет. Неудивительно, что этот металлолом легко рассыпается даже от ударов склеенного «супермоментом» меча Арагорна — самое страшное оружие во всем Средиземье. Особое умиление вызывают осадные башни — когда камера показывает их крупным планом, становится видно, что они связаны гнилыми бечевками из такого гнилого штакетника, из которого даже самый распоследний дачник не стал бы вязать ограду. Я уверен, что в темноте эти башни должны светиться, как и положено гнилушкам — почему Джексон не отобразил это? Помимо всего прочего, армия Тьмы явно не понимает за что борется — она деморализована, и с дисциплинкой там не очень.

В отличие от врагов, наши добрые герои сыты, упитанны, бесстрашны, дисциплинированны и вооружены изящным и качественным оружием. Все они как на подбор герои, силачи и храбрецы, имеют превосходную военную подготовку, и каждый в одиночку несомненно завалил бы десяток-другой врагов. Если кто-то будет утверждать, что войско Тьмы побеждает количеством — не верьте. Героям победить мешает лишь удивительная природная тупость. Судите сами.

Битва за крепость начинается с того, что враг приплывает на галерах и высаживается на берег. Причем, это никому не секрет. Как противостоят врагу наши силы добра? Они высылают навстречу свои лучшие войска, чтобы встретить врага на причале, при его высадке с кораблей. В принципе, неплохая позиция: сделай на берегу хороший рубеж и топи галеры по мере приближения. Я понимаю, пулемета нет. Да и порох умеет делать в этом мире один лишь Саруман. Гэндальф, правда, тоже умеет, но то ли врожденное слабоумие, то ли корпоративная этика не позволяет ему использовать пороховые заряды в военных целях — только для мирных фейерверков. Ладно, в конце концов это их дело, волшебников. Наши же герои не догадались даже стрелять по галерам горящими стрелами, хотя склады ГСМ в крепости велики и используются не по назначению — для сжигания заживо членов семьи в результате семейных разборок и личных депрессий. Но герои не додумались держать береговую оборону и обычными стрелами. Нет, чтобы проебать оптом все свои тактические преимущества, они прячутся в далеких от воды портовых развалинах и терпеливо ждут, пока... пока враги причалят, без проблем высадятся на берег, вынут мечи и побегут мимо. Тут наши бравые герои с гиканьем выскакивают из укрытия и вступают в равный бой меч на меч. Неудивительно, что от передового войска остается горсть везунчиков, которая улепетывает в крепость, теряя оружие и подштанники. Первая битва безоговорочно проебана — исключительно по глупости.

Дав врагам время, чтобы разбить лагерь и хорошо укрепиться в портовых руинах, наши герои снова вылезают из крепости, чтобы... попробовать скинуть врагов обратно в воду! Вот такой им дан бездарный приказ. Приказы, как известно, не обсуждаются, но дело не в этом. Герои даже не пытаются напрячь свою мозговую извилину чтобы придумать как выполнить этот приказ эффективно. Застать врага врасплох? Спланировать атаку, чтобы отвлечь гарнизон и ударить с тыла? Выманить на открытое место и нанести удар? Ну нет, это же сложно. Наши герои атакуют в лоб — открыто, шумно, с гиканьем и конским топотом. Враги же выгодно отличаются умом и сообразительностью — они терпеливо сидят в своем укрытии и расстреливают конницу по мере приближения. Видя, как отряд мчится по чистому полю к блиндажу врагов, замерших с луками в руках, зрительный зал плачет. Все понимают, что это верная гибель — нестись по чистому полю на вооруженное укрытие. Зритель проклинает отдавшего приказ, а я уже понимаю: нет, не в приказе дело. Симптомы знакомые, уже понятно, что это — не лечится. Естественно отряд сполна получает пиздюлянок, и спасается от смерти лишь командир: бесчувственное тело вытаскивает из побоища и притаскивает в крепость его конь — существо куда более сообразительное, чем все силы Добра, вместе взятые. Два ноль в пользу врага — снова исключительно по глупости.

Ну а теперь настала главная битва — оборона крепости. Крепость — это песня. Гигантская неприступная скала, специально оборудованная для боя. Вся равнина из нее простреливается изумительно: просто прячься в бойнице, и методично отстреливай мерзавцев, делая перерывы на сон, еду, выходные и национальные праздники. К этому бою крепость была готова заранее, врасплох тут никого застать не удалось. Кстати, если вырезать из трилогии все эпизоды, когда герои вынимают из ножен мечи, поднимают вверх и многозначительно осматривают, — фильм сократится минут на двадцать. Я конечно не великий знаток военной тактики, но даже мне становится понятно, что крепость такого масштаба можно было взять только многолетней блокадой, в процессе которой гарнизон вымрет с голоду, а затем еще полгода уйдет на то, чтобы взломать неохраняемые более ворота... Но наши герои не были бы героями, если б не смогли эффективно проебать и крепость, вызвав сочувствие зрителя. Итак, по чистому полю к крепости мчится неприятель. И зритель, тот самый зритель, который рыдал, глядя на беззащитных всадников, скачущих навстречу врагу, засевшему в портовых руинах — теперь этот зритель вцепляется в кресло от ужаса: ай, сейчас нашу крепость-то возьмут! Конечно возьмут. Проебав все, что только было можно, наши герои феерически проебывают и оборону крепости — в прошлой серии мы уже видели, как славно они умеют это делать, только крепость там была куда поменьше. Теперь же они легко подпускают неприятеля с его осадными машинами так близко, чтобы он смог нанести какой-то урон. Откуда взялись осадные машины — тоже неясно, ведь враги приплыли на кораблях. Ну, не суть важно. Важно, что наши защитники не озаботились элементарной оснасткой для защиты крепости. Где умелые лучники? Где знаменитые котлы с кипящей смолой, который должны литься на головы атакующих? Нет, мы народ гордый, мы зато... мечи наточили! Поэтому несмотря на могучие стены, несказанную доблесть и, как нам дают понять, высочайший боевой дух (в отличие от трусливых и недисциплинированных орков), герои охотно и беспорядочно сдают крепость рубеж за рубежом, дверь за дверью. С юмористической регулярностью приказы полевых командиров «всем стоять насмерть!» сменяются паническими «все, быстро отступаем!!!» — и так раз за разом, как и в предыдущей серии. Враги же — инвалиды и пенсионеры — действуют умно и предусмотрительно, они все продумали и хорошо подготовились. Поэтому вскоре врываются в крепость. Три ноль в пользу врага. И снова — лишь благодаря потрясающей тупости сил Добра. И не надо мне рассказывать сказки про несметные полчища — я видел своими глазами, как бездарно были проебаны все атаки.

Ну и скажите, что может спасти наших героев теперь, после того, как было проебано уже, казалось бы, все на свете? Только чудо! Чудо! В решающий момент автор подыгрывает своим любимцам, и чудо действительно происходит.

На этот раз оно предстает в самом отвратительнейшем обличии. Пока назревает битва у крепости, благородный Арагорн, науськиваемый благородным королем эльфов, отправляется в зловонное ущелье и вступает там в сговор с самой распоследней мразью во всем Средиземье — зелеными мертвецами, предельно разложившимися физически и морально. Этим ублюдкам чуждо вообще все человеческое, и мерзость их столь высока, что они привыкли жрать всякого, кто случайно попадет на их территорию. Но наш Арагорн машет своим склеенным мечом и успешно базарит с паханом мертвых подонков, предъявляя по всем понятиям старый должок. И — уговаривает выступить на стороне добрых сил. Собственно, этим наемникам пофиг за кого биться. Поэтому когда крепость должна уже рухнуть, выбегает толпа отвратительных зеленых призраков, мертвых по определению, а потому неуязвимых. Они устраивают дикую кровавую бойню, и в два счета вырезают всех тех, кого мы привыкли считать подлыми врагами вот уже третью серию... Зритель вскакивает и хлопает в ладоши, глядя как мертвая мразь уничтожает живые, хоть и агрессивно настроенные племена противника... А мне становится грустно. Я конечно понимаю, что в борьбе все средства хороши, но... Когда беспредельная тупость побеждает хромых да убогих благодаря поддержке неуязвимой мерзости... Что тут сказать? Стало быть, добро-то посильнее зла, как говорил Женя Лукин.

Наверно из меня плохой зритель подобных фильмов, да и, чего уж тут, всего стиля фэнтези. Чтобы воспринимать подобные сюжеты искренне, надо отбросить сомнения и здравую критику, забыть о причинно-следственных и любых действующих законах, свято поверить автору, рассказывающему кто хороший-умный-смелый, а кто плохой-глупый-трусливый, и тихо молиться, чтобы у героев все закончилось хорошо, словно оно может закончиться как-то иначе.

Вот, собственно, моя главная претензия — как вы понимаете, даже не к фильму, а, скорее к первоисточнику. Фильм же, повторюсь, сделан на пять с плюсом. Вот только затянут уж очень. Тридцать минут последнего прощания всех со всеми — особенно невыносимы для того, кто выпил перед сеансом большую кружку пива.

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок