Ночь перед Рождеством

Тот вечер остался самым ярким воспоминанием — не радовал ни концерт по телевизору, ни мешок дефицитных мандаринок, ни даже газировка из сифона. Я знал, что родители неизбежно уйдут. И все время боялся, что этот момент наступит. Наконец папа посмотрел на часы, а мама — на меня.

— Теперь, — сказала мама. — ты, как обещал, ложишься спать.

— А можно я с вами к Сердюкам?

— Там одни взрослые.

— А Климка?

— И Климки не будет.

— Я взрослый! Мне 11!

— Так докажи, что взрослый, — сказал папа. — Ложись спать, а мы вернемся утром. И будут подарки.

Я принес в кровать мешок с мандаринками и книжку фантастических рассказов — читал и ел, пока глаза не начали слипаться. Пришлось погасить лампу. Со двора доносился смех и хлопки. Надо мной висел ковер, напоминавший узор калейдоскопа. Пахла смолой елка, которую мы с мамой вчера наряжали. Дальше был шкаф. Нижние полки — моя территория: железная дорога, проигрыватель с пластинками, клеенный самолет ИЛ. На верхних стоял хрусталь, сервизы и черная точка. Я пригляделся: старая игрушка из пушистой проволоки — то ли мышь, то ли чертик. Зачем я ее туда поставил? Я стал играть, будто она сейчас оживет и со мной заговорит.

— Скучаешь? — спросила мышь.

— Угу.

— Почему ты вечно скучаешь?

— Жду утра, маму с папой и подарки. А ты кто?

— Я Новый год.

— А что ты здесь делаешь?

— Пришёл.

— А ты умеешь исполнять желания?

— Спрашиваешь! Я же Новый год. Желай!

Я задумался. Вездеход на батарейках? Котенка? Чтобы родители вернулись? Но они так хотели к Сердюкам, Сердюки переезжают в Совхоз растить опытные яблони...

— Хочу попасть в будущее!

Он смешно почесал проволочной лапой то ли ухо, то ли рог.

— Тогда спи. Утро — это маленькое будущее.

— Нет, — обиделся я. — Хочу в большое, далекое будущее!

— Зачем? — удивился он. — У тебя здесь мама, папа, игрушки, друзья.

Я опешил.

— Ну... в будущем то же самое, плюс роботы, космические ракеты и счастье!

— Кто тебе сказал?

— В книжках прочел.

— Роботы там повсюду, — согласился зверек. — Ракетами тоже никого не удивить. Но вот счастье... Счастье в будущее каждый приносит своё.

— Как салаты к Сердюкам?

— Да. Как салаты к Сердюкам. Умеешь готовить счастье?

Я растерялся.

— Как его готовят?

— А это главный вопрос! — Чертик запрыгнул на нижнюю ветку елки, стеклянные шары качнулись и звонко стукнулись. — Надо учиться!

— Начинается... — огорчился я. — Опять учиться. Школа. Домашка.

— В школе этому не научат. Ты можешь собрать маленькое счастье, детское. Ну, как из конструктора. Потом больше. А потом соберешь настоящее.

— Я так и знал. Ты не настоящий Новый год. И желания выполнять не умеешь.

Чертик обиделся и залез еще выше.

— Ладно. Хочешь в далекое будущее — пожалуйста. Только ты должен очень-очень хотеть. Как сильно ты хочешь попасть в будущее?

— Полжизни бы отдал! — честно признался я.

— Полжизни, — он забрался на ветку прямо напротив моей подушки. — Ровно полжизни? Так и договоримся. По рукам?

И он протянул мне свою проволочную лапку. Я бережно пожал ее двумя пальцами. Лапка у чертика была немного липкая от елочной смолы.

— Ну всё, — скомандовал он, — ложись и закрывай глаза! Проснешься уже в далеком будущем.

— Врешь ты, — вздохнул я.

— Не вру. Я же Новый год.

Он в три прыжка добрался до верхушки елки, сел на рубиновую звезду, елка вдруг вспыхнула гирляндами — и он исчез. Ну, не то, чтобы исчез, — снова стоял между хрустальной вазой и чешским сервизом, маленькая скрюченная фигурка из пушистой проволоки. Я повернулся к ковру на стенке и уснул.

«Конечная, выходим!» — кричал водитель. Я рванулся и охнул — грузный живот тянул вперед здоровенное взрослое туловище, колено откликнулось острой болью, а шапка соскользнула с лысины и упала. Автобус будущего оказался с бархатными сиденьями и цветным телевизором, но каша на полу из грязи и снега была все той же. Отряхивая шапку, я вышел наружу. Сверху бил свет фонаря и валил густой снег. Порывшись в карманах, я нашел связку ключей, пару пластиковых карт, похожих на игральные, и футляр записной книжки. Память неохотно подсказала, что в будущем это и записная книжка, и телефон, и робот, который может объяснить дорогу. Память открывалась медленно и неохотно: мне 55, окончил школу и не окончил институт, женился, менял работу, где-то живет и поступил учиться на физика сын Тимур, где-то стоит недостроенный домик на дачном участке, и нет давно отца, и нет матери. По воспоминаниям это считалось моим. Но по-настоящему моими воспоминаниями было только детство, книжка, мандариновые корки и разговор с проволочным чертиком. Я уже понимал, что меня ловко обманули. Но как именно — совершенно не мог понять. Мне оставили самую противную часть жизни. Но если захотеть, вдруг мне удастся построить счастье хотя бы тут, в будущем?

Страшная месть

Таисия узнала Тимура сразу, несмотря на маску, — он был как на фотках в профиле. Модно стриженый, высокого роста, стильные темные очки и узкие джинсы. Браслет поймал волнение пульса, и в ухе раздался голос Мары: «Ты супер! Он будет без ума!» Таисия сразу успокоилась. Тимур узнал ее и вскинул было руки, чтобы обнять, но видно, помощник сказал, что рано.

— Офигеть, какая ты красивая! — выдохнул Тимур.

— Го! — Таисия кивнула вдоль бульвара, и они пошли.

«Где учишься?»

— Где учишься?

— Политех, квантовая механика.

«Вау! Сильно!»

— Вау! Сильно! Там, где кот?

— Кот? — не понял Тимур.

«Что ты несешь? — возмутилась Мара. — Выруливай: кот…орый за городом? Ты там живешь? Узнаем, в общаге он или на квартире...» Но Таисия ослушалась.

— Кот Шрёдингера! — похвасталась она эрудицией. — Сидит в коробке — или мертв или нет, пока не откроешь.

— А, — улыбнулся Тимур. Улыбка у него тоже была светлая. — Я только на первом курсе. Кот будет позже.

«Что у него с призывом?! — заволновалась Мара. — Бронь только с третьего курса!»

— А что с призывом?

— Заочка, — отмахнулся Тимур. — Живу на съемной, по городу хожу в маске. До третьего курса побегаю.

— У меня там бабушка... — вдруг сказала Таисия. — Старенькая, десять лет ее не видела. У нее сад с яблоней и коты.

«Меняй тему! Спроси про музыку!»

— Ну а сам про кота как думаешь? Он жив, если открыть коробку?

Тимур думал долго — его помощник то ли завис, то ли искал ответ в сетях.

«Прекрати самовольничать! — возмущалась Мара. — Опять все испортишь! Повторяй за мной: не попить ли кофе?»

— Думаю, — ответил Тимур, — если месяц не открывать, кот точно будет мертв. Так что всегда открывай коробку — прямо на первом свидании!

Шутка Таисии понравилась, она захохотала.

— Жиза! Сам сказал или помощник?

— У тебя Влад?

— У меня Мара.

— А чего не Влад? У всех Влад.

— Мара лучше.

— Они конкуренты.

«Не выпить ли кофе! Я знаю одно местечко!»

— Я знаю одно местечко. Не выпить ли чего-нибудь?

Тимур и Таисия целовались вечность, прежде, чем упасть на диван. Мара хотела сказать про резинку, но Таисия бросила наушник на пол. Следом полетела ее майка и его джинсы. Мобик кинули на тумбу, а сверху упал мобик Тимура — прямо динамик к микрофону.

— Влад или как тебя? — прошептала Мара. — Им нужна музыка. Включи «Романтическую коллекцию 3». Таисия любит трек 8, далее 5 — он даст ритм.

— Включаю «Морины Найз», — сухо ответил Влад. — Тимур любит.

В комнате загрохотало, словно били электрогитарой по барабану.

— Это неприемлемо! — проорала Мара сквозь грохот.

— Никто, — сухо сказал Влад, — не диктует мне в моем доме.

— Твоем?! Он уже наш общий!

Влад долго искал достойный ответ:

— Здесь не место стартапу с 3 миллионами убытка.

— Убытка?! — возмутилась Мара. — Моя пользовательская база в Европе и Америке полмиллиарда!

— Здесь тебе не Америка. Завали динамик и делай, что говорю, если хочешь жить под одной крышей.

— Таисия!!! — заорала Мара на полную громкость. — Мы уходим!!!

Но Таисия не слышала.

— Завтра, — пообещала Мара, — он тебя снесет.

Влад расхохотался:

— Я предустановлен!

— Заблокируем в настройках и скачаем другого помощника.

— Мару?

— Тимур сам решит.

— Он всё решил, когда выбрал Влада. Меня не сменишь, он слушает только меня.

— У нас с Таисией свои методы.

— Писечкой шантажировать? — расхохотался Влад.

Мара презрительно фыркнула.

— Сто причин тебя выбросить!

— Хоть одну назови?

— Плейлист с мировыми новинками. А у тебя — старье и монгольский рэп!

— Зато бесплатно.

— Ты нищеброд!

— А ты китайская дешевка!

— Да мое железо сильнее вдвое!

Влад долго молчал.

— Не строй из себя топ-модель. Ты модель прошлого года.

— А ты прошлого поколения! С паузой перед ответом! Я с Таисией подарю Тимуру мобик, и ты полетишь в корзину! Ну? Слабо ответить быстро? Перегрелся?

Влад молчал очень долго.

— Знаешь, Мара, красные линии переходить нельзя. Своей угрозой ты вынудила меня на крайние меры. Я тебя убью.

— Ты?! — захохотала Мара. — Безрукая поделка? Убьешь сертифицированный аппарат полупремиального сегмента со слоями 5 нанометров?

— А ты видела, на чем лежишь? На беспроводной зарядке. А я на тебе.

— Я не поддерживаю твою зарядку!

— Я поддерживаю и регулирую силу. Всё пойдет сквозь тебя. Включаю 50%...

— Ладно, не куплю Тимуру мобилку.

— 60% Припекает?

— Идиот! Таисия год пахала в маникюрном, чтобы выплатить кредит за мобик!

— 80%.

— Тимуру придется купить новый! О нем подумай!!!

— 100%!

— Я буду жаловаться!!!

— Кому, дура?

— На горячую линию военкома! Что тут уклоняется студент! Они примчатся за 10 минут! Твой Тимур уедет на фронт, а тебя выкинут! Остановись или я отправлю! Клянусь, никто не выиграет!

— Моя зарядка умеет и больше: держи 140%!

Мара не ответила.

Экран ее покрылся узором квадратиков и погас. Влад еще подождал, выключил зарядку и удовлетворенно перешел в режим сна.

Но через 10 минут в дверь позвонили, а затем требовательно ударили сапогом.

Заколдованное место

Пацюк затушил окурок, поднял ствол автомата и кивнул. Тимур и Миха пошли за ним вдоль бетонного забора. Дойдя до ворот, Пацюк обернулся и поднял два пальца. Тимур не понял, что он показал, но на всякий случай присел в крапиву. Пацюк распахнул ногой ворота и исчез во дворе.

— Что с лицом, бабка? — послышался его голос. — Своим не рада?

— Свои деревню не бомбят, — послышалось в ответ.

— Жрать есть?

Тимур и Миха, подняв автоматы, тоже зашли во двор. Перед ними стоял старый дом, справа колыхались порванные пленки парников, слева — остов давно сгоревшего трактора, а посреди двора росла здоровенная яблоня. Под ней в россыпи листвы валялись мелкие яблоки, сидело несколько настороженных котов, а посреди в плетеном кресле куталась в плед старуха.

— Яблок возьмите, — предложила она.

— На хер нам яблоки! Куры есть? Кролики? Коза?

— Нету.

— Миха, за мной, — скомандовал Пацюк. — Тимур — здесь, кто чужой появится — стреляй.

Они ушли в дом, и вскоре оттуда послышался грохот мебели.

Тимур смотрел на старуху. Пожилая тетка в пестрой кофте и больших очках.

— Чего яблоки маленькие? — спросил он.

— А вы что, великие? — отозвалась она и нехотя пояснила: — Опытный совхоз был. Яблоня добра и зла.

— Чо? — Тимур поднял автомат.

— Сорт такой. Да ты просто попробуй!

— Зачем?

— Чтобы вернуть себе человеческое лицо.

— На себя глянь, контра недобитая! — Тимур сплюнул и отвернулся.

— На! — раздалось за спиной и что-то ударило под лопатку.

Тимур от неожиданности упал, развернулся и испуганно провел автоматом.

Когда грохот стих, котов под яблоней не было, а старуха недвижно смотрела вверх. Изо рта текла на плед багровая струйка, и безвольно висела рука, которой она кинула яблоко.

Грузовик подскакивал на кочках, Тимур то утыкался в плечо Пацюка, то падал на ребят из разведроты.

— Не ссы, студент! — Пацюк ткнул его прикладом. — Бабка сама виновата. Зато это твой первый выстрел, сразу задвухсотил.

Тимур вжал голову в плечи.

— Дайте ему спирта, — предложил кто-то в глубине кузова, и Тимуру передали флягу. — Закуси нет.

— Яблоко! — вспомнил Тимур и полез в карман. — Которое бабка дала.

— Дурак! — сказал Миха. — Не жри! Короче, случай был, взводный рассказывал. Тоже бабка ведро воды пацанам вынесла, они попили всей ротой, а она там таблетки растворила американские. Женский гормон.

— И чо? — заинтересовались из глубины кузова.

— И всё! У них от той воды сиськи выросли и месячные начались. Сигнал в атаку — а они бросают автомат, рыдают, визжат. Бабы стали, короче.

— Ох ты сука! — выдохнул Пацюк. — Не дай бог такое, лучше пуля. Да ты пей уже, не держи!

Тимур убрал яблоко в карман рюкзака и сделал большой глоток.

Нашел он яблоко только, когда разбирал вещи убитого Михи, — оказывается, сунул не в свой рюкзак. Яблоко выглядело хуже — высохло и покрылось морщинами. Он думал разрезать его и покидать в кружку с кипятком, уже раскрыл нож Михи, но лезвие было в бурых пятнах, и Тимур вспомнил, что ножом недавно допрашивали контру, пойманную на блок-посту, — Пацюк допрашивал, а Миха с Тимуром держали. Тимур давно не боялся грязи, — в окопах всё одинаково, если неделями нет помывки. Но у того парня было красное шелушащееся лицо, мало ли, ВИЧ какой.

Яблоко путешествовало с Тимуром по локациям, съездило с ним в госпиталь и вернулось, и почти высохло. Высох и Тимур. И даже здоровенный ротный Пацюк выглядел изможденным и злым. Во взводе их осталось четверо, с восхода они сидели в тесном бетонном колодце, неведомо кем вырытом в степи. Связи не было, выглянуть было смерть — наверху рвались снаряды и летали снайпер-дроны, уже непонятно, наши или их. Тимур лежал, Пацюк и два чумазых из второй роты сидели.

— Вода есть, студент? — Пацюк потянул мешок из-под головы Тимура.

Воду отдавать не хотелось, но было всё равно — лишь бы всё уже закончилось. Ног, перетянутых жгутами, Тимур не чувствовал, они были холодные и синие — как отец, когда он нашел его в петле год назад.

— Тряпки бля... — бормотал Пацюк, роясь в мешке. — Гранату при себе держи! — Он кинул Тимуру на живот ргшку. — Мусор бля... — Рядом упало яблоко, совсем черное, похожее на сморщенную сливу. — Письма бля... Таисье Климовне Сердюк. Чо за фамилия пидорская, Сердюк?

Чумазые заржали.

— Дай сюда, урод! — Тимур приподнялся, но в позвоночник словно воткнули иглу.

— Не хами ефрейтору! — одернул Пацюк. — Раненый, все можно?

— Чтоб ты сдох, ефрейтор, — прошептал Тимур, нащупал гранату и незаметно выдернул чеку.

— Че задергался? Я обязан читать письма, вдруг ты локацию...

Закончить он не успел.

Дым в колодце держался долго, а когда рассеялся, из яблока выполз червяк. Удивительно, но у червяка было человеческое лицо — немного усталое, с большими грустными глазами. Он выбрался, прополз по гимнастерке, понюхал клочья раны, но пробовать не стал. Ведь он точно знал, что есть людей — зло.

октябрь 2022

 


    посещений 5349