логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
10 сентября 2009
SOLIDARNOST.ORG: Гена работал в зоопарке крокодилом

Мама уверенно шла по тротуару и тащила за собой Генку. Куда они шли, Генка, как обычно, не спрашивал. Припекало летнее солнце, навстречу шли прохожие. Вдалеке показалась будка «Мороженое», вокруг нее толпились дети, и толстая румяная мороженщица раздавала им пломбир. Генка покосился на маму, глубоко вздохнул и решился:

— Мама! — сказал он. — Купи пломбир?

— Нет, — привычно откликнулась мама, не сбавляя темпа.

— Почему? — огорчился Генка.

— Мороженое грозит ангиной, — объяснила мама. — Я запретила тебе есть мороженое. Забыл?

Генка тяжело вздохнул и некоторое время плелся, глядя в серый асфальт.

— А почему другим детям пломбир можно, а мне нельзя? — спросил он.

— А ты на других не кивай! — строго возразила мама, и Генка не нашелся, что ответить.

Вдалеке показался киоск «Союзпечать».

— Мама! — сказал Генка, — Мама! Купи мне переводные картинки?

— Это тебе зачем? — нахмурилась мама, не сбавляя темпа.

— На холодильник наклеить... — признался Генка.

— Запрещаю, — сухо ответила мама.

— А у Вовки дома весь холодильник в картинках! — возразил Генка. — И у Нинки!

— А ты не ябедничай, — отрезала мама.

— Я вовсе не ябедничаю! — обиделся Генка. — Просто им родители разрешают! Красиво же, когда картинки!

— Нет, — сказала мама.

— Ладно! — не сдавался Генка, — Я их в тетрадку наклею!

— Нет, — повторила мама. — Воздержись от переводных картинок. Я запрещаю.

Генка вздохнул, и долгое время они шли молча. Но когда за углом появился аппарат с газировкой, Генка упрямо дернул маму за руку и уперся сандаликами в асфальт.

— Мама! — проникновенно сказал он. — Я очень хочу пить! Я не пил с самого завтрака! Я хорошо себя вел все утро! Ну пожалуйста, купи мне газировки с сиропом за три копейки?

— Нет, — отрезала мама, пытаясь сдвинуть его с места. — Сироп портит эмаль зубов.

— А без сиропа, за копейку? — предложил Генка.

— Нет, — отрезала мама. — Здесь общие стаканы, можно подхватить корь или глистов.

— А мы принесем из дома свой стакан! — нашелся Генка и заискивающе улыбнулся.

— Я запрещаю выносить посуду из дома, — отрезала мама.

— Но ведь все же дети мира пьют газировку! — в отчаянии воскликнул Генка, — И Вовка, и Нинка, и все из нашего двора!

— Я запрещаю тебе дружить с Вовкой и Нинкой, — строго сказала мама. — И с этого дня запрещаю выходить во двор!

Не выдержав, Генка горько расплакался. Воспользовавшись этим, мама снова схватила его за руку и поволокла за собой. Генка спотыкался и размазывал по лицу слезы.

— Ну почему, почему, — твердил он, — почему ты такая злая, почему ты меня так не любишь?

— Как это не люблю? — удивилась мама, и даже остановилась. — Я тебя очень люблю, ты мой единственный любимый сын! Я специально сегодня отпросилась с работы, чтобы лишний раз сводить тебя в поликлинику на анализы.

— Но почему тогда ты мне все запрещаешь?! — всхлипнул Генка.

— Я просто хочу, чтобы ты жил хорошо, — объяснила мама. — Запомни мои слова, Гена, на всю свою жизнь: чтобы сделать что-то хорошее, надо запретить что-то плохое. Понятно? Повтори!

— Чтобы сделать хорошее, надо запретить плохое, — повторил Генка.

— Молодец, — похвалила мама. — А теперь вытри сопли, и марш в поликлинику!

Всю дорогу они шли молча, лишь у самого крыльца поликлиники Генка посмотрел на маму и тихо спросил:

— Мама, а можно я тебе тоже что-нибудь запрещу?

— Разрешаю, — неожиданно ответила мама. — Вырастешь — запретишь что хочешь кому хочешь.

— Вырасту-вырасту! — твердо пообещал Генка. — Обязательно вырасту!

* * *

Как известно, самый простой и доступный метод статистики — поиск числа упоминаний в интернете. Обратимся к Яндексу с рядом вопросов и получим удивительную картину:

«Онищенко запретил»458000 страниц
«Онищенко разрешил»3115 страниц
«Онищенко организовал»86 страниц
«Онищенко улучшил»9 страниц
«Онищенко предотвратил»28 страниц
«Онищенко уберег»0 страниц

Недавно во все туристические компании поступил из ведомства Онищенко изумительный циркуляр про «высокопатогенный грипп А (H1N1), наибольшее число заболеваний зарегистрировано в США, Мексике, Канаде, Великобритании, Чили, Австралии, Аргентине, Таиланде, Китае (Гонконг) и Японии» (в приложении к разосланному письму — список примерно из 140 стран). Но главное — потрясающей убедительности резюме: «ПРЕДПИСЫВАЮ: Руководителям юридических лиц и индивидуальным предпринимателям, осуществляющим туристскую деятельность: воздержаться до особого распоряжения от организации деловых и туристических поездок, культурного обмена и обучающих программ в страны, где регистрируется распространение высокопатогенного гриппа».

Чтобы понять смысл в полном объеме, представьте, что вы программист и зарабатываете на жизнь программированием. И тут вам приходит бумага из санитарной инспекции: «в связи с тем, что среди программистов и математиков высок уровень самоубийств и психических заболеваний, предписываю: до особого распоряжения воздержаться от программирования!»

То есть, турпоездки разрешены, страна не на карантине, аэропорты работают, посольства выдают визы, отечественные пограничники пропускают тысячи и тысячи граждан ежедневно, но турфирмам «предписано воздержаться до особого распоряжения» от собственной работы. Как будто привезти вирус в страну способен лишь человек, купивший путевку у турфирмы, а отправившийся самостоятельно, в гости или в командировку, вирус не привезет!

С другой стороны посмотреть: а разве существовал вирус, который удалось «не пропустить» в какую-то страну? Есть ли на глобусе сколь-нибудь крупная страна, в которой не болеют сезонным гриппом? Существует ли государство, куда не проник СПИД, благодаря усилиям пограничников и таможни?

С «мексиканским гриппом» вообще смешно. Ну, тот факт, что строго каждые три года в апреле в новостях появляется новая страшная болезнь и к концу года постепенно исчезает из новостей, ничем себя так и не проявив, — к этому мы привыкли за последнее десятилетие. Неделю назад я вернулся из Мексики (на всякий случай закройте лицо ладонью и отодвиньтесь подальше от этого текста), так там в туристической области (полуостров Юкатан) вообще не зафиксировано ни одного случая этого гриппа, только в центральных дебрях, и то меньше, чем в США. А переболевшие в разных странах свидетельствуют: грипп как грипп, три дня температура с кашлем, и здоров. Ну ладно, допустим, санитарное ведомство обязано в любом случае принять меры, даже если угроза несерьезная. Но почему ж меры такие дикие? Зачем этот неадекват и заведомо невыполнимые запреты? Возьмем, к примеру, анкету, которую теперь заставляют заполнить всех, въезжающих в Россию. Как вас зовут? Где живете? Где побывали и зачем? Цель возвращения? Данные, разумеется, никто не сверяет — вы можете написать хоть «Геннадий Онищенко, Красная площадь дом 1». Как, кем (и зачем) обрабатываются миллионы этих листков — тоже загадка. А уж какой красоты там орфография (о пунктуации уже не говорю):

Или представьте лицо иностранца (их тоже заставляют заполнять анкеты), которому предлагают подписать анкету за всех тех, кто не НЕ УМЕЕТ ПЕТЬ:

Пожалуй, единственное разумное мероприятие в этой вакханалии чиновничьего бреда — это спокойный мужик с дистанционным термометром, который незаметно меряет температуру всех выходящих из самолета:

Очень хочется надеяться, что его прибор исправен и отрегулирован, батарейки в нем свежие, показания точные, больные будут выявлены, изолированы и получат лечение. Надежда, прямо скажем, слабая. Но умирает последней.

Этот текст написан для проекта ., где я веду авторскую колонку. Вообще для . я написал немало подобных материалов, вот их полный список
<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке автоматически отключились, потому что прошло больше 7 дней или число посещений превысило 20000. Но если что-то важное, вы всегда можете написать мне письмо: [email protected]