Леонид Каганов, 2001

ЛЕТЯЩИЕ В ПУСТОТУ

Оставалось почти семьдесят лет, но что можно сделать за такое ничтожное время?

— Можно хотя бы посуду помыть. Не дожидаясь, пока жена вернется с работы, — сказала Людочка из кухни.

Федор понял, что произнес эту фразу вслух.

— Я начал новый рассказ, — пояснил он.

Затем откинулся на спинку кресла, аккуратно ткнул мышкой в кнопку «сохранить» и скосил глаза. Желтый огонек на корпусе исправно мигнул. Писать на компьютере Федор начал недавно. На всякий случай он еще раз нажал «сохранить» и крикнул в сторону кухни: — Как ты находишь, по-моему, удачная фраза для начала?

Кухня не ответила. А вот справа послышался скрип. Федор обернулся и внимательно посмотрел в тот угол комнаты, где делала уроки Катюша. Вместо письменного стола использовалась бабушкина швейная машинка — антикварная, с ножным приводом. Катюша, как обычно, поставила валенки на привод и теперь задумчиво раскачивала колесо.

— Тебе что-то не нравится? — сухо поинтересовался Федор.

Катюша подняла на него взгляд и откинула с лица челку.

— Пап, ну ведь такое начало уже было?

— Ложь! — охотно возразил Федор. — Ты имеешь в виду мою повесть «Трое в шлюпке, не считая бластера»? Нас осталось трое, но что мы могли сделать с боевым марсианским крейсером? Это совсем другая фраза.

— Космолет делал триста парсеков в секунду, но куда можно добраться на такой ничтожной скорости, — пробубнила Катюша и уткнулась в учебник.

— Н-да... — Федор задумался. — Я и забыл про этот рассказ. Уговорила. Начало мы немного изменим... — Он склонился над клавиатурой, стер первую фразу и набрал: «Капитан Шумов вздохнул и дернул рычаг тревоги. Вот уже триста лет экипаж спал в анабиозе, но разве можно хорошо выспаться за такое...»

На миг прервавшись, Федор посеменил под столом валенками и придвинул вертящееся кресло поближе к экрану. При этом он, видимо, задел один из шнуров, потому что экран потух и лампочки на корпусе компьютера тоже погасли.

— Бляхи драные! — с чувством сказал Федор.

— Федор, не смей при ребенке! — послышался старческий голос.

Федор поморщился и обернулся. Мама, укутавшись в плед до самых валенок, сидела в кресле перед телевизором. От телевизора по полу стелился длинный провод наушников, но сейчас наушники были сдвинуты набок. Одним ухом Елена Викторовна внимательно слушала, что происходит в комнате.

— Мама, ты смотришь свой сериал — вот и смотри, — раздраженно сказал Федор и нырнул под стол в паутину шнуров.

— Мать не затыкай! — сказала старушка и сдвинула наушник со второго уха тоже. — Ты что, рассказ новый задумал?

— Может быть, даже повесть! — охотно откликнулся Федор из-под компьютерного стола.

— Про космос и марсиан, — сказала Катюша. — И капитана Снегова. Или Громова. Про торжество человеческого разума и силу человеческой воли. Бабушка, все как обычно, чего ты волнуешься?

Возня под компьютерным столом немедленно прекратилась. В комнате воцарилась зловещая тишина.

— Помолчи, Катерина, не мешай папе работать! — сказала старушка испуганно.

Наконец из-под стола появился Федор.

— В такой атмосфере работать невозможно! — заявил он. — Но я все равно напишу роман! И не про марсиан! Нет! И не про космос! — Федор почувствовал неожиданное вдохновение. — Я напишу про гномов-викингов, летающих на диких стрекозах! Фэнтези! Получу гонорар. Застеклю балкон. Устрою себе личный кабинет. И чтоб вас всех...

— Катерина, молчи! — предостерегающе зашипела Елена Викторовна.

— А я чего? Я и так молчу, — сказала Катюша. — На балконе сейчас хорошо. Тепло. У нас и в квартире очень тепло...

— Катерина!! — крикнула Елена Викторовна.

В коридоре зашуршали валенки, и в комнату вошла Людочка, на ходу вытирая руки полотенцем.

— Что случилось, Елена Викторовна, что вы так на ребенка кричите? — спросила она.

— Федор пишет новый роман, а Катя мешает! — пожаловалась Елена Викторовна.

— Ах, новый роман... — ледяным тоном произнесла Людочка. — Наш старый роман уже напечатан, наверно? Мы уже, наверно, гонорар получили? И теперь ближайшие три месяца мы пишем новый роман?

— Может быть, рассказ, — смутился Федор.

— Рассказ, — сказала Людочка без интонации. — Наверно, у нас есть контракт с издательством? Наверно, у нас аванс большой?

— Контракта пока нет. Там будет видно. «Химия и жизнь» напечатает... Вот Руслана недавно печатали. Я завтра позвоню Руслану и...

— А я, дура, надеялась, что ты наконец позвонишь Валере, — сказала Людочка.

— Кому? Валере? Это зачем? — насупился Федор.

— Затем, что вы с ним учились вместе.

— И что?

— Затем, что он, может быть, возьмет тебя в свою фирму. Хоть на месяц. Поработать для разнообразия. А потом снова пиши романы.

— Я? В рекламную контору валеркину? Сочинять идиотские ролики про йогурт? На полный рабочий день?! — Федор развернул кресло и в упор уставился на Людочку.

— Нет, что ты, как я могла такое подумать... — Людочка вытирала руки полотенцем, не глядя на Федора. — Мы же великие писатели, куда там полный рабочий день, какой там йогурт...

— Люда! — угрожающе сказала Елена Викторовна.

— Идите ужинать, Елена Викторовна, — вздохнула Люда. — Катя, Федя, идите ужинать.

— Спасибо, что-то не хочется. — сказал Федор сухо и повернулся к экрану.

— Федя...

— Не хочется, — повторил Федор со значением.

За спиной прошуршали три пары валенок. Семья перебралась на кухню, плотно прикрыв за собой дверь. Федор закусил губу, положил руки на клавиатуру и набрал: «Гномики, летящие в пустоту. Роман. До фамильного замка оставалось лететь сантиметров семьдесят, но что можно разглядеть с такого далекого...»

За спиной послышался хлопок. Федор испуганно нажал «сохранить» и только после этого обернулся.

В центре комнаты прямо в воздухе висело небольшое блестящее веретено, похожее на здоровенную каплю ртути. Веретено набухало, увеличивалось в размерах, наконец его поверхность лопнула, и оттуда появилась нога в черном ботинке и обтягивающей синей штанине. Нога была явно женская. Федор поморгал. Из ртутного веретена выбралась высокая полная дама в синем комбинезоне с непонятными нашивками. На ее шее странно смотрелся мужской галстук. Лицо у дамы было суровым. В руке был небольшой планшет.

— Гугов Федор Семенович? — то ли спросила, то ли уточнила дама, одной рукой демонстрируя планшет, а другую заученным жестом прикладывая к большой нашивке на груди. — Международная налоговая инспекция.

— В чем дело? — тупо спросил Федор.

— По нашим данным, вы получали незаконным путем многочисленные рекламные гонорары от гражданских фирм, — заявила дама. — По закону Земной федерации от 13 мая 2089 года вам предоставляется право добровольной регистрации гонораров с удержанием 67-процентного налога, включая государственную пошлину и юридическое пожертвование. В противном случае, согласно статье 11 гонорарно-трудового кодекса...

— Гонорары? — удивился Федор.

Дама внимательно оглядела комнату.

— К вам что, пока никто не приходил? — спросила она.

— Кто приходил?

— Зайду позже, — сообщила дама, развернулась и шагнула прямо внутрь блестящего веретена.

Веретено исчезло с тихим хлопком. Федор еще несколько минут неподвижно смотрел в то место, где оно только что было. Затем он закрыл глаза, потряс головой и снова повернулся к экрану. И тут же снова услышал хлопок.

Веретено снова висело в метре надо полом. Из него буквально вывалился серьезный молодой человек в деловом костюме и шлепнулся на пол.

— Прошу прощения, — улыбнулся молодой человек, поднимаясь на ноги. — Гугов?

— Гугов, — кивнул Федор.

— Табачная фабрика «Сайк». — Молодой человек достал из кармана пиджака плоский блестящий квадратик и протянул его Федору.

Федор осторожно взял квадратик и с недоумением уставился на него. По поверхности скользило изображение летящей сигаретной пачки... Оно было объемным и находилось словно внутри квадратика, хотя тот был не толще визитной карточки.

— Визитная карточка! — догадался Федор.

— Совершенно верно, — кивнул молодой человек. — Обычная визитная карточка. Вы удивитесь, но у нас сейчас год 2105-й, и объемная полиграфия...

— Две тысячи сто пятый! — восхищенно прошептал Федор. — Так вы все из будущего?!

— Из будущего. С большой просьбой. Вы сейчас начали писать рассказ, который станет самым знаменитым фантастическим рассказом планеты.

— Э-э-э... — опешил Федор.

— Не скромничайте! — Молодой человек поднял руку. — У меня к вам всего одна просьба — вы не могли бы упомянуть в рассказе пачку сигарет «Золотой Сайк»? Просто упомянуть!

— Ну-у-у, почему бы и нет... — пробормотал Федор.

— Спасибо! Всего доброго!

— Стоп! Погодите! Что вы имеете в виду?! Я не занимаюсь рекламой!! И я вам не продажный журналистишко какой-нибудь там! Я — писатель!

— Конечно же, писатель! — кивнул молодой человек. — Вот и пишите! Ну что вам, жалко просто упомянуть?

— Нет, ну это же получается...

— Подумайте о своих героях! — перебил молодой человек и протянул руку, словно хотел забрать визитку. — Они будут у вас курить всякую дрянь. Возможно, даже без фильтра! Так пусть лучше курят хорошие, фирменные сигареты! «Золотой Сайк». Логично?

Федор перевел взгляд с посетителя на чудо-визитку, на всякий случай отодвинул ее подальше и снова посмотрел на посетителя.

— А, просто упомянуть... — сказал Федор.

— Просто упомянуть! — подтвердил посетитель.

— Ну, это совсем другое дело — просто упомянуть...

— Вы даете слово? «Золотой Сайк»! Да?

— Да, — сказал Федор. — Но...

— Удачи вам! — воскликнул молодой человек. — Вы гений!

Последние слова он произносил, когда из веретена торчала одна его голова. Затем исчезла и голова, а через секунду и блестящее веретено растворилось в воздухе. Федор заметил, что все еще держит в руках визитную карточку. Из угла в угол летала, кружась, крохотная пачка сигарет. Казалось, ее можно вытащить оттуда, как из коробочки. Федор протянул пальцы к пачке, но они лишь уперлись в пластик.

— Чудо... — прошептал Федор.

Но тут снова раздался хлопок. На этот раз в комнату ввалилась миловидная девушка в коротком платьице. В руке у нее был объемный мешок.

— Здравствуйте! — пропела она. — Я представляю фирму «Край-Йогурт».

— Федор Гугов, писатель, — кивнул Федор.

Девушка воровато оглянулась по сторонам и протянула Федору пакет. Пакет оказался довольно тяжелым.

— Вот! — прошептала она.

— Что это? — спросил Федор тоже шепотом.

— Десять тысяч ваших долларов! — прошептала девушка и заговорщицки подмигнула.

— Моих? — изумился Федор.

— Теперь да! — прошептала девушка. — Не бойтесь, это обычные ваши доллары!

— Обычные?

— В смысле ваших годов выпуска!

— За что? — спросил Федор, хотя уже начинал догадываться.

— Просто напишите, что обычно на завтрак он ел «Край-Йогурт»! Потому что именно в нем содержится необходимый комплекс целебных витаминов!

— Кто ел? — удивился Федор.

— Не важно кто! — горячо зашептала девушка. — Пусть даже отрицательный герой!

— А не получится ли так, что это будет как бы реклама?.. — спросил Федор смущенно.

— Ну так ведь как бы не за спасибо... — сказала девушка тихо, но отчетливо.

Пакет сильно оттягивал ладонь. Федор заговорщицки подмигнул:

— Договорились. Будет сделано!

Девушка немедленно исчезла. Федор воровато оглянулся, подскочил к шкафу и бросил пакет на груду старых вещей. Едва он успел захлопнуть дверцы, как в комнате снова послышался хлопок. На этот раз из веретена появился пузатый мужик в блестящем комбинезоне совершенно небывалого покроя — казалось, он весь состоит из складок.

— Чем могу помочь? — спросил Федор.

— Брат! Сволочь! Поддержи отечественного производителя! — прохрипел мужик.

— Подробнее? — деловито кивнул Федор, садясь в кресло.

— Тульские космические яхты, — сообщил мужик. — Конечно, дизайн у нас плоховат. Зато запчасти дешевые! Ведь наша, отечественная штука! Напиши, что он у тебя летел на яхте «Тула-1018А»?

— Сколько? — Федор прищурил один глаз.

— Чего сколько? — удивился мужик.

— Денег даешь сколько?

— Каких денег, сволочь? — Мужик похлопал глазами.

— Наших обычных долларов.

— Брат, ты чего, сволочь? Я бы тебе выписал кредитку хоть на пять сотен! Но ты ж ее не отоваришь в вашем времени!

— Стодолларовыми банкнотами — тридцать тысяч долларов! — заявил Федор и сам испугался такой цифры.

— Где ж я тебе возьму? — огорчился мужик. — Тульский краеведческий музей грабануть? Ну, найду тебе пару бумажных банкнот, ну, потрясу коллекционеров... Так они же будут фальшивые, сволочь!

— А ты найди настоящие, — посоветовал Федор.

— Брат, те, что у нас в музее настоящие, у тебя будут фальшивые! Потому что в твоем времени ходят оригиналы с теми же номерами, ты тупой, что ли? Вдруг поймают тебя, сволочь?

Федор похолодел.

— А чего ты мне хамишь? — крикнул он неожиданно высоким голосом.

— Я ж владелец Тульского космостроительного, — сказал мужик рассудительно. — Потому и хамски разговариваю, не ясно, что ли?

— Да мне плевать, кто ты! — сказал Федор, — А разговаривать изволь вежливо!

— Ты, наверно, не в курсе. У нас к клиенту фирмы посылают рекламных агентов. Мальчики-девочки на побегушках, вот они вежливые. А в особо торжественных случаях едет сам владелец, он всегда говорит хамским тоном, чтобы было издалека видно, что не агент. Это ж знак уважения, сволочь!

— Ясно, — сказал Федор. — Сволочь!

— А я-то чего сволочь? — опешил мужик.

— Это в знак того, что я, великий писатель, с тобой лично разговариваю, а не через своего агента.

— О, сечешь, братан, сволочь! — обрадовался мужик и энергично хлопнул Федора по плечу. — А мне говорили, что вы, древние, совсем дикари!

— Так вот, сволочь, — продолжил Федор, — чем ты мне можешь быть полезен?

— Чем могу — помогу, — кивнул мужик и достал из складок костюма небольшой квадратик. — На вот.

— За визитку меня купить хочешь, сволочь? — усмехнулся Федор. — Я что, по-твоему, похож на человека, который рекламу продает за сувениры? Думаешь, я не знаю, сколько стоит реклама?

— Дубина! Какие сувениры? Это твой рассказ! Да ты пальцем листай, пальцем.

Федор пригляделся. На белом квадрате виднелись буквы. «Летящие в пустоту. Рассказ. Оставалось почти семьдесят лет анабиоза...» Федор положил палец на текст, сдвинул, и тот послушно пополз вверх.

— Отличная штука! — воскликнул Федор.

— Ну вот и я думаю — чего ты будешь сам пыхтеть, сочинять? — кивнул мужик. — Ты ведь уже сочинил один раз. Перепишешь теперь — и готово. Только поправь там название яхты, вместо «Рейхсваген» напиши «Тульского завода». Договорились, сволочь?

— Пока, сволочь! — кивнул Федор.

Мужик исчез. А Федор крепко задумался. И даже не сразу заметил появление следующего посетителя. Это была еще одна симпатичная девушка — из табачной фирмы, выпускающей сигары «Дронт». Название это тоже ни о чем не говорило Федору, но девушка объяснила, что фирмы в его времени еще нет — она появится через двадцать лет в Лондоне. Девушка мило щебетала и даже подарила Федору пачку фирменных сигар. Наконец Федор перебил:

— Итак, чем могу быть полезен? — и со значением добавил: — Сволочь.

— Вам знаком деловой этикет? — удивилась девушка. — Извините, но генеральный директор господин Бульман так занят, что...

— Что вы хотите, чтоб я сделал, сволочь? — снова перебил Федор.

— Ничего! — замахала руками девушка, — Совершенно ничего! Просто ничего не меняйте в рассказе!

— Пока нет никакого рассказа, — напомнил Федор.

— Вы написали... Вы напишете рассказ, где капитан крейсера будет курить сигару «Дронт». Этот рассказ станет знаменитым. Вы прославитесь. Я вас прошу лишь об одном — ничего не меняйте! Вас будут просить изменить название на другую марку сигар или сигарет, не соглашайтесь!

— Так, — сказал Федор. — А что произойдет, если я изменю?

— Во-первых, наша фирма потерпит серьезные убытки...

— И как это будет выглядеть? Люди перестанут покупать ваши сигары?

— Вы не понимаете... — Девушка вдруг всхлипнула. — Когда я вернусь в свое время после разговора с вами... оно может оказаться совсем другим! В библиотечных базах будет измененный рассказ... Моя фирма окажется разорившейся... Я останусь без работы... — Девушка расплакалась.

— Хорошо, — сказал Федор нервно. — Обещаю! Капитан крейсера будет курить сигары «Дронт»...

— Спасибо вам! — Девушка бросилась к Федору, чмокнула его в губы и исчезла в блестящей капсуле.

— Но матросы будут курить «Сайк»! — закончил Федор и задумчиво добавил: — А вообще-то я собирался писать про гномиков...

Он склонился над клавиатурой, открыл новый файл ОБЕЩАЛ.DOC и написал в столбик: «сигары «Дронт», Тульский космостроительный завод, Край-Йогурт — питательные витамины».

За спиной раздался хлопок, и в комнату шагнул статный седовласый мужчина.

— Добрый вечер, урод! — сказал он с сильным немецким акцентом.

— Добрый вечер, сволочь, — откликнулся Федор, не поворачиваясь. — Ты какой фирмы директор?

— «Рейхсмобил». Мы производим космические яхты.

— Может, «Рейхсваген»? — вспомнил Федор.

— «Рейхсмобил», — поправил посетитель. — Не слышал никогда про «Рейхсваген».

— Странно, — сказал Федор. — Ну а про Тульский завод слышал?

— О да, — кивнул директор.

— Так вот, я уже с ним договорился. Извиняй, брат.

— Мы можем уладить этот вопрос! — заволновался директор. — Я готов обсудить ваши условия...

— Пошел вон! — заявил Федор.

— Но...

— Вон отсюда!

Директор исчез.

— Много вас тут, халявщиков, — сказал Федор. — Надо брать взятки эликсиром бессмертия, например!

— Ага, взятки! — раздалось за спиной.

Федор обернулся и увидел знакомую даму из налоговой инспекции.

— Что вы делаете без ордера в квартире классика мировой литературы?! — рявкнул Федор.

— Согласно закону Земной федерации от 13 мая 2089 года...

— Вы имеете право врываться в частные квартиры граждан и требовать выполнять несуществующие пока законы? Кто вам вообще дал мой адрес?

Дама смутилась.

— Ваш адрес взят из открытого литературного источника.

— А именно?

— Из воспоминаний вашего современника. Руслан Горошко «Мой друг Федор Гугов».

— Сволочь Руслан, — сказал Федор с чувством.

— Я прошу вас перечислить названия фирм, которые пытались вступить с вами в незаконные гонорарные соглашения, — потребовала дама.

— Уходите, или я вызову милицию! — зловеще произнес Федор. — Нашу, современную милицию.

— Э-э-э... — укоризненно произнесла дама, — Писатель называется. Совесть эпохи. Правильно вас в книге Горошко описал! Такой и есть!

Дама исчезла. Поток посетителей продолжился. Поначалу Федор денег не брал, боялся подделок. Зато он стал обладателем упаковки омолаживающих таблеток, брелка-суперкомпьютера и множества других любопытных сувениров. Но очередной посетитель принес чемоданчик, в котором лежала ровно сотня тысяч долларов, и объяснил, что если банкноты с дублирующимися номерами существуют, то только в Южной Америке. Федор не сдержался и чемоданчик взял. Список обещаний рос. Большинство посетителей были отправлены восвояси — бесконечный поток просьб уже изрядно надоел Федору. Последним, с кем говорил Федор, был угрюмый молодой человек, который ни о чем не просил, только принес обычную компьютерную дискетку и предложил Федору скачать рассказ напрямую в компьютер, «чтоб не набирать вручную с планшетки». Дискетку парень унес обратно, сказав, что должен сдать в Политехнический музей. Перед уходом парень объяснил, что все происходящее называется «исторической рекламой». Обычной рекламе люди давно перестали доверять, поэтому каждая фирма стремится тайно разместить свою рекламу в прошлом. Но это уголовно наказуемое дело, хотя доказать трудно. Парень посоветовал всех гнать прочь. А если не будут слушаться — грозить описать в рассказе прямым текстом, как их фирма пыталась разместить историческую рекламу в литературном памятнике прошлого. Скандал в будущем обеспечен, а такой фирме грозит ликвидация. С этими словами парень удалился, так ничего и не попросив у Федора.

Федор открыл файл, перекачанный с дискетки, и погрузился в чтение своего рассказа «Летящие в пустоту вместе с Упс». За спиной раздавались хлопки, Федор, не поворачиваясь, произносил «историческая реклама запрещена!», и посетители исчезали. Он не прочел еще и трети, а рассказ нравился все больше. Особо удачные фразы Федор зачитывал вслух, а пару раз от души расхохотался, удовлетворенно потирая руки. Ему всегда нравились свои тексты. Настораживало только многократное упоминание фирмы «Укс» по выпуску космического снаряжения — оно уже появилось в тексте шестнадцать раз... Федор хотел сверить текст с той планшеткой, которую дал ему владелец тульской фирмы, но выяснилось, что планшетка загадочным образом исчезла. Федор точно помнил, что перед появлением хмурого парня планшетка была на столе.

— Сволочи! — ругался Федор. — Все сволочи! Стоит наклониться под стол, чтобы вставить дискету, — так что-нибудь сопрут! Ишь, напихали в дискетку своей рекламы... Кого обманывают? Гения! Живого классика! Я тебе покажу фирму «Укс»! Я уж непременно вставлю абзац о том, как рекламные агенты фирмы «Упс» являлись из будущего и приставали к моим героям!

— Ага! — раздался за его спиной голос дамы-инспектора. — Можно подробнее — кто именно на этот раз приставал к вам с рекламой? Поймите — текст не доказательство, мне нужно ваше личное заявление!

Федор быстро протянул руку к старенькому монитору и свернул колесико яркости до минимума, чтобы дама не успела ничего прочесть.

— Историческая реклама запрещена! Никаких взяток не беру! — торопливо сказал он и усмехнулся. — А где ваша логика? Если бы я брал взятки, предположим на секунду, то с какой стати я стал бы выдавать вам имена фирм, заплативших мне?

— Откуда вам знать имена фирм? — удивилась дама. — Это уже наша работа найти преступников.

— Не понял, — сказал Федор. — Они же мне называют имена своих фирм?

— А ваша логика где? — Дама укоризненно покачала головой. — Вы знаете, как опасно вмешательство в прошлое, верно? Вы знаете, что историческая реклама запрещена, верно? Что это грозит ликвидацией фирмы, верно? Так кто же станет просить о рекламе?

— А... как же? — растерялся Федор.

— А ты и поверил? — укоризненно покачала головой дама. — Это же не представители фирм ходят, это их прямые конкуренты! Дарят сувениры, деньги дают фальшивые, да? Им-то на руку, чтобы ты на фирму обиделся! Деньги-то глянь на просвет, на них даже водяных знаков нет!

— Как нет?! — подпрыгнул Федор, но спохватился. — И вообще кто вы такая? В таком тоне с классиком не разговаривают!

— Дурачок, кто тебе сказал, что ты классик? — удивилась дама. — Писатель одного рассказа!

Федор поначалу растерялся, но тут же нашелся:

— Может, и одного, да знаменитого!

— Чем знаменитого? — усмехнулась дама, и на Федора накатило нехорошее предчувствие. — Чем знаменитого? Тем, что ты первым согласился на историческую рекламу? Ну и упоминают тебя во всех учебниках. Ну и агенты к тебе валят, знают, к кому идти!

— Врешь!!! — заорал Федор и стукнул кулаком по столу. — Вон отсюда!!!!!

— Псих! — взвизгнула дама и исчезла.

 

 

Странно, но посетители больше не появлялись. Федор проверил доллары — водяных знаков на них действительно не было. Расстроенный Федор отправился на кухню, поужинал, ни с кем не говоря, вернулся к компьютеру и сел перечитывать готовый рассказ «Летящие в пустоту» о капитане звездного крейсера. Неожиданно зазвонил телефон. Это был директор издательства. Он спросил, нет ли у Федора нового рассказа? Мол, сборник горит, сдавать утром, отменилась чья-то повесть, нечем занять место, вот два рассказа Руслана Горошко пошли, Руслан порекомендовал вас как талантливого автора, сказал, что у вас может быть что-то свеженькое для публикации. Если да, то отправьте немедленно по интернету. Федор ухмыльнулся и пообещал выслать рассказ немедленно...

 

 

Прошел месяц. Однажды Федор сидел в одиночестве дома, когда раздался знакомый хлопок и снова появилось блестящее веретено. Из шара вылезла девочка-подросток, может быть, на год старше Катюши.

— Скажите, это вы писатель? — застенчиво спросила она и потупилась.

— Да, — просто сказал Федор.

— Хорошая у вас книга, — сказала девочка и покраснела.

— Спасибо, я знаю, — просто сказал Федор. — Это злые языки ее ругают.

— Не верьте, — кивнула девочка. — Книга хорошая. Можно автограф?

— Можно.

Автографов у Федора еще никто никогда не просил. Девочка протянула ему небольшую планшетку.

— Как писать? — растерялся Федор.

— Меня зовут Инна...

— Нет, а писать чем?

— Пальцем...

Федор ткнул указательным пальцем в планшетку — там появилась черная точка. Тогда он уверенно вывел: «Инне от классика с наилучшими пожеланиями!»

— Спасибо огромное! — сказала девочка.

— А чем вам так понравился мой рассказ «Летящие в пустоту»? — неожиданно для самого себя спросил Федор. — Неужели одной рекламой? Ведь нет же? Нет?

— Какой рассказ? — удивилась девочка. — Я только книгу читала...

— «Трое в шлюпке, не считая бластера»? — оживился Федор.

— Нет... — прошептала девочка.

— Может быть, «Триста лет в анабиозе»? «Покорители астероидов»? «Прощай, галактика»?

— Нет... — Девочка совсем смутилась.

— Что за книга? — спросил Федор в упор.

— У вас же только одна книга. Про знаменитого писателя. «Мой друг Руслан Горошко», мемуары...

— Что-о-о??? — подпрыгнул Федор и чуть не заплакал от обиды. — А мне сказали, что я прославился в будущем! Что я классик! Что мой рассказ вошел в учебники!

— Всякое может быть, — сказала девочка, и в голосе ее появилась затаенная гордость. — Один вам одно скажет, другой другое. Будущее разное бывает, меняется оно. Время на время не укладывается. Бывает, съездят люди тайком в прошлое, изменят там мелочь... Возвращаются — а реальность совсем другая!

— А ты чего тогда в прошлое шастаешь, портишь нам все?! — рявкнул Федор.

Девчонка твердо глянула в глаза Федору и упрямо мотнула челкой.

— Я с родителями поругалась! Достали они меня! Из дому ушла. И вообще весь мир дерьмо!

— В будущем все так плохо? — насторожился Федор.

— Хуже некуда! Школа задолбала. Завуч — дура. Парня подруга увела... — Девочка потупилась и продолжила тихо. — Я взяла у отца ключ от лаборатории... Обманула охрану... Включила установку... Попала в прошлое... Подложила Пушкину холостой патрон, чтобы он Дантеса не убил... Украла донос из жандармерии, чтобы Ульянова с Троцким не повесили в 1907 году... Ну и на обратном пути по мелочам... С Эйфелевой башни плюнула... У вас автограф взяла... Я ж не знаю, какие события значимые, а какие нет. Может, что-нибудь сработает. Вот тогда родителям пиндык будет! И Танька у меня теперь попляшет, воображала!!!

Девочка шагнула внутрь веретена и исчезла. Федор схватился за голову и осел на пол.

В прихожей раздался звонок, Федор отрешенно поднялся и открыл дверь. На пороге стоял Руслан.

— Чем занят? Я так, мимо проходил, — сказал Руслан и протянул Федору книжку в мягкой обложке. — Наш сборник вышел, ты в курсе? Я тебе, Федотыч, как друг скажу — ты сам-то вообще понял, что написал? Как такой бред пропустили? Вот просто наугад любой абзац... — Руслан распахнул книжку. — «Капитан облизнул своим языком банку Край-Йогурта, чтоб не капало с нее на его пиджак «Флоренцо», сидевший хорошо на плечах капитана, а затем прикурил сигару «Фронт», зажигая зажигалкой «Пико», и обернулся головой к штурману, стоявшему перед ним и курящему пачку «Золотого Зайка», одевшись в костюмы, которые покупает себе в сети фирменных магазинов «Лайк-салон» с 15-процентной скидкой...» — Руслан помолчал. — Ты что, пьян был?

— Понимал бы чего... — сказал Федор хмуро. — Веду эксперименты с образами. Постсмодерн в фантастике!

— Эк тебя... Ты меня в дом-то пустишь?

Федор заметил, что все еще стоит в дверях, заслоняя Руслану дорогу.

— В дом тебя? — зловеще сказал Федор. — Пошел прочь! Времечко на времечко раз от разу не укладывается! — Он оглушительно расхохотался и погрозил Руслану пальцем. — Мы еще поборемся! Мы еще поглядим, чей друг мемуары пишет! — и захлопнул дверь.

Руслан озадаченно почесал в затылке, но дверь опять распахнулась.

— Я автограф девчонке дал! Теперь пиндык родителям! — Федор снова захлопнул дверь.

Руслан пожал плечами и стал спускаться по лестнице. Дверь за его спиной распахнулась еще раз.

— Думал, так просто? Мы еще поборемся! Нас не запугать! Мы еще напишем! Мы еще сами плюнем с Эйфелевой башни! — грохотало на лестнице. — Ха-ха-ха! Теперь только гномики! Вся надежда на гномиков!

24 декабря 2001, Москва

 


    посещений 220