Вера и мёд

© художник Алексей Андреев

Ей всегда казалось, что она просыпается за секунду до колоколов. Вера готова была поклясться, что это так. Но Эрик говорил, что это всего лишь эхо гиппокампа — пробуждающийся мозг неверно запоминает ход событий, причину и следствие. Кому верить? Собственной голове или любимому мужу, доктору наук и лауреату Бериевской премии РСФСР?

Церковные колокола били за окном побудку медленно и раскатисто, немного не попадали в ноты — в местной звоннице не хватало нужного колокола. Вера всегда лежала и ждала, пока они доиграют, наслаждалась первыми минутами наступающего дня. На одеяло запрыгнул Тишка и принялся топтаться, намекая, что пора завтракать. Не открывая глаз, она вынула из-под одеяла руку и принялась чесать Тишку. Тот с хрустом потягивался, игриво обхватывал ладонь всеми лапами, показывая, что ему тоже очень приятно. Вера хотела почесать ему пузико, но задела ногтем пигидий — Тишка дёрнулся и больно впился в ладонь передними клешнями.

— Тишка! — укоризненно крикнула Вера, открыла глаза и села.

Тишка юркнул под кровать. Остатки сна испарились, и разом стихли колокола. На одеяле расползались капли крови и было больно. Но и это не портило весеннего настроения. Вера открыла старую хлебницу на комоде, давно служившую аптечкой, промыла царапину карболкой и смазала зелёнкой, но кровь продолжала капать. Пластырь оказался только перцовый. Подложить бы кусок марли, что ли, но марля — вещь дефицитная. В туалете лежали газеты, нарезанные квадратами, но это не стерильно. Вера сорвала вчерашний листок отрывного календаря, а за ним и сегодняшний — уж он точно остался чистым внутри стопки: ни амеб, ни грибков, ни спор механической нематоды, ни прочей гадости сюда насыпаться не могло. Да и типографского свинца минимум: листок оказался не чёрный, а красный: «22 апреля — 155 лет со дня рождения В.И.Ленина»

— Как всё удачно складывается! — улыбнулась Вера, накрыла листком ранку, наклеила поверх пластырь и распахнула шторы.

Закружилось облако пылинок, комната наполнилась апрельским светом — ярким, как хирургическая лампа, острым, как скальпель, и полным надежд. Стоя у окна, Вера чуть согнула ноги и прислонилась голыми коленками к батарее, как любила. Батарея грела и пульсировала. По улице уже вовсю шагали прохожие с портфелями и пионеры с ранцами, к открытию Гастронома выстроилась очередь, и Вера вспомнила, что нет ни хлеба, ни молока, ни мотыля для Тишки. По всей улице сегодня трепыхались флаги, над куполом церкви тоже алело праздничное знамя. На самом куполе грелись в утреннем солнце большие жирные скаты, от этого купол выглядел камуфляжным и чем-то напоминал пузатый хохломской чайник — золото с чёрным.

— Красота! — снова повторила Вера и включила радио.

Тишка вылез из-под кровати как ни в чем ни бывало и тёрся о ноги хозяйки спинными пузырями. Вера насыпала ему в миску опилок и сухого гематогена. Тишка укоризненно посмотрел на неё всеми своими глазами, но высунул хоботок и принялся жадно всасывать лакомство. По радио рапортовали про битву за урожай в тяжелых условиях инфильтрации. Скоро должен был позвонить Эрик.

Вера пошла в ванную, но из душевой лейки опять наросли до самого пола чёрные скользкие нитки — извивались как ресницы и не пропускали воду. Вера их оборвала как могла и даже поскребла по душевой лейке рукоятью зубной щётки, но вода сегодня всё равно шла тонюсенькой струйкой, холодной и ржавой. Вера вернулась на кухню, нашла в холодильнике сковородку и два яйца. Одно оказалось свежим, она вылила его на сковороду поверх вчерашней картошки. А вот второе механизировалось — под ножом хрустнули молодые шестерёнки, кухня наполнилась густым запахом солидола и горелого пенопласта. Вера кинула яйцо в ведро, и в этот миг зазвонил телефон — резко, с короткими паузами, по-междугородному. Сперва шли щелчки. Затем телефонистка раздражённо произнесла «Жур-жур-бург, звонок примете? Соединяю!»

— Здравствуй, Эрик! — сказала Вера. — Как ты, милый? Ты сегодня раньше обычного. У нас уже совсем весна. Я очень по тебе скучаю. А ты?

Трубка молчала.

— Эрик, милый, — повторила Вера. — Как прошёл твой день? У меня всё по-прежнему. Работы много — то травма, то прорыв, всех везут к нам, а лекарств нет. А Тишка сегодня…

— ...слышишь? — взволнованно донеслось из трубки. — Верочка! Слышишь меня?

— Да, милый!

— Верочка, всё получилось! Начался весенний дрейф! В этом году идёт всего один транспорт, мест не было вообще! Но кто-то в последний момент отказался, и мне удалось его поймать!

— Кого, милый? — удивилась Вера.

— Не перебивай, связь может оборваться в любую минуту! У тебя есть чем записать? Запиши! Пятигорск! Ты должна за сутки добраться до Пятигорска. Это реально. У вас ещё что-то туда ездит — поезда, автобусы, гравипланы, не знаю, договорись с таксистами, выгреби всё, что осталось в моём секретере. Шесть утра, завтра! Записываешь? Вокзальная площадь Пятигорска, с неё полетит оранжевый тобус. Мне сказали, он оранжевый. У тебя выкуплено место, просто назовёшь фамилию… Ты слышишь?! Вера, почему ты молчишь?!

— Милый, а потом что? — спросила Вера.

— И всё! Только доберись до Пятигорска к старту, они не станут ждать опоздавших! Они поднимут тобус и выгрузят вас на летающий остров, выберут самый устойчивый, местные всё знают, с вами полетит кто-то из проводников, он расскажет, вас пристегнут, выдадут плащи, спальные мешки...

— Это будет законно? — спросила Вера.

Трубка помолчала.

— Ты не можешь говорить? — догадался Эрик. — Кто-то стоит рядом и нас подслушивает? Ты в опасности?

— Нет, милый, у меня все хорошо.

— Тогда что это значит? Мы так долго ждали этого! Я набрал долгов, выкупил билет на аукционе! Конечно законно! За такие деньги у них всё улажено с милицией, с КПП. Они же взлетают прямо с центральной площади, наверняка и Горком в доле, может даже кто-то из секретарей летит. Это не телефонный разговор, переберись через разломы, потом наконец обо всём поговорим! Я тебя встречу. И Кузнецовы, и Маринка с мужем! Все тебя ждут! Верочка? Ты слышишь? Почему ты молчишь?

— Но там занавес...

— Верочка! Вы пойдёте над облаками! Там желейный занавес! Желейный! Это же дрейф, огромные летающие острова спокойно проходят! Вы просто на полминуты задержите дыхание, вам скажут, когда. И пройдёте как скальпель через агар-агар! Как в мармелад лицом! Это несколько секунд, потом просто отряхнёте одежду! Мы все через это прошли, выглядит страшно, а на самом деле даже интересно! Главное — никаких вещей с собой, это их требование, вам всё выдадут.

— А фотографию мамы?

— Фотографию возьми, — смягчился Эрик. — сунешь под кофту. Сколько в ней того серебра, три атома... Можешь записную книжку мою взять или хотя бы страницы с формулами. Хотя я почти всё восстановил, не надо, не рискуй. Ничего не бери! Главное — никакого металла, никаких часов, серёжек, пуговиц. И мы наконец увидимся! Господи, как я мечтаю тебя обнять!

— Я тебя тоже люблю, Эрик, — улыбнулась Вера. — У меня сгорела яичница, и мне пора на работу.

— Поезжай первым делом на вокзал, может, в кассах есть что-то на Пятигорск, может, самолет до Минеральных вод, может электричка, а там местные таксисты...

— Хорошо, дорогой, я подумаю, — кивнула Вера. — С праздником. Удачного тебе дня.

Вера подошла к окну и немного постояла, уткнувшись коленками в батарею. Левой коленке было холодно, правой горячо. Вера посмотрела на батарею — крайняя чугунная секция немного опухла и отекла. Белые хлопья краски осыпались и лежали на полу кучей грязной муки, с распухшего чугуна сочилась черная слизь. Вера приложила ладонь и тут же отдёрнула — в этом месте батарея была огненной. Намочив полотенце в солёной воде, Вера бережно укутала распухшую секцию. А потом собралась с мыслями, надела красный берет, взяла мусорное ведро и вышла во двор.

Здесь было ярко, но промозгло — небо потихоньку затягивалось серыми тучами. Вера дошла до детской площадки в поисках баков, а они все оказались в старом котловане: сгрудившись у лужи на глинистом дне, торопливо рвали что-то, похожее на хобот с присосками. Казалось, хобот подёргивается, но может, просто казалось. Увидев ведро, пара бачков оторвалась от стаи и проворно выбралась из котлована. Они сели перед Верой, распахнули бездонные пасти и сами стали похожи на черные ведра, заросшие изнутри зубами. Вера высыпала каждому по половине ведра, бачки тут же захлопнулись, стали похожи на толстые кляксы и принялись урчать, перемалывая органику и неорганику. Из котлована выбрался ещё один и увязался за Верой, норовя цапнуть за пальто. Пришлось на него шикнуть и замахнуться ведром. Бачок отстал. Хотелось спрятать ведро во дворе и сразу пойти к автобусу, а забрать после работы. Но либо сгрызут бачки, либо сопрут соседи. Пришлось занести домой.

Пассажиры на остановке кутались, курили и негромко переругивались. Вера глядела в сереющее небо и улыбалась свежести и весеннему ветру, который пытался забраться под плащ. В небе кружили электроскаты. Над крышами многоэтажек важно проплыл в направлении объездной рекламный медузоид с привязанным под брюхом алым транспарантом. Транспарант рвало и бултыхало высотными ветрами, что там написано — Вера прочесть не смогла, но судя по золотым кистям и бахроме, что-то к празднику.

— Сорок минут стоим! — прошипел рядом бородач и указал красной папкой на медузоид. — А на это у них деньги есть!

— Не волнуйтесь, автобус приедет, — улыбнулась ему Вера. — Смотрите лучше, какая весна. Ещё день-два и раскроются листочки.

— У нас потолок в соседнем подъезде раскрылся, — буркнул тот. — Щупальца вылезли, троих задушили, один ребенок.

Вера вздохнула:

— Инфильтрация. Все мы смертны рано или поздно. Сейчас везде прорывы.

Послышался лязг — из-за полуразрушенной девятиэтажки выползал автобус. Даже отсюда было видно, как он стар — полз медленно, словно парализованный таракан, перебирал ржавыми поршнями: вытягивал пучки ног, упирался в бетон и натужно подтягивал себя вперёд с жужжанием, газовым шипением и скрежетом. Когда приблизился, Вера увидела, что задние колеса давно не крутятся — просто трутся по бетону, сточенные уже до осей. Передние ещё крутились — голые, в обрывках резины. Фары давно разбились и заросли мутными пузырями. Крыши тоже не было — огромная дыра в небо с неровными краями, будто сверху постучали гигантской ложкой и выели автобус как яйцо, оставив лишь тонкие стенки. По сути так оно и было: вселившийся инфильтрант неторопливо обживал автобус — осваивал его функцию и постепенно переваривал. Кабину всегда выедало в первую очередь — всё, что там было, давно растворилось и переварилось, всё пространство кабины полностью заросло металлопаутиной и пеной. Но автобусу было так много лет, что даже салон уже наполовину зарос.

— Куда он идет? — заволновались на остановке.

— Какая разница? — обернулся бородач. — В таком ехать — себя не уважать, подцепишь какого-нибудь паразита на свою голову...

— Так другого нет…

Автобус остановился и со стоном разжал створку двери.

Вера протолкнулась вперед и залезла внутрь. Здесь пахло керосином и плесенью, сидений не было, под ногами хлюпала густая ржавая каша, и со всех сторон росли молодые металлические поручни, похожие на щупальца осьминога. Люди снаружи всё стояли, не решаясь войти. Автобус ждал.

— Женщина! Гражданка в красном берете! — послышался возмущённый бабий окрик. — Кто вам дал право лезть без очереди?!

И как по команде, пассажиры повалили внутрь, прижав Веру к сплетению трубок. Автобус тронулся. Вера смотрела вверх — там проплывали обрывки проводов, разросшиеся над дорогой щупальца колючки, а над всем этим нависало бездонное серое небо. Вера улыбалась и думала, как приятно ехать в автобусе, где вместо крыши — открытая связь души с чем-то высоким и добрым. Хотелось даже снять берет.

От остановки к празднику смастерили тропинку из свежих деревянных щитов поверх луж и глины — теперь идти до КПП было одно удовольствие, можно смотреть не под ноги, а по сторонам. Слева тянулся бетонный забор, поверху густо обросший такими клубами колючки, что местами она опускалась до земли. Справа тянулся пустырь с прошлогодним сухостоем, чёрными кучами последнего снега и обломками бетонных труб. Там уже пробивались ростки мать-и-мачехи, особенно на лысой площадке — где пять лет назад пионеры ловили сачком воздушных пьявок и надували, пока откуда ни возьмись прилетела их здоровенная матка и заплевала всех ядом. Мальчишек тогда быстро донесли до медпункта и всех удалось спасти. А площадка пропиталась ядом — трава там летом не вырастала. А вот мать-и-мачеха — пожалуйста. Эрнест даже предлагал наловить маток и выделить гербицид для сельского хозяйства.

Странно, но очереди на проходной сегодня не было.

— Опаздываем? — хмуро осведомился дежурный, наверно новенький.

Вера посмотрела вверх на табличку «Ордена 100-летия годовщины ВОСР КБ Агропроект имени Андреева при НИИ Спецбиотех» и плакат «XIX пятилетке — ударный труд». Часы над табличкой показывали без четверти семь.

— Есть запас, — улыбнулась она.

— Вы знаете, какой сегодня день? — он покачал за стеклом её паспортом с пропуском, но не отдал. — Праздничный сбор с шести утра. Пропуск я изымаю. И нечего улыбаться!

«Паша, оставь её в покое, — пробасило из глубины караулки, — это ж Вера из медчасти. Она всегда улыбается».

— Алексей Мурадович, так приказ! — обернулся дежурный. — Опоздание — изъять пропуск.

Но документы вернул и турникет открыл.

В актовом зале народу было битком. На трибуне дочитывал послание Лев Петрович Столетов:

— ...на благо Советского Союза. Несмотря на отдельные недостатки, — гремел директорский голос, — несмотря на ухудшающуюся обстановку, институт работает на переднем крае науки. Выполняя задачи Партии, продолжая дело Ленина и Берии, стены института подарили стране целых шесть лауреатов государственной премии: Лавушкин, вот он в зале, поаплодируем! — Зал взорвался аплодисментами. — Фельмуд! — Аплодисменты. — Лоботарёва! Мезальянц! И Бобров, вечная память!

Аплодисменты стихли.

— Поспелов, — вдруг сказала Вера.

Грянули послушные аплодисменты и тут же умолкли. Повисла тишина.

— Ну, и Поспелов в общем тоже, — нашёлся Лев Петрович, тряхнув бакенбардами, — мы же не будем этого отрицать. Но и поощрять тоже не будем. А будем работать, работать и работать, как завещал великий Ленин! С праздником, товарищи! Все по местам! А вы, Поспелова, — ко мне в кабинет.

* * *

Столетов сидел за своим столом под портретом Ильича. На столе в ряд стояли телефонные аппараты и чучело маленького мокеле-мбембе. Его когда-то привез Эрик из Валдайского очага.

— Вызывали, Лев Петрович? — улыбнулась Вера. — С праздником!

— С праздником... — буркнул Столетов. — Прикройте дверь. Он опасливо приподнял третий слева телефонный аппарат, резко потянул шнур и выдернул из розетки, и только после этого поднял взгляд. — Вера, я сколько раз говорил: утихните, вы на виду. Вы неоценимый работник, вас любят товарищи, но институт режимный. Я лично поручился перед первым отделом. Зачем этот цирк на собрании?

— Потому что Поспелов тоже лауреат.

— Бывший лауреат. — Лев Петрович нервно повертел штепсель и решительно воткнул обратно в розетку. — Ваш муж, — громко говорил он в стол, нависая над аппаратом, — предатель! Он предал институт, предал общее дело и сбежал — трусливо, тайком! Бросил товарищей, бросил вас, Поспелова! Ему подарили всё: образование, признание, лабораторию. А чем он отплатил? Стыдный поступок, недостойный учёного! — Лев Петрович стукнул кулаком по столу, снова выдернул шнур из розетки и откашлялся. — Знаете, Верочка, в биологии есть термин: стоговаться. Эрик вам не рассказывал?

— Нет.

— Очень зря. Стоговаться — это когда мышь чувствует, что вокруг ходит лиса или кот. И начинает стоговаться. Закапывается в укромное место, перестаёт бегать. Занимается домашними делами — тихо-тихо, словно её нет. Я вам говорю русским языком: Верочка, надо стоговаться. — Столетов указал пальцем вверх. — Вы не понимаете, что я сижу выше всех, и всё падает на меня? Говорят, я даже у самих Хозяев сейчас на особом контроле, если понимаете, о чем я. Вы каждый день перезваниваетесь — думаете, никто не знает, раз вам не делали замечаний? Но вы же понимаете, насколько это нежелательно для всего коллектива, эти ваши созвоны? А теперь вы не приходите на Ленинскую линейку! — Он схватил со стола лист и помахал им в воздухе.

— Честное слово, из головы вылетело!

— А Мурадович уже рапорт написал! А я теперь обязан реагировать! Что вы улыбаетесь? — Он нервно почесал пышные бакенбарды. — Вера, хотите работать в институте — работайте. Не хотите — пишите рапорт. Хотите на Дальний Юг за Поспеловым — черт с вами, летите, скатертью дорожка, как говорится. Ещё сами там хлебнёте инфильтрации и обратно попроситесь. Но мне, мне перестаньте создавать проблемы! Их и без вас хватает!

Вера увидела, что у него дрожат руки.

— Вы стали раздражительны, Лев Петрович. Хотите пирозолам? Он помогает расслабиться, у вас же такая нагрузка. А может, вам съездить просканироваться? Вы ж знаете, некоторые интегранты вызывают выброс желчи и дисфорию…

Вера осеклась: она смотрела на бакенбарды Столетова, которые он отращивал с октября. Бакенбарды выглядели солидно, по-профессорски, и Вера вдруг с ужасом разглядела, зачем они: из висков Столетова свисали маленькие крабьи ножки, тонкие и серебристые. Столетов поймал ее взгляд.

— В медпункте есть немного сульфацида, — сказала Вера. — Приходите, будем обрабатывать каждый день, иногда они просто уходят.

— Идите работать, Вера, не морочьте мне голову, — устало ответил Столетов и воткнул телефон обратно в розетку.

В тот же миг аппарат истошно зазвонил, а одновременно в дверь ворвался Мурадович:

— Лев Петрович! — кричал он, выкатывая глаза. — Прорыв под Кисловодском! Какая-то тварь докопалась, семь трупов, двоих утащила под землю!

— Спасатели? Пожарные? — Столетов вскочил.

— Все там! И мои там! Не могли до вас дозвониться!

* * *

Кисловодском называли склад института, никто не знал, почему. Здоровенный железный ангар примыкал когда-то прямо к зданию второго корпуса. В одну из снежных зим часть ангара рухнула, и зайти из корпуса стало невозможно — только в обход, с улицы. Сейчас здесь стояла толпа.

— А я говорил, нельзя столько органики хранить в одном месте… — говорил кто-то.

— Умник нашелся! Это ещё Поспелов говорил! А толку — где ее хранить-то?

Вера шла за Столетовым сквозь толпу. Внутри ангара царил разгром, словно тут бесился трактор, заросший механопаразитами: стеллажи повалены, ящики вскрыты, а по центру в полу зиял тоннель почти в рост человека — словно въезд в подземную парковку, вырытый в сырой земле исполинским червем. Дыра уходила вниз и вбок, а рядом стояли испуганные пожарные и спецбригада в химзащите с огнеметами.

— Я не полезу туда с этой зажигалкой, — говорил один из них. — Там семеро моих парней полегло.

— Тихо! — сказал кто-то.

Из дыры послышался далёкий стон.

Столетов, растолкав всех, быстро оценил ситуацию:

— Ты советский человек! Там гибнут твои товарищи!

— А что я могу?! — тот сбросил капюшон химзащиты. — У меня двое детей. Здесь танк нужен!

Столетов открыл рот, но Вера вдруг шагнула вперёд.

— Я пойду! — сказала она. И зашагала вниз по глине.

Через несколько шагов лаз повело вбок, и вокруг сгустилась тьма.

— Эй, — позвала Вера. — Есть кто живой?

Стон повторился. Вера побежала вперёд, привыкая к темноте, и вдруг чуть не споткнулась о человека.

— Помогите… — прошептал он, приподняв голову. — Ноги…

И Вера увидела: ног у него нет по самые колени.

— Держись, — сказала она, схватила парня за ворот куртки обеими руками и потянула назад, к свету. Несколько метров дались ей с трудом, затем пришлось отдышаться. Парень снова застонал.

— Там есть ещё люди? — быстро спросила Вера.

— Нет… Медведь убил всех…

— Медведь? — Вера опасливо глянула в тёмную глубину и снова поволокла человека к выходу.

И когда до поворота оставалось уже немного, сзади послышался хруст щебня и частые-частые шлепки — мягкие, но от них дрожала земля, словно бежала пара слонов. Вера остановилась и обернулась.

Это было и правда похоже на медведя, только больше раза в два — из темноты, перекатывая свою массу, словно улитка, топотал грузный кожаный мешок белесого цвета со множеством когтистых лап и жутким симметричным рылом, как у глиста. Больше не было сомнений, чей это тоннель, — чудовище занимало весь диаметр. Не добежав метров трех, оно мягко затормозило и распахнуло огромный рот-трубу, набитую по кругу режущими пластинами — словно выкатило их вперёд из кожи и выдохнуло. Полыхнуло жаром — из глотки вылетали синие языки пламени.

— Божечки! — ахнула Вера. — Да это же гигантская тихоходка, про которую столько спорили…

Чудовище угрожающе подалось вперед.

— Не смеешь! — строго и отчётливо произнесла Вера, подняв ладонь. Она угрожающе сорвала с головы красный берет и шагнула навстречу.

Тихоходка от неожиданности попятилась, перекатилась на задницу и подняла передние пары лап. Некоторое время она водила рылом, словно принюхиваясь, а затем с какой-то удивительной ловкостью повернулась в тоннеле и с глухим ворчанием, перекатываясь с лапы на лапу, уплыла во тьму.

Вера надела берет и без проблем дотащила человека до выхода из провала. Тут ее схватили десятки рук, кто-то поздравлял, кто-то охал.

— Живых там больше не найти, — сказала Вера.

Все бросились заваливать дыру обломками ящиков и стеллажей. Вере было не до них — она осматривала парня. Крови не было: ноги были словно обрезаны плазменным резаком, ткань крепко запеклась. Идеальная ампутация. Вера ввела противошоковое, антибиотик и на всякий случай грибковый антидот. Парень открыл глаза, и Вера его узнала — это был охранник Паша с проходной.

— Скорую вызвали? — обернулась Вера.

— Звонили, — ответили из толпы. — Говорят, нет свободных скорых, только по записи на завтра.

— Они с ума сошли? — удивилась Вера. — Ну, давайте на носилки и ко мне в медпункт.

* * *

Телефон звонил дважды, но Вера подойти не могла — обрабатывала раны. Взяла трубку лишь на третий раз.

— Медпункт, Поспелова? — уточнила телефонистка. — Соединяю.

В трубке щёлкало.

— Верочка?

— Эрик, милый! Мы же договаривались, ты не будешь звонить мне на работу, тут режимный...

— Верочка! — перебил Эрик. — Я же волнуюсь страшно! Я звонил домой, тебя нет! Почему ты на работе? Как ты решила добираться?

— У меня пока не было времени. Представляешь, у нас тут...

— Не было времени?! Верочка, ты в своём уме? Остались считанные часы! Следующий дрейф через год! Может поменяться роза ветров, закроются возможности, не будет проводников, транспорта! У меня нет средств на новый билет — я влез в долги, заложил дом, который строил здесь для тебя, для нас! Умоляю, просто доберись до Пятигорска! Я не смогу это сделать за тебя!

— А ты можешь сдать билет?

Эрик молчал долго.

— Вера, — сказал он наконец, — ты ли это?! Мы ждали этого четыре года!

— Но с кем я оставлю Тишку?

— Вера!!! Какого Тишку?! Отдай соседям! В приют! В институт, в гардероб к тете Вале! Какой Тишка?! Мы же всё планировали! Я летел на месяц раньше — устроиться, встретить тебя! А потом ты не могла оставить больную маму, а она не хотела ехать. Потом не стало мамы, а улететь на Дальний Юг становилось всё опасней и дороже. Потом сменилась роза ветров и год не было дрейфа. И теперь, когда всё наконец сложилось, ты говоришь про Тишку?! Про эту безмозглую вонючую нежить, бешеную паучью тварь, которая мне трижды раздирала ноги до костей?!

— Не ругайся, милый, — попросила Вера. — Я люблю нашего Тишку. И ты его любишь.

— Вера, что у тебя в голове творится?! Ты хочешь дальше жить в этом аду среди скользких тварей, постоянных прорывов, пьявок, коконов, механопаразитов и прочей нежити?! Ты уже не понимаешь, как выглядит весь этот мир со стороны, с нормальной стороны?! Или ты не хочешь видеть меня? У тебя появился другой мужчина?

— Конечно я хочу тебя видеть, — возразила Вера, — почему нет? Мне не нужен другой мужчина. Мне просто надо собраться с мыслями.

— Ну вот, совсем другой разговор! — обрадовался Эрик. — У нас всё получится! Я тебя люблю!

— Я тоже тебя люблю.

Она вернулась в бокс. Паша все так же лежал на спине, но щеки его заметно порозовели, глаза были открыты, а взгляд осмысленный, хоть и растерянный.

— Из дома звонили? — спросил он. — Волнуются наверно, небось уже слухи по всему городу про новый прорыв...

Вера кивнула.

— А моя родня вся в Майкопе осталась, — сказал он. — Сколько тебе лет, если не секрет?

— Тридцать восемь.

— Ого. А так и не скажешь.

Вера снова улыбнулась.

— Почему ты улыбаешься? Говорят, ты всегда улыбаешься.

— Потому что всё хорошо.

— Что ж хорошего?

— Не могу объяснить, это можно только почувствовать. Просто мне сладко жить.

— Сладко жить? Это как?

— Это когда всё делаешь правильно, ничего не тревожит, неприятности не огорчают, а что может радовать, то радует.

Паша помолчал.

— Повезло тебе.

— Раньше я тоже злилась, психовала, металась, кому-то что-то доказывала. И всю жизнь чего-то ждала. Ждала, что придёт самое главное, просто надо потерпеть и дождаться. Вот окончу школу, колледж, выйду замуж, найду хорошую работу, рожу сына, сын окончит школу, отслужит спасателем, и тогда я наконец стану счастливой... А теперь я счастливая просто так.

— И как это возможно?

Вера задумалась и облизнула губы.

— Я попробую объяснить, но на примере. Это как мёд.

— Мёд?

— Да, мёд. Вот знаешь, есть термиты — они всё уничтожают на своём пути. А есть, наоборот, пчёлы. Представь себе дерево, в нём дупло, в дупле пчелы устроили улей. И вот они каждый день вылетают наружу, и что видят? То же, что и мы: грязь, гнилые лужи, трухлявые пни, свалки, трупы животных… А ещё — леса, луга, солнце. Но летят они только к цветам. И собирают только мёд. И приносят в свой дом. Пчёлы больше ничего не несут в дом, только чистый мёд. И поэтому у них — дом с мёдом. И всем хорошо — и цветам, и пчёлам, даже дереву, в котором они живут. Потому что это их дом, они о нём заботятся. Вот так и мы. Мы сами решаем, в какую сторону лететь. Можем лететь на вонючую свалку к мухам и жаловаться, как нам тут плохо. А можем — на цветочный луг, где красота, мёд и бабочки...

Паша молчал долго.

— Красиво, — произнёс он с уважением. — Сама придумала?

— Научили.

— А меня сможешь научить?

Вера вздохнула.

— Смогу. Но боюсь, ты этого не хочешь.

— Да я вообще теперь жить не хочу! Как можно жить без ног? Только повеситься или спиться!

— Люди живут без ног, — возразила Вера. — Ждут протезов, находят занятия, работу…

— И в чем смысл такой жизни? В чем мёд? Научи, если можешь.

На этот раз Вера думала очень долго.

— Ну хорошо, попробую, — кивнула она, да так и замерла, опустив подбородок на грудь. — Ты точно этого хочешь?

— Да.

Она медленно стянула красный берет, и вдруг Пашка страшно выпучил глаза и раскрыл рот в немом крике: под беретом у Веры не было ни волос, ни кожи — там зияла огромная дыра в черепе с неровными, словно обглоданными краями. Внутри как в пустом кокосовом орехе роились тысячи мелких светящихся тварей — маленьких, чёрно-жёлтых летучих шариков, будто крупные цветки мимозы с деловито шевелящимися чёрными лапками. Когда Вера сняла берет, часть вылетела и теперь кружилась над ее головой маленьким жёлтым облачком. Вера сунула руку глубоко внутрь головы, вынула пригоршню шариков и вдруг швырнула их прямо Паше в раскрытый рот.

Пашка бился недолго — вскоре затих, словно заснул с широко раскрытыми глазами. Вера заботливо прикрыла его одеялом, поставила на тумбочку стакан с водой.

— Всё будет хорошо, — сказала она с улыбкой, — спи. Я приду завтра утром, мы будем завтракать, обязательно достанем тебе антибиотиков, ты начнёшь выздоравливать.

Она ещё немного посидела, ожидая, пока разлетевшиеся по комнате шарики соберутся обратно в улей, а затем надела красный берет и подмигнула Паше:

— Это я называю собраться с мыслями. Не надо бояться, это только со стороны поначалу страшно, если не понимаешь. А это просто мои мысли. И они светлые.

* * *

Дома было тихо, душно и пахло чем-то кислым. Вера распахнула форточку на кухне и принялась разгружать сумку — молоко и хлеб поставила в холодильник, сахар и гречку в шкаф, а коробочку со свежим мотылем вывалила Тишке в миску.

— Тишка! — позвала Вера.

Квартира молчала.

Вера заглянула под стол, в ванную, зашла в комнату, включила свет — и замерла. Здесь стояла дикая парилка, окно запотело, под ним пульсировала батарея. Вера никогда такого не видела. Крайние секции чудовищно раздулись и были раскалены — они гигантским мешком отекли на пол и судорожно пульсировали. И в такт им пульсировала ладонь, прокушенная с утра Тишкой. В том месте, где трубы от батареи уходили в стену, обои вспучились, во все стороны шли трещины. Стало видно, где в стене шла труба на верхний этаж — теперь она обнажилась, цемент вокруг осыпался: из развороченной стены торчала раздутая и воспалённая вена, и тоже подрагивала. Вера перевела взгляд на батарею — под ней насочилась большая лужа черной слизи, линолеум по краям немного дымился. И в этой луже валялась тряпка — так сперва показалось Вере. Но это была не тряпка, это были остатки Тишки — полурастворенные, словно высохшие. Как он угодил в эту лужу?

— Бедный Тишка, — вздохнула Вера.

Она нашла резиновые перчатки, аккуратно переложила Тишку в мешочек, вынесла во двор и поскорей вернулась — с наступлением темноты и до самых колоколов из домов выходить запрещалось: ночами по городу ползали самые странные твари.

Комната немного проветрилась. Из открытого окна тянуло прохладой, хотя воспалённая батарея по-прежнему жарила. Непонятно было, что делать с ней и токсичной лужей. Конечно, следовало звонить спасателям, но кто ж до утра приедет... Вера задумчиво уставилась на телефон, и вдруг он зазвонил сам — требовательно, с короткими паузами.

— Здравствуй Эрик! — сказала Вера. — Как ты? Представляешь, погиб Тишка — упал в лужу под батареей и растворился. А в ванной из душевой лейки каждый день растут ресницы, я сейчас руки мыла — оттуда смотрит глаз.

— Вера! — закричал Эрик. — Почему ты ещё дома?!

— Всё хорошо, — улыбнулась Вера. — Только с нашей батареей беда — кажется, там кто-то живёт и скоро будет прорыв. Как думаешь, звонить спасателям или ждать утра?

— Вера!!! — снова закричал Эрик. — У тебя меньше семи часов! У тебя есть билет?

— Милый, у меня пока нет билета.

— Пока?! Но ты не успеваешь! Ни поезд, ни машина уже не успеют! Только самолет или экраноплан! Всё кончено!

Вера тактично молчала.

— Почему? — спросил Эрик с отчаянием. — Почему ты так со мной? Ты же так хотела!

— Хотела, милый, — согласилась Вера. — Но это было давно. Я не хочу никуда уезжать, Эрик. Это мой город, моя страна, моя земля, почему я должна куда-то бежать? Здесь я родилась и выросла, здесь могилы близких. Что бы ни творилось, моё место здесь. Это… — Она задумалась. — Это как семья. Нельзя же сказать супругу, что я с тобой только пока у тебя всё хорошо, а если заболеешь, сразу уйду к другому. Понимаешь меня? Это место болеет, но я нужна здесь. Если я уеду — кто вместо меня завтра выйдет на работу в медпункт? А там люди, им всем нужна моя помощь. Уехать — это всегда просто. А вот остаться — труднее. Здесь моё место, Эрик.

— Это обреченное место, Вера! Это место катастрофы, реактор зла! Твари убивают и калечат людей каждый день, ты работаешь на них, а не на людей! Ты мотаешь бинты и делаешь вид, будто так и надо, ничего не происходит, везде так! А везде не так, Вера! Везде по-разному! Есть болота и вонючие свалки, а есть чистые луга! Это твоя жизнь и твоё право решать, где жить, с кем и как!

— Всюду жизнь продолжается, — возразила Вера.

— Продолжается? Вера, очнись! Вспомни Андроповград, Майкоп, Новокаиновск — их нет больше! Вспомни, где погиб Дениска, вспомни, что убило твою маму! Погибают города, уходят под землю здания и кварталы, гибнут знакомые, друзья… А ты говоришь: смотрите, всё хорошо, птички поют, жизнь продолжается… У кого продолжается, Вера? Как долго продолжается? Куда движется? Это как… — Эрик запнулся, пытаясь найти слова. — Это как пожар! Ты можешь бить тревогу и выводить людей из горящего здания! Ты можешь первой кинуться вперёд и показать всем, где выход наружу! Но ты вместо этого улыбаешься, раздаёшь марлевые повязки от дыма и советуешь остаться, вернуться к своим делам, потому что не происходит ничего страшного! Но этим ты не спасаешь людей, Вера! Ты губишь их! Они все сгорят с твоими повязочками! Как ты не понимаешь, что вросла в эту систему? Ты давно её часть, Вера! Ты действуешь в интересах тварей, помогаешь удерживать стадо людей им на корм!

Он выдохся и умолк.

— Милый, — сказала Вера как можно мягче, — ты говоришь злые и несправедливые слова. Пожалуйста, попробуй меня услышать и понять. Да, я не могу изменить весь мир и его порядки. Но я могу дать себе и окружающим людям столько добра и света, сколько могу. А если не в этом смысл жизни, то в чем тогда вообще? Понимаешь меня? Если я не права, возрази?

Эрик молчал.

— Люди тысячелетиями жили в разных эпохах, — продолжила Вера, — у них не было огня, металла, горячей воды, антибиотиков — и все равно жили, и были счастливы. А нам повезло — у нас вода, антибиотики, даже телефон. Это моя жизнь, мой мир, в нем я на своём месте. Я счастлива здесь, Эрик. Я наслаждаюсь каждой минутой. Я никогда не была так счастлива. И если ты не можешь меня понять, то хотя бы поверь: я не буду так счастлива нигде больше.

— Ты изменилась, — тихо сказал Эрик. — Ты не тот человек, которого я знал, Вера. Раньше ты говорила иначе.

— Да, — согласилась Вера. — Во мне многое поменялось.

— Ты погибнешь, если останешься. Это лишь вопрос времени.

— Да. Но этот вопрос решаю не я.

— Получается, я тебе больше не нужен, тебе не нужно ни семьи, ни друзей... Кто ты, Вера? Ты сама знаешь, что тебе надо?

— Конечно, милый. Мне надо собраться с мыслями и лечь спать, уже поздно.

— Прощай, — сухо сказал Эрик.

— Спокойной ночи, милый, — улыбнулась Вера.

Она повесила трубку и помахала красным беретом вдаль, за окно, в чёрную тьму, где уже вовсю раздавались шорохи и скользили огни. Эрика было жаль, но она чувствовала, что приняла единственное правильное решение, на сердце было светло и сладко.

март 2023

 


    посещений 3874