Леонид Каганов, 1999

ЖЛОБЫ

— Это вы звонили утром? Проходите, э...

— Саваоф. — напомнил старик.

— Проходите, господин Саваоф, садитесь. Вы выбрали самое лучшее агентство для продажи недвижимости! Давайте сразу приступим к оформлению. Ваша недвижимость находится в вашей собственности?

— Да.

— Есть ли у вас родственники или законные наследники, которые могут оспаривать продажу?

— У меня только сын. Но ему это, так сказать, совершенно безразлично.

— Хорошо. И еще — извините, но у нас принято спрашивать — по какой причине вы сейчас продаете свою недвижимость?

Старик вздохнул.

— Я сейчас э... в стесненном, так сказать, положении. Понимаете, всю жизнь занимался наукой — физикой, химией, генетикой, к старости занялся философией, психологией, социологией... Но наука сейчас никому не нужна. А у меня кредит был только до 2000 года... И... в общем я вынужден, так сказать, продать недвижимость.

— Правильное решение. У нас уже есть на примете покупатель, он сейчас должен подъехать. Очень энергичный. А вот и он! Проходите, господин Вельзевул! В агентство вошел рослый пузатый мужчина средних лет в кожанке.

— Ну чо, давайте, это, поедем сразу посмотрим чо там? — начал он с порога.

— Господин Вельзевул хочет сразу осмотреть недвижимость! — заявил агент, обращаясь к старику, будто тот не слышал.

— Я это... — перебил Вельзевул, — со мной компаньон, братан-дизайнер, сразу и посмотрим. Отец, это ты продаешь?

— Я, — сказал старик.

— Скока?

— Сумма пока окончательно не утверждена... — засуетился агент.

— Отдыхай, — махнул рукой Вельзевул, — ты дело сделал и свою комиссию получишь. Так скока?

Старик помялся.

— Хотелось бы двести пятьдесят...

— Да ты чо, отец?

Старик молчал, потупившись.

— Ладно, покатили, на месте разберемся. — кивнул Вельзевул, — Какой там адрес?

— Солнечная система. — сказал старик.

— Солнцевский район? Ух, задница какая! Застройка. Двести пятьдесят? Ха! Ладно, покатили, поглядим чо это за дворец. — он развернулся и шагнул к выходу.

Старик пошел следом. Агент было тоже дернулся, но Вельзевул, не оборачиваясь, рявкнул: «Свободен! Сами уладим.»

У входа в офис ждал еще один мужчина в кожанке, чуть помоложе. Он был так похож на Вельзевула, что у старика мелькнула мысль — может они действительно братья? Второй представился дизайнером, и через полчаса все были уже на месте.

— Ну чо, показывай, отец. — оживился Вельзевул, — где тут чо?

— Плафон засран. — сказал дизайнер, ткнув пальцем в солнечный диск.

— Они были с самого начала, заводской брак. — поспешил уточнить старик. — Но они совершенно не заметны!

— Будем новый ставить. И всю электрику менять придется. И крепления. — дизайнер достал кожаный блокнот, задумчиво послюнил палец и открыл чистую страницу.

— Все менять?! — изумился старик, — Из-за пары пятнышек? Зачем?

— А на хрена старый мастодонт нужен, позориться? Сейчас новые ставят и сверхновые. Модные.

— Но... А... А крепления зачем менять?

— Сейчас такие не ставят, — снова пояснил дизайнер, — раньше чугунные были подводы, а теперь пластик специальный.

— Ты его слушай, он фишку рубит. — кивнул Вельзевул старику.

— Это уже восемьдесят с установкой. — продолжил дизайнер, — Потому что плафон будем ставить импортный, с затемнением.

— Ладно, времени мало, давай быстро глянем что еще есть. — махнул рукой Вельзевул, — Это чо? Вот эта первая?

— Гостиная. — угрюмо сказал старик, — Меркурий.

— Мелкая какая-то... — начал Вельзевул.

— Да нормально. — кивнул дизайнер, — Подкрасим немного, тут как раз все в порядке. Хотя... — он ковырнул пальцем. — Не, облупилось все, труха. Надо перестилать покрытие.

Вельзевул постоял немного, глядя на переливающиеся огни гостиной, и наконец кивнул:

— Да, это мне нравится. Перестелим и нормально. Давай дальше. Вот это чего... ух ты! Это чо такое навороченное, с прибамбасами?

— Это Сатурн.

— Не, а вокруг него?

— Кольца. Я сам проектировал и сам ставил, — с плохо скрываемой гордостью произнес старик.

— Снимем всю эту погребень. — сказал дизайнер.

— Да вроде ничего смотрится... — повернулся к нему Вельзевул.

— Да смотри, все сгнило. — дизайнер проворно выкинул руку и резко дернул ближайшее кольцо. Кольцо зашаталось и оттуда выкатился камушек.

— Осторожнее! — возмутился старик. — Прекратите немедленно!

Дизайнер посмотрел на него с удивлением, но кольцо отпустил.

— Еще на голову грохнется в один прекрасный день. — объяснил он Вельзевулу.

— Да вы с ума сошли, молодой человек! — старик побледнел от возмущения. — Они еще миллиарды лет проработают!

Дизайнер глянул на Вельзевула.

— Будем снимать. — кивнул Вельзевул, — Грохнется на башку. Пошли дальше. Это чо?

— Это Марс. — сказал старик мрачно.

— Зачем?

Старик промолчал.

— Бетон положим. Сверху пластик кинем. — сказал дизайнер и черкнул карандашом в блокноте. — А здесь — у-у-у... ладно, зашпаклюем и плитку.

— Тока место занимает. — сказал Вельзевул. — А может вообще убрать?

— Весь? Можно и убрать. — кивнул дизайнер. — Только как вывезти? Это подъемник и машина. Десять как минимум будет стоить. Еще погрузка.

— Ну вот, а ты говоришь двести! — Вельзевул повернулся к старику и развел руками.

— Я говорил двести пятьдесят...

— Ха-ха-ха! Остряк ты, отец. Ладно, поехали дальше. Вот там чего в углу?

— Кладовки. Нептун, Плутон, кажется еще Криптон... Они темные.

— Свет протянуть не проблема. — сказал дизайнер. — А вот что с небом делать? — он задрал голову.

— А что с небом? Оно же открытое? — насторожился старик.

— То-то и оно. Залезет кто-нибудь. Сейчас открытым ничего нельзя оставлять, — ответил Вельзевул.

— Сделаем навесное, под бархат. — сказал дизайнер, — А звезды искусственные повесим, с позолотой. Будет полный шик. Но это будет стоить... — дизайнер многозначительно глянул на Вельзевула.

— Отец, сотня максимум. — кивнул Вельзевул старику.

— Молодые люди! — возмутился старик, — В конце-концов я не обязан, так сказать, оплачивать ваш ремонт! Я, так сказать, продаю свою недвижимость в хорошем состоянии, тут вполне жить можно! Не говоря уже о том, что здесь все сделано своими руками и прекрасно работает! Вы же только посмотрите красота-то какая, красота!

— Не кипятись, отец, сам прикинь — я чо, долбанутый — покупать развалину, когда мне ремонт в три раза дороже выйдет? Ладно, давай пробежимся что осталось — вот здесь чего, на третьей?

— Здесь у меня была лаборатория... — потупился старик.

Вельзевул неопределенно хмыкнул.

— А кто воды столько налил? — присвистнул дизайнер.

— Это специально.

— А это чо зеленое? — кивнул Вельзевул. — Под дерево?

— Это и есть дерево. Леса.

— По уму надо здесь пленкой оклеить. — заметил дизайнер.

— Да вы с ума сошли! — тихо сказал старик. — Это же натуральное дерево!

— Можно и так оставить. — сказал дизайнер. — Чуток подкрасить. И вот эти неровности зашкурить. А лучше проциклевать.

— Циклевать придется. — кивнул Вельзевул. — Горы это были что ли?

— Вы сошли с ума! — тихо повторил старик.

— Стоп! — воскликнул Вельзевул так громко, что старик с дизайнером вздрогнули от неожиданности, — А это чо побежало? Вот, мелкие! И вот! И вот! А нагадили-то!

— Ек-калам! — отшатнулся дизайнер, — Ну ты, отец, развел срач!

— Это экспериментальная популяция... — сказал старик.

Оба собеседника замолчали и внимательно посмотрели на него.

— Батя, — начал Вельзевул, — ты, эта... часом не того? — он переглянулся с дизайнером.

— Вы не представляете какие они умные... — сказал старик шепотом.

Воцарилась зловещая тишина.

— Ба-ля! Твою... — дизайнер резко отпрыгнул, ткнув пальцем в сторону, — Гляди, гляди, они уже и по всей округе ползают! Вон на спутнике, вон, вишь гнездо, вон блестит? И вот флажок торчит! Да и вон там следы! Идем отсюда! — дизайнер нервно оглядел свою одежду.

— Наружу бегом! — рявкнул Вельзевул и первый рванулся к выходу.

— С утра вызову санобработку. — сказал дизайнер, отдышавшись.

— Срань-то какая. — Вельзевул с омерзением покрутил головой. — Батя, выходи к нам, потолкуем. Тридцать я еще дам. Но больше — сам видишь.

— Уходите прочь. — сказал старик, приближаясь.

— Максимум — тридцать пять. Потому что, видишь, не катит...

— Прочь! — закричал старик, остановившись перед Вельзевулом.

— Отец, ты чо? — опомнился тот.

— Это не продается! — кричал старик. — Я передумал! Ничего не продается!

— Ладно, пятьдесят — по рукам?

— Не! Про! Да! Ется! — по слогам выговорил старик. — До свидания! Извините за беспокойство. Уходите!

— Сто? — неуверенно предложил Вельзевул.

— Я неясно сказал? Уходите!

Вельзевул и дизайнер переглянулись.

— Ладно, завтра перезвоним раз такие истерики. — сказал наконец дизайнер, — Ты, отец, тоже эта... в нагляки не лезь... За такие слова и ответить можно... — и оба ушли.

Старик подождал пока затихнут их шаги и вернулся назад. Нервно потоптался, оглядел свое хозяйство, поднял выкатившийся из-под Сатурна камешек и пристроил его обратно в кольцо.

— Ничего, — бормотал старик, — как-нибудь. Сын поможет, одолжит еще раз. Мало ли что бывает. А там посмотрим, может долг продлят, так сказать. А там уж выкрутимся... Жлобы! — вдруг визгливо выкрикнул он, повернувшись в сторону выхода, и взмахнул сухим кулаком.

26 мая 1999, Москва

 


    посещений 107