{imgicourl}{zamok}
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
10 сентября 2009
SOLIDARNOST.ORG: Гена работал в зоопарке крокодилом

Мама уверенно шла по тротуару и тащила за собой Генку. Куда они шли, Генка, как обычно, не спрашивал. Припекало летнее солнце, навстречу шли прохожие. Вдалеке показалась будка «Мороженое», вокруг нее толпились дети, и толстая румяная мороженщица раздавала им пломбир. Генка покосился на маму, глубоко вздохнул и решился:

— Мама! — сказал он. — Купи пломбир?

— Нет, — привычно откликнулась мама, не сбавляя темпа.

— Почему? — огорчился Генка.

— Мороженое грозит ангиной, — объяснила мама. — Я запретила тебе есть мороженое. Забыл?

Генка тяжело вздохнул и некоторое время плелся, глядя в серый асфальт.

— А почему другим детям пломбир можно, а мне нельзя? — спросил он.

— А ты на других не кивай! — строго возразила мама, и Генка не нашелся, что ответить.

Вдалеке показался киоск «Союзпечать».

— Мама! — сказал Генка, — Мама! Купи мне переводные картинки?

— Это тебе зачем? — нахмурилась мама, не сбавляя темпа.

— На холодильник наклеить... — признался Генка.

— Запрещаю, — сухо ответила мама.

— А у Вовки дома весь холодильник в картинках! — возразил Генка. — И у Нинки!

— А ты не ябедничай, — отрезала мама.

— Я вовсе не ябедничаю! — обиделся Генка. — Просто им родители разрешают! Красиво же, когда картинки!

— Нет, — сказала мама.

— Ладно! — не сдавался Генка, — Я их в тетрадку наклею!

— Нет, — повторила мама. — Воздержись от переводных картинок. Я запрещаю.

Генка вздохнул, и долгое время они шли молча. Но когда за углом появился аппарат с газировкой, Генка упрямо дернул маму за руку и уперся сандаликами в асфальт.

— Мама! — проникновенно сказал он. — Я очень хочу пить! Я не пил с самого завтрака! Я хорошо себя вел все утро! Ну пожалуйста, купи мне газировки с сиропом за три копейки?

— Нет, — отрезала мама, пытаясь сдвинуть его с места. — Сироп портит эмаль зубов.

— А без сиропа, за копейку? — предложил Генка.

— Нет, — отрезала мама. — Здесь общие стаканы, можно подхватить корь или глистов.

— А мы принесем из дома свой стакан! — нашелся Генка и заискивающе улыбнулся.

— Я запрещаю выносить посуду из дома, — отрезала мама.

— Но ведь все же дети мира пьют газировку! — в отчаянии воскликнул Генка, — И Вовка, и Нинка, и все из нашего двора!

— Я запрещаю тебе дружить с Вовкой и Нинкой, — строго сказала мама. — И с этого дня запрещаю выходить во двор!

Не выдержав, Генка горько расплакался. Воспользовавшись этим, мама снова схватила его за руку и поволокла за собой. Генка спотыкался и размазывал по лицу слезы.

— Ну почему, почему, — твердил он, — почему ты такая злая, почему ты меня так не любишь?

— Как это не люблю? — удивилась мама, и даже остановилась. — Я тебя очень люблю, ты мой единственный любимый сын! Я специально сегодня отпросилась с работы, чтобы лишний раз сводить тебя в поликлинику на анализы.

— Но почему тогда ты мне все запрещаешь?! — всхлипнул Генка.

— Я просто хочу, чтобы ты жил хорошо, — объяснила мама. — Запомни мои слова, Гена, на всю свою жизнь: чтобы сделать что-то хорошее, надо запретить что-то плохое. Понятно? Повтори!

— Чтобы сделать хорошее, надо запретить плохое, — повторил Генка.

— Молодец, — похвалила мама. — А теперь вытри сопли, и марш в поликлинику!

Всю дорогу они шли молча, лишь у самого крыльца поликлиники Генка посмотрел на маму и тихо спросил:

— Мама, а можно я тебе тоже что-нибудь запрещу?

— Разрешаю, — неожиданно ответила мама. — Вырастешь — запретишь что хочешь кому хочешь.

— Вырасту-вырасту! — твердо пообещал Генка. — Обязательно вырасту!

* * *

Как известно, самый простой и доступный метод статистики — поиск числа упоминаний в интернете. Обратимся к Яндексу с рядом вопросов и получим удивительную картину:

«Онищенко запретил»458000 страниц
«Онищенко разрешил»3115 страниц
«Онищенко организовал»86 страниц
«Онищенко улучшил»9 страниц
«Онищенко предотвратил»28 страниц
«Онищенко уберег»0 страниц

Удивительно, что в последние годы так выдвинулась на передний план фигура главного государственного врача — раньше мы и не представляли, что вообще есть такая должность, а теперь она фигурирует в новостях наравне с Патриархом. Но еще удивительнее, что сложившийся у граждан образ главного санитарного врача — это некое пугало, которое занято придумыванием новых запретов. Пиво, шпроты, вино, творог, летний отдых — без каких-то разумных объяснений и вопреки цивилизованной международной практике. Что, кто-то стал в стране здоровее, благодаря действиям главного государственного врача? Снизилась детская смертность, исчезли пищевые отравления, возросло качество продуктов, улучшилось оборудование больниц? Нет, потому что главный инструмент работы — запрет. И каждый следующий запрет — абсурднее предыдущего, но везде прослеживается четкая государственная мысль: под предлогом борьбы с некачественным товаром и мифическими бедами (несуществующими болезнями типа «птичьего гриппа») запретить все то, что создает конкуренцию слабому отечественному продукту. Вино из Малаховки лучше грузинского? Или может курорты Сочи по сервису и цене приблизились к Турции? Риторический вопрос.

Недавно во все туристические компании поступил из ведомства Онищенко изумительный циркуляр про «высокопатогенный грипп А (H1N1), наибольшее число заболеваний зарегистрировано в США, Мексике, Канаде, Великобритании, Чили, Австралии, Аргентине, Таиланде, Китае (Гонконг) и Японии» (в приложении к разосланному письму — список примерно из 140 стран). Но главное — потрясающей убедительности резюме: «ПРЕДПИСЫВАЮ: Руководителям юридических лиц и индивидуальным предпринимателям, осуществляющим туристскую деятельность: воздержаться до особого распоряжения от организации деловых и туристических поездок, культурного обмена и обучающих программ в страны, где регистрируется распространение высокопатогенного гриппа».

Чтобы понять смысл в полном объеме, представьте, что вы программист и зарабатываете на жизнь программированием. И тут вам приходит бумага из санитарной инспекции: «в связи с тем, что среди программистов и математиков высок уровень самоубийств и психических заболеваний, предписываю: до особого распоряжения воздержаться от программирования!»

То есть, турпоездки разрешены, страна не на карантине, аэропорты работают, посольства выдают визы, отечественные пограничники пропускают тысячи и тысячи граждан ежедневно, но турфирмам «предписано воздержаться до особого распоряжения» от собственной работы. Как будто привезти вирус в страну способен лишь человек, купивший путевку у турфирмы, а отправившийся самостоятельно, в гости или в командировку, вирус не привезет!

С другой стороны посмотреть: а разве существовал вирус, который удалось «не пропустить» в какую-то страну? Есть ли на глобусе сколь-нибудь крупная страна, в которой не болеют сезонным гриппом? Существует ли государство, куда не проник СПИД, благодаря усилиям пограничников и таможни?

С «мексиканским гриппом» вообще смешно. Ну, тот факт, что строго каждые три года в апреле в новостях появляется новая страшная болезнь и к концу года постепенно исчезает из новостей, ничем себя так и не проявив, — к этому мы привыкли за последнее десятилетие. Неделю назад я вернулся из Мексики (на всякий случай закройте лицо ладонью и отодвиньтесь подальше от этого текста), так там в туристической области (полуостров Юкатан) вообще не зафиксировано ни одного случая этого гриппа, только в центральных дебрях, и то меньше, чем в США. А переболевшие в разных странах свидетельствуют: грипп как грипп, три дня температура с кашлем, и здоров. Ну ладно, допустим, санитарное ведомство обязано в любом случае принять меры, даже если угроза несерьезная. Но почему ж меры такие дикие? Зачем этот неадекват и заведомо невыполнимые запреты? Возьмем, к примеру, анкету, которую теперь заставляют заполнить всех, въезжающих в Россию. Как вас зовут? Где живете? Где побывали и зачем? Цель возвращения? Данные, разумеется, никто не сверяет — вы можете написать хоть «Геннадий Онищенко, Красная площадь дом 1». Как, кем (и зачем) обрабатываются миллионы этих листков — тоже загадка. А уж какой красоты там орфография (о пунктуации уже не говорю):

Или представьте лицо иностранца (их тоже заставляют заполнять анкеты), которому предлагают подписать анкету за всех тех, кто не НЕ УМЕЕТ ПЕТЬ:

Пожалуй, единственное разумное мероприятие в этой вакханалии чиновничьего бреда — это спокойный мужик с дистанционным термометром, который незаметно меряет температуру всех выходящих из самолета:

Очень хочется надеяться, что его прибор исправен и отрегулирован, батарейки в нем свежие, показания точные, больные будут выявлены, изолированы и получат лечение. Надежда, прямо скажем, слабая. Но умирает последней.

Этот текст написан для проекта solidarnost.org, где я веду авторскую колонку. Вообще для solidarnost.org я написал немало подобных материалов, вот их полный список
<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке автоматически отключились, потому что прошло больше 7 дней или число посещений превысило 20000. Но если что-то важное, вы всегда можете написать мне письмо: lleo@lleo.me