логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
30 сентября 2007
RAZGOVOR.ORG: записки о Шерлоке Холмсе

Шерлок Холмс и дело о пробудившемся Ктулху

В это раннее утро мистер Шерлок Холмс как всегда сидел у камина и курил трубку, а за его спиной сидел верный помощник доктор Уотсон и читал газету.

— Они все-таки решили устроить олимпиаду в Пензасе? — спросил вдруг Холмс.

Уотсон изумленно оторвал взгляд от газеты.

— Как вы догадались Холмс?

— Мой дорогой друг, — начал Холмс, степенно выколачивая трубку, — если вы когда-нибудь решите утаить от меня содержимое передовицы «Таймс», вам придется оставить вашу военную привычку мять газету, когда вы взволнованы.

— Позвольте, при чем тут...

— Элементарно, Уотсон. Начнем по порядку. В кочерге, которую так любезно начистила вчера наша хозяйка миссис Хадсон, отражается циферблат часов гостиной. За те двенадцать с половиной минут, что вы читаете «Таймс», я не слышал шороха переворачиваемой страницы. Следовательно, что-то привлекло ваше внимание на первой полосе! Вряд ли вашим драгоценным вниманием завладела светская чепуха из жизни принцессы Ксении Догман, скорее всего это какая-то важная новость. Какая важная новость может произойти в четверг? Варианта, как минимум, четыре, и рассмотрев каждый из них, я методом исключения...

— Пришел посетитель! — объявила миссис Хадсон, внезапно появляясь в дверях гостиной. — Мистер Уорк из Управления каланчей Лондона.

— О! — обрадовался Шерлок Холмс. — День будет интересным, помяните мое слово, Уотсон! — и добавил, не поворачиваясь: — Передайте господину Уорку, что мы будем рады принять...

— Он уже здесь, — отозвалась миссис Хадсон.

Холмс обернулся. Посреди гостиной стоял лысеющий господин в сером пиджаке, держа под мышкой толстую папку.

— Доброе утро, сэр! — обратился к нему Холмс. — Я вижу, вам пришлось долго искать нас. Не желаете ли выпить чашечку кофе, прежде чем поведаете нам о том спешном деле, что привело вас сюда в столь ранний час?

— Как вы догадались, Холмс, что ему пришлось долго искать нас? — воскликнул доктор Уотсон.

— Элементарно, мой друг, — объяснил Холмс. — Наш гость на протяжении последних трех часов заходил подряд в каждый дом по улице Бейкер-стрит. Взгляните на шнурки его ботинок: если б вы читали мою монографию о шнурках...

Но гость их не слушал.

— Тю... — присвистнул господин Уорк и раскрыл папку. — А кто разрешил разжигать огонь в помещении?

— Этот камин, как и весь дом, построен моим прадедом, лордом Джерреми Хадсоном, — объяснила миссис Хадсон.

— Помолчите, я разговариваю с хозяином квартиры, — перебил господин Уорк.

— Но хозяйка это я, как вы бы сами могли догадаться, сэр! — воскликнула миссис Хадсон.

— А эти, — мистер Уорк брезгливо ткнул мизинцем, — кто такие?

— Это мистер Шерлок Холмс, а с ним доктор Уотсон.

— Он чего, больной? — не понял Уорк. — Зачем ему доктор?

— Доктор Уотсон очень близкий друг Шерлока Холмса, — объяснила миссис Хадсон. — Он здесь живет с ним.

Мистер Уорк нахмурился еще больше.

— Они что, геи? Что у вас здесь вообще творится? По-хорошему сюда участкового полисмена надо. Может у вас тут вообще притон, наркотики спрятаны?

— Нет у нас тут никаких наркотиков! — быстро возразил Холмс, раскатывая рукава рубашки.

— У них вообще лондонская регистрация есть? — продолжал мистер Уорк. — Где они работают?

— Доктор Уотсон работает доктором, — с достоинством пояснила миссис Хадсон. — По-моему где-то в частной клинике. Хотя я его круглые сутки вижу здесь. А мистер Шерлок Холмс работает прямо в этом кабинете. Он — самый известный в Лондоне и даже в Англии частный...

— Вы что, здесь офис устроили? — перебил Уорк. — Обалдели что ли? Кто дал разрешение?

Доктор Уотсон вскочил.

— Это неслыханно! Позвольте, что вы себе позволяете? Кто вы вообще такой?

— Инспектор пожарной безопасности Управления каланчей Лондона.

— А какое вам дело, офис у нас тут или нет?

— Сейчас протокол осмотра подпишем, а дальше участковый разбираться будет, — веско ответил Уорк. — Если офис, почему курим не на лестнице?

Все ошеломлено замолчали.

— Вы щас, — мистер Уорк решительно ткнул пальцем в миссис Хадсон, — пойдемте со мной на кухню протокольчик подпишем.

— На кухню? — изумилась миссис Хадсон, приставляя к уху слуховой рожок. — Это туда, где кухарка?

— Смотрите сами. Сможем договориться, — он сделал многозначительную паузу, — ваша воля. Не сможем — протокольчик осмотра я сдаю в Управление каланчей, а рапорт — участковому полисмену. Как насчет договориться?

— Простите, договориться — о чем? — миссис Хадсон подняла слуховой рожок повыше.

Откликнулся Холмс:

— Миссис Хадсон, дайте господину инспектору Уорку десять шиллингов, — догадался он.

— Десять шиллингов?! — господин Уорк расхохотался. — Я вам кто, по-вашему? Да в вашем районе годовая аренда офиса по три тысячи гиней метр! — Он взял миссис Хадсон за локоть: — Идемте, там обсудим...

Уотсон снова вскочил:

— Вы — хам! Что вы себе позволяете в присутствии джентльменов и леди?! Между прочим, мистер Шерлок Холмс — самый знаменитый в Англии сыщик!

— Опс... — мистер Уорк испуганно покосился на Холмса и закричал на весь дом: — Что ж вы мне денег-то суете? Не имею права денег брать! Мое дело маленькое, протокольчик осмотра составить обязан, вот подпишите, а дальше дело не мое!

Когда мистер Уорк ушел, мистер Холмс позвал миссис Хадсон.

— Вот что, миссис Хадсон, — сказал он. — Разыщите сына бакалейщика мальчонку Джерри. Помните такой, смекалистый? Дайте ему три пенса и еще три пенса на конверт. Попросите немедленно сбегать на телеграф, чтобы отправить следующую телеграмму: старшему инспектору Скотленд-Ярда мистеру Лейстрейду лично. Пишите! М-м-м... Дорогой Лейстрейд! Пользуясь нашей старинной дружбой... Нет, как-то некрасиво, правда, Уотсон? В силу возникших обстоятельств... Нет, не так. В силу личных обстоятельств черезвычайной важности... Нет... Э-э-э...

— Кстати, вот и он, — доложила миссис Хадсон.

Инспектор Лейстрейд деловито вбежал в гостиную и потер ладоши.

— Доброе утро Холмс! А, и вы здесь, Уотсон? Здравствуйте.

Холмс откинулся в кресле, прикрыл глаза и затянулся трубкой.

— Как ваш отпуск, инспектор? — спросил он.

Инспектор Лейстрейд растерялся.

— Ах, вы уже знаете...

— Ваша жена сильно расстроена? — продолжал Холмс.

— Бедняжка сегодня все утро плачет. Но кто вам сказал?!

— Нет, мы пока ничего не знаем! — возразил доктор Уотсон. — По крайней мере, я ничего не понимаю! Холмс, как вы догадались, что жена инспектора расстроена?

— Это было элементарно, Уотсон, — ответил Холмс. — Вы бы сами могли прийти к этому выводу, если были бы чуть внимательнее и применили мой дедуктивный метод. Мундиры инспекторам обычно стирают жены. Чтобы не исцарапать руки и тазик, они перед этим отвинчивают с мундира бронзовый жетон и звездочки. А после стирки привинчивают обратно. Постирать мундир можно только пока инспектор в отпуске. Почему? Иначе ему придется наутро надеть его мокрым. Поэтому я и предположил, что наш дорогой инспектор был в отпуске. Но сейчас он снова надел мундир, и это значит, что он готов приступить к своим обязанностям. Но поскольку на мундире нашего друга Лейстрейда сегодня нет звездочек и жетона, значит, жена, постирав мундир, забыла их надеть. Как такое могло случиться? В свое время, еще в юности, я писал целую монографию о женах. Это могло случиться только в том случае, если жена была чем-то очень расстроена. Видимо наш инспектор принялся ее утешать, и сам забыл посмотреть в зеркало, потому и не увидел, что на его мундире нет жетона и звездочек.

— Это потрясающе, Холмс! — воскликнул Уотсон.

Лейстрейд кашлянул.

— Вынужден признать, что на этот раз мистер Холмс не вполне прав. Я не стирал свой мундир уже год, было много работы. Хотя я в некотором роде действительно в отпуске. Дело в том, что с сегодняшнего дня я больше не старший инспектор Скотленд-Ярда. Меня уволили, да-с.

— Уволили?! — изумился Уотсон. — Вас?!

— Представьте себе, Уотсон! Не только меня, но и весь Скотленд-Ярд.

— Простите? — Холмс изумленно привстал. — Как весь Скотленд-Ярд?

Лейстрейд смешно развел руками.

— Постановление королевы, принятое вчера во втором чтении в палате Лордов.

— О, дьявол! — изумился Уотсон. — Я сегодня читал об этом в «Таймс», но думал, что это шутка! А кто же будет бороться с английскими жуликами и грабителями?

— Взамен будет создано сразу два управления, — объяснил Лейстрейд, — управление Скотленд и управление Ярд. Одно будет подчиняться палате Лордов, другое палате Общин. Скотленд будет располагаться в Белфасте, Ярд — в Глазго. А в Лондоне будет Государственное управление по контролю за Скотлендом и Ярдом, которое будет подчиняться непосредственно лорду Мориарти из министерства управления делами королевы.

— Блядь, — впервые в своей жизни выругался Шерлок Холмс, страшно при этом смутившись.

— Именно поэтому, — продолжил Лейстрейд, — я и пришел к вам, мистер Холмс.

— Но что я могу сделать, мой друг?

— У вас не найдется выпить чего-нибудь крепкого? — спросил Лейстрейд.

Доктор Уотсон открыл бар и налил инспектору рюмку виски. Лейстрейд выпил, занюхал рукавом мундира и поморщился.

— Так вот, — сказал он. — Возьмите меня на работу, Холмс!

— На работу?!

— Именно! У вас знаменитейшее в Англии детективное агентство! Вам же наверняка нужны помощники! Вы знаете, у меня тридцатилетний опыт...

Холмс задумался.

— Признаться, друг мой, у меня никогда не было своего агентства. Я всего лишь частный детектив, ПБОЮЛ Холмс. Мне даже карточку в «Metro» не дают. Чтобы взять помощника и платить вам жалование, придется регистрировать ЗАО «Холмс», получать на детективную деятельность лицензию. Которую мне никто не даст, поскольку я не имею юридического образования. К тому же, у нас в Англии налоги совершенно дикие, а дела у меня последнее время идут неважно. Вы же знаете, спрос на расследования преступлений падает с каждым днем. — Холмс с сомнением покачал головой. — Нет, друг мой, боюсь, ничем не смогу вам помочь.

— Примерно так я и предполагал! — воскликнул Лейстрейд. — Что ж, я не в обиде. В таком случае вынужден просить вас о последней услуге. Не будет ли мистер Холмс так любезен сжечь в камине ту часть своей картотеки, которая относилась к сэру Мориарти, и где упоминалось мое имя тоже? И вы, Уотсон, не могли бы вычеркнуть меня из всех своих рукописей? Понимаете, такое время...

Внезапно на пороге снова появилась миссис Хадсон.

— Мистер Холмс, к вам посетитель по очень важному делу! — объявила она.

— Кто на этот раз? — насторожился Холмс.

— На этот раз я, — ответила миссис Хадсон. — Вы конечно простите меня, мистер Холмс, вы знаете, как я к вам отношусь и как ценю ваш талант... Но вам не кажется, что платить в месяц двести гиней за двухэтажные апартаменты в центре Лондона...

— Позвольте, — вскричал доктор Уотсон, — но у вас же даже нет горячей воды!

— Тише, тише, мой друг, — поморщился Холмс.

— Вы, Уотсон, — обиделась миссис Хадсон, — отправляйтесь за горячей водой по месту прописки! Что вы вообще здесь торчите целые дни? У меня здесь не проходной двор!

— Но вы же, — не унимался доктор Уотсон, — сами живете в этой квартире! Она же не отдельная!

— Ах! — возмутилась миссис Хадсон. — Как за вами мыть, стирать, готовить и гостей к вам водить, так миссис Хадсон вам как служанка бегает, а мне уже восемьдесят, между прочим! А теперь вон как заговорил?

Холмс нервно помахал рукой, неряшливо разбрасывая пепел из трубки.

— Джентльмены! Леди! Тише, тише, что с вами случилось? Давайте спокойно обсудим.

— Нечего тут и обсуждать! — заявила миссис Хадсон. — Цены на жилье видели? За двести гиней снимайте себе какой-нибудь подвал в порту, а я буду сдавать за полторы тысячи. Мне надо за год накопить на домик в деревне и спокойно встретить старость!

— Зачем вам домик в деревне, миссис Хадсон? — удивился Холмс. — И почему за год?

— Потому что через год все дома по Бейкер-стрит сносят и всех, кто не успел когда-то приватизировать квартиры, выселяют.

— Как же так?!

— А так. Здесь будет построен торгово-развлекательный центр «Портманка». Приказ мэра Лондона.

* * *

Доктор Уотсон закрыл зонт, спустился на восемнадцать ступенек в подвал и постучал в обшарпанную дверь с надписью «частный детектив Ш.Х. " Ему никто не ответил. Из-за двери слышались крики. В одном из собеседников он явно узнал голос своего друга.

— Да чем же я могу быть любезен? — кричал друг.

— Дхули еп, — отвечал ему грубый бас. — По бальнику ему дайбни! Отхуль я знаю еп? Ты агентсвобль, ты и придумайбль. Я те заплачубль. Я ему сказалбль: отдашьбль осенью. А он седня такойбль: у меня нет еп денег! А я говорюбль: мне похбль! Чо хочешь еп! А он говоритбль...

— Да я понял, понял! — кричал Холмс. — Но я-то что могу сделать? Я не суд, не полисмен! Я детектив! Пишите заявление в полицию!

— Ахулиб мне полиция еп? Чо я тамбль? Да пошелты, хулистобой...

Дверь резко распахнулась — доктор Уотсон едва успел отпрыгнуть. Усатый матрос в рваном камуфляже потопал тяжелыми сапогами вверх по лестнице. Доктор Уотсон вошел внутрь. В маленькой сырой каморке лежал матрас, в углу на полу горела керосиновая лампа и рядом стоял стул. На стуле спиной к двери сидел Шерлок Холмс, грея у лампы ноги, укрытые рваным пледом. Он курил свою любимую трубку.

— Заходите, Уотсон, — произнес он хмуро.

— Потрясающе! — изумился Уотсон. — Холмс, как вы догадались, что это я?

— Да прекратите уже паясничать, Уотсон! Какая вам, к дьяволу, разница? Походка там всякая, фиготка...

Доктор Уотсон кашлянул.

— Я наверно не вовремя?

— Простите меня, Уотсон, — спохватился Холмс. — Совсем нервы стали ни к черту в этом порту. Сегодня было всего два посетителя: кухарка просила выследить, к любовнице ходит муж или в паб, а потом приперся этот боцман... А вчера вообще никого не было. А позавчера просили снять порчу. Тьфу! И зачем я стал детективом? Работал бы в конторе как брат Майкрофт, занимался математическими машинами... Как ваши дела, Уотсон? По-прежнему фельдшером на «скорой» и ничего не пишете?

— Поразительно! — воскликнул Уотсон. — Я действительно все еще работаю фельдшером, и действительно ничего не пишу! Но как вы догадались?

— А чего не пишете-то?

— Времени нет, сплошные дежурства. Да и гонорары сегодня не те, что раньше. На днях меня нашел один издатель, предлагал переделать рассказы о Холмсе для сериала, заменив ваше имя на какого-то полисмена Суперджерри!

— И вы сделали большую ошибку, что не согласились, — вздохнул Холмс.

— Как же я мог?! — воскликнул Уотсон. — Кстати, а каким образом вы догадались, что я... Впрочем, не важно. Мой друг, я принес вам отменную новость! — объявил Уотсон. — Ограбление века! Вы его раскроете, а я напишу блестящий роман!

— Ограбление века? — усмехнулся Холмс. — Ограбили Британский музей? Украли все экспонаты из Палаты мер и весов?

— Больше! Куда больше! — заверил Уотсон. — Сейчас прочту!

— Вы собираетесь мне читать эти желтые бульварные листки, что лежат у вас в кармане плаща?

— Потрясающе! — воскликнул Уотсон. — Холмс, как вы догадались, что у меня в кармане плаща желтые бульварные листки?

— Я же просил не паясничать, — снова поморщился Холмс. — Читайте уж быстрее.

Уотсон зашуршал листками.

— Где-то здесь было, сейчас... Кэти Уордон объявила о помолвке с принцем Шоколадеми... Нет, это не то... Француженка Натали Радуль раскопала удивительные факты о семейных ссорах английских проституток... Нет. Сэр Нозе, известный под псевдонимом overfuck, публично послал к дьяволу сэра, известного под псевдонимом... Вот! Слушайте! По оценкам экспертов на строительстве канатной дороги Дувр-Кале украдено пять миллиардов гиней! А? Мыслимо ли? — Уотсон потер руки. — Пять миллиардов! Я сразу понял, что это дело для вас, Холмс! Кто же другой сможет поймать вора? Я предлагаю срочно ехать на эту стройку в Дувр, возможно, местные безголовые полисмены еще не успели затоптать следы!

— Мой дорогой Уотсон... — вздохнул Холмс. — Мой бедный наивный друг. Неужели вы еще не поняли, где живете? Ебаная Англия, сэр!

Этот текст написан для проекта razgovor.org, где я веду авторскую колонку. Вообще для razgovor.org я написал немало подобных материалов, вот их полный список
<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
Страницы, которые привлекли мое внимание за последние дни, рекомендую:
2017-11-22 В июне 1982
архив ссылок

Комментарии к этой заметке автоматически отключились, потому что прошло больше 7 дней или число посещений превысило 20000. Но если что-то важное, вы всегда можете написать мне письмо: [email protected]