логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
13 декабря 2009
что ли главок из книжицы покидать?

Рогдай на необитаемой планете

Известно, что при разгоне выше скорости света время на движущемся объекте начинает идти в обратную сторону. Для водителя, его спутников и всех, кто летит рядом с той же скоростью, это, разумеется, не заметно. О том, что время течет в обратном направлении относительно всей остальной Вселенной, можно догадаться, когда по космическому радио, вещающему на коротких и длинных гравитационных волнах, начинают звучать песни на непонятном языке: просто они звучат в обратную сторону. Впрочем, для дальнобойщиков существуют свои радиостанции, которые специально крутят песни задом наперед, чтобы их могли слушать те, кто в пути.

Естественно, когда включается торможение, время поворачивает обратно, и к тому моменту, когда скорость корабля снижается опять до световой, путники снова оказываются в том времени, в каком живет вся остальная Вселенная. Но это, разумеется, только в том случае, если разгон выше скорости света в начале пути и торможение в конце пути проводятся одинаково равномерно. Не случайно самой дорогостоящей частью любого космического двигателя является электроника, которая исправно за этим следит.

Проблема возникает только в том случае, если торможение происходит резкое. Именно поэтому водителям вдалбливают с детства: резко не тормози! Хотя, конечно, резкое торможение случается обычно не по вине водителей, а во время столкновений и аварий. Последствия могут оказаться очень печальными, и связаны они в первую очередь с тем, что человеческое тело не выдержит таких перегрузок. Но если случится такое чудо, что перегрузки тело выдержит, то вполне возможно, что оно окажется в прошлом. Вернуться обратно теоретически можно — для этого достаточно проделать обратную процедуру: невероятно резко разогнаться до сверхсветовой скорости, а потом медленно-медленно оттормозиться до полной остановки. Но любой водитель вам скажет, что на практике это сделать невозможно.

Именно поэтому мы ничего не слышали о людях, которые попадали в аварию на скорости, превышающей скорость света. И именно поэтому дорожная полиция запрещает ее превышать, хотя, понятное дело, все это потихоньку делают.

Отставной прокуратуры штатский советник господин Рогдай по праву считался лучшим спецагентом Вселенной: его тренированному телу не составило особого труда выжить в такой катастрофе. Но Рогдай совершенно не представлял, где оказался — ни в пространстве, ни во времени. Разбитый катер пронесся над поверхностью планеты и врезался в песчаный холм. Вокруг расстилалась пустыня. Местное солнце палило изо всех сил, и было тут настолько жарко, что даже обломки догорающего болида не очень-то допекали на фоне местных температур.

Болид пришел в полную негодность. Двигатель висел на обломанном кронштейне, а салон и вовсе превратился в хлам. Уцелело лишь кресло, на котором сидел Рогдай — он был не дурак и всегда пристегивался. Что касается обшивки — она полностью рассыпалась, и теперь представляла из себя груду оголившейся титановой арматуры, торчащей во все стороны как иголки ежа или ветки кустарника.

Но недаром Рогдай считался человеком со стальными нервами. Другой бы начал суетиться, выбежал из катера, спустился с холма и принялся бегать по пустыне, воздевая руки к небу и причитая. Приключения тела.

Не из таких был отставной прокуратуры штатский советник господин Рогдай. Не меняясь в лице, он достал коммуникатор и принялся одним пальцем набирать губернатору SMS, чтобы доложить о случившемся. Рогдаю было очень неудобно, что поиск губернаторской дочки теперь задержится на неопределенный срок, и он спешил уверить Губернатора, что все будет хорошо. Рогдай не являлся мастером красноречия, письма и отчеты всегда давались ему с трудом. Поэтому он начал издалека, и SMS вышла достаточно длинной:

«Знаю и понимаю вашу скорбь, — писал он. — Но вам недолго осталось терпеть: клянусь, я вытащу вас из этой беды!» Рогдай задумался, и вспомнил, что Губернатор обожает пчел и мед. «Будете со смехом вспоминать свои беды долгими зимними вечерами, попивая молоко и мед!» Рогдай заметил, что от мыслительного напряжения все это произносит вслух, что совершенно непозволительно для следователя. Поэтому он взял себя в руки и кратко закончил: «У меня случилась небольшая авария, но скоро я продолжу расследование. Если вас не затруднит, пришлите эвакуатор. Куда именно — доложу, когда уточню.»

Удивительно, но SMS не отправилась. «Нет сети» — сообщал аппарат. Это было невозможно: сети гравитационных ретрансляторов имелись по всей Вселенной. Никаких других передающих устройств у Рогдая, понятное дело, не было. Он похлопал себя по карманам пиджака, но нашел лишь мыслепередатчик, использовавшийся при допросах слабослышащих и плохопонимающих людей, а также инопланетян. Он почему-то был включен — видимо, включился от удара. Мыслепередатчик, понятное дело, как средство космической связи не годился — он работал в радиусе десяти метров.

Рогдай собирался выключить его и спрятать, но прислушался: из мыслепередатчика раздавался голос.

— О, господи! — причитал мыслепередатчик без интонаций, как это свойственно мыслепередатчикам. — О, господи!

Рогдай поднял голову и оглядел местность сквозь прутья догорающей обшивки.

Планета оказалась не такой уж необитаемой. И пустыня была не бесконечной — кое-где росла колючка, а вдалеке проглядывала и трава. Перед догорающим болидом стояло четверо существ, которые больше всего напоминали коз, хотя были маленькими и тощими. «Неужели местные козы разумны?» — подумал Рогдай и тут заметил, что это не козы. Точнее, не все козы. Здесь были три козы и еще одно носатое человекоподобное существо без козьих рогов. Но одето было в козью шкуру и стояло на четвереньках. Именно оно и причитало.

— Отставить! — сурово скомандовал Рогдай, поднеся мыслепередатчик ко рту. — Встать! Равняйсь! Смирно!

Существо проворно поднялось и оказалось двуногим. Оно напоминало человека, только было меньше ростом. Одето оно было действительно в козью шкуру и шапку, а на ногах его и вовсе было что-то странное.

— Что это у тебя на ногах? — спросил Рогдай и тут же пожалел об этом: существо поспешно сняло с ног свою обувку и снова грохнулось на колени, рассыпаясь в извинениях.

Рогдаю пришлось трижды рявкнуть «Отставить!», прежде чем существо успокоилось. Похоже, планетка была совсем дикой. С пространственно-временными координатами тут явно были незнакомы. На эвакуатор и вовсе рассчитывать не приходилось. Чинить катер своими силами? Нда-с... Рогдай печально оглядел дымящиеся прутья арматуры. Нет, починить катер здесь будет крайне сложно — для этого надо, как минимум, раздобыть инструменты, гидрокарбонат урана и какое-нибудь справочное руководство, потому что технологии кораблестроения Рогдай помнил плохо. Существо тем временем продолжало ползать на коленях и сбивчиво причитать, закрывая лицо руками.

— Послушай... э-э-э... уважаемый, — обратился к нему Рогдай. — А у тебя есть какой-нибудь металл?

— О господи, откуда же у меня металл? — откликнулось существо. — Я бедный пастух!

— Жаль, — сухо сказал Рогдай.

— А вот у соседки есть золотые миски! — пожаловалось существо.

— А гидрокарбоната урана нет? — спросил Рогдай на всякий случай.

— О, господи! — воскликнуло существо, снова падая на колени. — Прости! Я эта... человек не шибко речистый... говорю тяжко... и наукам не обучен. Мой разум не в силах понять смысл твоих слов! Можно, я позову своего брата, он у меня посмекалистей?

Рогдай вздохнул.

— Вы меня в гроб вгоните, — произнес он укоризненно. — Золото совершенно негодный материал для обшивки. — Он снова вздохнул. — Ладно, несите, что есть, одолжите у своей соседки...

— А если она меня не послушает?! — в отчаянии спросило существо.

— Ты местный — ты и придумай как-нибудь. Уговори. Пригрози.

— Я не местный! — возразило существо.

— Послушай, не морочь мне голову! — отмахнулся Рогдай. — У меня и без тебя проблем хватает. Ступай!

Пастух ушел, а Рогдай отстегнул ремни безопасности, выбрался из кресла и начал осматривать повреждения катера. Они были очень и очень серьезными. Но Рогдаю было необходимо починить корабль и продолжить поиски. А если ему надо, он знал по опыту, в итоге у него все получится.

* * *

Пастух и его спутник приближались медленно, постоянно останавливаясь и кланяясь. Рогдай терпеливо ждал. Наконец, они доползли почти до самых клочьев обшивки и упали лицами в песок, простирая перед собой руки.

— Прости нас, ничтожных рабов твоих! — крикнул пастух.

— О, мудрейший и всесильный, — хорошо поставленным басом зарокотал его спутник в пыльном красном халате, — о, властелин всего сущего и повелитель мира, о благодетель и всемилостивый царь, да славится вовеки твои...

— Прекратить путать следствие! — рявкнул Рогдай. — Короче!

— Не вели гневаться, мы сделали все, как ты сказал! — торопливо продолжил человек в красном халате. — Господи, как же это было непросто! Одни не хотели идти, другие не хотели отпускать, третьи... Пришлось уговаривать! В общем, мы одолжили у соседей все золото, что было! И ночью прибежали сюда, к тебе!

Человек взмахнул красными рукавами халата и обвел руками долину вокруг холма, которая сегодня уже не выглядела пустыней, а напоминала то ли лагерь юных экологов на Байкале, то ли кемпинг молодых парторгов на Селигере, то ли слет любителей бардовской песни на Седьмой Водолея: повсюду стояли палатки, дымились костры, а между ними бродили полуголые люди, бегали детишки и шатались маленькие худые козы.

— Мы принесли все золото тебе, — продолжал человек в красном халате, не поднимая лица из песка, отчего его слова звучали глухо и неразборчиво, и мыслепередатчик справлялся с трудом: — О, мудрейший и всесильный, о, властелин всего сущего и повелитель...

— Короче! — прервал Рогдай. — Где оно?

— Короче, они почему-то за нами погнались, — пожаловался человек в красном халате.

— Сволочи! — с чувством подал голос пастух в козьей шкуре.

— А ну не ругайся при всесильном, брат! — шикнул на него человек в халате и слегка пихнул локтем.

Рогдай непонимающе перевел взгляд с одного на другого.

— Кто погнался? — Он кивнул на пустыню, где бегали дети и блеяли козы. — Вот эти?

— Нет, это наши! — хором объяснили пастух с братом.

— А кто же погнался?

— Они не наши!

— А где они?

— Они вот-вот будут здесь! — трагическим голосом сообщил брат.

— У них колесницы! — глухо пожаловался пастух. — И копья!

— Господи, они хотят отобрать у нас твое золото! — наябедничал брат. — Они не верят в твою силу и желают тебя убить!

— Меня? — удивился Рогдай. — Меня-то за что?

Пастух выкрикнул односложное гортанное слово и неопределенно взмахнул рукой. А его брат не издал ни звука, зато изо всех сил долбанул пастуха локтем в бок, чтоб не выражался.

— Фашиствующие молодчики, агрессоры тоталитарной тирании, воинствующие националисты, гонители этнической самоидентификации, прихвостни мирового глобализма, душители гражданских свобод, враги национального самоопределения, строители преступной вертикали власти, бичеватели региональных автономий, последовательные палачи демократических ценностей, убежденные ценители гражданских браков с козой, — сбивчиво перевел мыслепередатчик, еще немного подумал и неуверенно уточнил: — козлы.

Рогдай не привык долго размышлять. Он полез за отворот пиджака и вытащил небольшой компактный бластер, в котором, несмотря на тщательно стертую маркировку, знатоки без особого труда, зато с некоторым содроганием опознали бы печально известный «Углич» — тот самый бластер «Углич», который недолгое время выпускался на Пикалевском заводе для спецподразделений особого назначения, но уже лет сто категорически запрещен мировым советом безопасности из-за вопиющего пренебрежения к вопросам экологии на глубоком конструктивном уровне. «Углич» Рогдая отличался от классической модели разве что массивным глушителем. Но Рогдай, поплевав на ладонь, отвернул глушитель и спрятал его в карман пиджака. Теперь даже одного заряда хватило бы, чтобы в секунду испарить небольшое море.

— И где эти козлы? — спросил Рогдай, оглядываясь.

* * *

Рогдай с неудовольствием посмотрел на пастуха с братом, которые снова упали лицом в песок, вытянув вперед руки.

— Честь старшему по званию отдают совсем не так, — заметил он. — Впрочем, ладно. Вашу проблему мы решили?

Братья закивали.

— Теперь будем решать мою, — продолжил Рогдай. — Мне нужен металл для ремонта. Покажите мне, наконец, сколько золота вам удалось собрать.

Пастух молча указал рукой назад — туда, где под холмом гудел лагерь дикарей.

— Это была моя идея! — тихо похвастался его брат, не поднимая, впрочем, головы. — Правда, здорово?

Рогдай приставил к глазам бинокль камуфляжной расцветки, который всегда носил с собой, и остолбенел: посередине лагеря поблескивала здоровенная золотая скотина — то ли овца, то ли коза. Выполнена она была с невероятным изяществом. Фигура явно была отлита из чистого золота и весила никак не меньше тонны. Но это было не все. С копыт до рогов фигуру покрывали драгоценные камни и витиеватые надписи. Рогдай никак не ожидал, что среди этих пастухов окажутся такие искусные ювелиры. Дикари постарались на славу, и эта фигура несомненно являлась величайшим произведением искусства за всю историю этого мира. Это было видно даже по плотному караулу, который выстроили пастухи вокруг фигуры, пуская к ней на поклонение соплеменников строго по одному и лишь после тщательного досмотра халатов и обуви — видно, боялись терактов.

Положение Рогдая теперь было незавидным. Одалживать у туземцев отсталых планет металлы и пищу считалось нежелательным, но вполне допустимым действием. Однако все мыслимые нормы морали, указы мирового совета, декреты комиссии по контактам, а также честь благородного офицера строго-настрого запрещали изымать у разумных существ предметы их искусства и религиозного культа.

— Что ж вы сделали-то? — крякнул Рогдай с невыразимой досадой и плюнул в песок. — Ну кто же вас просил-то, а? Вот ведь болваны! Я же сказал: принести мне металл. А вы что сделали?

Он тут же пожалел о сказанном. Пастух и брат горестно взвыли, подпрыгнули как ужаленные, повернулись и с воплем бросились вниз с холма так, что засверкали пятки. На бегу пастух выхватил меч из-под козьей шкуры, а его брат — из под халата. Выбежав на равнину и ворвавшись в гущу народа, они принялись рубить мечами направо и налево. Соплеменники в ужасе разбегались. Подбежав к статуе, пастух принялся рубить ее мечом. Видно, статуя все-таки была внутри полая — она гнулась и ломалась, во все стороны летели золотые стружки и осколки драгоценных камней.

Рогдаю пришлось вынуть свой «Углич» и дать предупредительный залп в воздух, чтобы прекратить беззаконие.

Когда рассеялся пар и воздух снова появился над пустыней, все дикари валялись лицом вниз с распростертыми руками и стояла полная тишина.

— Оба ко мне! — рявкнул Рогдай.

Пастух с братом, побросав мечи, проворно взбежали на холм и распростерлись на песке.

— Приказываю, — начал Рогдай. — Записывайте или запоминайте. Первое: слушать только меня! Второе: никого другого не слушать и никаких самоволок! Ясно? Третье: если кто обо мне будет спрашивать, мол, не было ли здесь такого... то языком не молоть, примет не описывать, имен не называть! Потому что мне за вас такое будет, если узнают... Четвертое: у вас что, дел нет своих? Хватит здесь отираться около моего холма! Идите уже работайте! Идет рабочая неделя, в выходной отдыхать будете! Вот я же работаю! — Рогдай поднял вверх руки, измазанные двигательным маслом и потряс наногаечным ключом. — Теперь по культуре: старших надо уважать. Ясно? Запрещается: врать, убивать, воровать, блудить, сожительствовать с козами. Ясно? Или кому-то неясно и надо повторить?

Пастух и брат поспешно закивали головами, не поднимая лиц от песка.

— На сегодня все, — подытожил Рогдай. — Ступайте. Если будет завтра свободная минутка — также дам общие представления об остальных юридических тонкостях. Закон об авторских и смежных правах, лицензирование, налогообложение, пенсионное законодательство, а также воздушный, водный и лесной кодекс. А теперь идите! И запишите, что я сказал!

Братья поднялись и безропотно побрели прочь.

— Да, — крикнул Рогдай вдогонку, — и пришлите ко мне своих мастеров! И принесите наконец это чертово золото, пока вы из него опять что-нибудь не вылепили!

Вскоре на холм поднялись семеро мастеров. Они бережно разложили на песке осколки золотой фигурки и встали, робко ожидая приказаний. Несколько часов Рогдай вел инструктаж.

— Корпус делаем сперва из дерева, — говорил он. — Дерево-то у вас есть? Ламинируем его.

— Ась? — спрашивал старший мастер с клочковатой седой бородкой.

— Ладно, — махал рукой Рогдай, — проехали. Обрабатываем смолой внутри и снаружи. Сбоку делаем люк. Внутри выстраиваем три отделения — машинное, топливное и кабину. Все это надо обложить чистым золотом изнутри и снаружи. Ясно? Изнутри и снаружи. Еще понадобятся такие кольца и шесты... Как бы вам объяснить...

К счастью, как это обычно бывает, мастера оказались самыми вменяемыми — они были понятливы, и дело свое знали хорошо. Глядя, как споро вырастает новый деревянный корпус, Рогдай начинал верить, что ему удастся улететь с этой богом забытой планетки, а ее обитатели забудут о странном визите и займутся своими делами как прежде.

* * *

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
Страницы, которые привлекли мое внимание за последние дни, рекомендую:
2017-11-22 В июне 1982
архив ссылок

Комментарии к этой заметке автоматически отключились, потому что прошло больше 7 дней или число посещений превысило 20000. Но если что-то важное, вы всегда можете написать мне письмо: [email protected]