логин теперь сверху справа на странице

логин: 

0

нечитанное

содержание

о дневнике

реклама в блоге

посещений: менее 3000 в сутки

октябрь 2012
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

погода в Чертаново
27.63°

RSS вход

движок сайта

 

Пластиковые окна:
http://oknamigom.ru

<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
03 октября 2012
про ювенальную юстицию

Сережа Лукьяненко гневно перечисляет поэтов, которые посмели не высказаться в своих сатирических стихах против закона о ювенальной юстиции (далее — ЮЮ) и уверяет меня, что мой гражданский долг написать вам об этом важном деле в своем дневничке вместо того, чтобы обсуждать всякие плакатики. И я думаю, что он прав. Тем более, что основной сайт противников ЮЮ почему-то использует в своей шапке тот же самый знак «ювенальной юстиции движение без остановки запрещено». Похоже, это уже какой-то сезонный тренд идиотизма:

Итак, если вкратце, ювенальная юстиция — это сложная тема, которую действительно не так уж сильно обсуждают в сети. В основном — потому, что никто не понимает, что это. Например, статьи в Википедии создают ощущение проплаченной зацензурированности, а суконные текстовки изобилуют совсем уж негуманоидным маразмом:

Вкратце: у нас в России действует система (уже не первый год, кстати), которая позволяет специальным чиновникам отобрать у родителей ребенка в детский дом — самостоятельно, без решения суда. На том основании, что им (чиновникам) вдруг показалось, что ребенку в семье живется плохо. За последние пару лет я уже читал немало случаев, когда ребенка, у которого родители погибли в аварии, отбирали у дедушки с бабушкой, потому что «они наверно старенькие и не смогут хорошо воспитать». Или после неоднократных угроз «комиссия опеки» являлась домой в семью какого-нибудь эколога-оппозиционера города Задрищенска и увозила в детдом троих его детей без права на общение, поскольку обнаружены «ненадлежащие условия содержания: игрушки и колготки по полу разбросаны». Или просто пришла первоклашка в школу с синяком на коленке, на вопрос, не бьют ли ее родители, пробормотала невпопад, что мама злая и не дает смотреть мультики, училка доложила куда надо, и вот уже безо всяких выяснений первоклашка едет в жопу мира в детский дом — и сама вся в слезах, и мама с папой в слезах, и только комиссия получает награду за хорошую работу в полугодии, а детдом — бюджет на еще одного ребенка.

Этот ад принят и успешно работает с 2010 года. Я уж не знаю, почему Сергей только сейчас об этом узнал. Сейчас лишь готовятся к закону какие-то небольшие уточнения. Тоже, разумеется, адовы. Например, теперь деньги на содержание в детдоме отобранного из семьи ребенка (20000 руб в месяц) планируется взимать опять же с их бывших родителей, а если те не в состоянии платить — уголовная ответственность, до 2 лет.

Надо сказать, что российская ювенальная юстиция берет пример с западной, там такое давно есть. Но с Запада в наши отсталые земли вообще приходит всё — например, идея дорожной полиции сто лет назад пришла. Хотя когда придумали дорожную полицию, тоже никто не предполагал, что в далекой России гаишник начнет не улучшать безопасность дорожного движения, а высматривать дорогие иномарки, чтобы вымогать штрафы себе в карман и начальству в откат. Поэтому в принципе сама идея ЮЮ тоже содержала одну лишь заботу: спасать детей из неблагополучных семей, где наркоманы и алкоголики ребенка не воспитывают, не кормят, а бьют и ебут. А то, что в России это превратилось в инструмент беспредельного отбирания детей — это чисто российская специфика.

Сергей, скажу честно: для тебя почему-то ЮЮ является чем-то новым и шокирующим. А для обычного жителя страны это ничем не выделяется из всего повседневного ада, который происходит день за днем. Да, это ужасно, когда детей отбирают у родителей по сфабрикованному протоколу гнусной «комиссии опеки». Но точно так же ужасно, когда родителей отбирают у детей по сфабрикованному уголовному делу. Вот недавно на два года (два года!) посадили пару молодых матерей за то, что спели в пустом церковном зале «богородица, путина прогони». А в самое ближайшее время лет на 10 посадят Навального за то, что смело обнародует в своем блоге документы о чиновниках-казнокрадах. А у него тоже двое детей, между прочим.

В этом месте стандартно прибегает толпа охранителей и начинает голосить, что все те люди — очень плохие люди, которые, помимо своей нелюбви к Путину, совершили неожиданно-побочные тяжкие преступления, и их надо сажать, сажать, сажать, а лучше даже расстреливать. Таким я всегда задаю вопрос в лоб: а перечислите имена хороших людей, выступающих против Путина (не как я в своем личном дневничке типа поворчал, а реально занимающихся политикой), но чтоб при этом их никто не трогал, не прессовал, не кидал в автозак, не вызывал в суд, не отбирал бизнес, не выгонял из телепрограмм, газет и комиссий по культуре, а разрешал высказывать свою точку зрения в центральных СМИ и на центральных каналах пусть даже в каких-нибудь ток-шоу, как делает оппозиция в любой нормальной стране? А если таких людей вы назвать не можете, а все противники Путина внезапно оказываются по совместительству врагами народа, то это неопровержимое доказательство, что у нас в стране давно наладился культ личности и идет прессование неугодных.

Но вернемся к теме. Детей отбирают у родителей, родителей отбирают у детей, у бизнесменов отбирают бизнес, у телезвезды отбирают из домашнего сейфа деньги и выгоняют со всех телеканалов, у избранного народом депутата отбирают мандат за его «неудобную» принципиальную позицию в Думе — и это происходит у нас на глазах каждый день. И имя этому аду — режим чиновничьего беспредела. Дальше будет только хуже, потому что, как сказал сэр Актон, «власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно».

Все это связано с особым устройством современной России, где власть давно захвачена легендарными бандитами девяностых и их КГБ-шной крышей с полным сохранением субординации: бандиты грабят, крыша — крышует. В результате мы имеем страну, которой управляют олигархи с криминальными кличками («танк», «узбек», «алик первый» и т.п.) и их несменяемый «президент», у которого даже в официальной речи время от времени прорывается «мочить в сортире», «отбуцкать в углу» и прочий лексикон классической бандитской крыши девяностых. Власть в современной России уже абсолютна и принадлежит чиновникам, воспитанным в криминальной среде, а также клерикальной сволоте, внезапно оживившейся за последний год. В отличие от чиновников из правительств нормальных стран, наши братки меньше всего заботятся о народе и управлении страной. Богатые автомобили и виллы, супердорогие часы, царская охота и развлечения — вот что занимает их мысли большую часть времени. И любой закон рассматривается всегда в качестве одного из трех (или всех сразу) инструментов:

— инструмент прессования несогласных
— инструмент шантажа и отъема денег
— инструмент воровства государственных средств

Вот это и есть негласный закон, который распространяется не только на ЮЮ, а на любую сферу жизни, начиная с инспекторов ГАИ и заканчивая управдомом, который мухлюет с бюджетом детской площадки. В соответствии с этим любая законодательная инициатива, даже самая благая, неизбежно будет использована для трех целей: прессования, вымогательства и воровства бюджетов.

Надо сказать, что детский дом — вообще совершенно особая штука. И не всюду необходимая. Например, в Армении, Грузии и вообще на Кавказе нет ни детских домов, ни домов престарелых: если ребенок лишился родителей, его воспитают родственники, а если их нет, то соседи. А врожденное уважение к старшим никогда не позволит выкинуть из дома старика, даже лишившегося ума. В России детский дом — это пафосный символ жалости и громкая цель благотворительности. И государство выделяет детским домам очень немалые бюджеты в расчете на каждого ребенка. И чтобы их разворовывать, у чиновников возникает стимул увеличивать поголовье детских домов любыми методами. Для того и придумана ЮЮ.

Стимул — вообще интересная штука. Умный закон способен дать плоды, а дурацкий — только усугубит ситуацию. Например, знаете ли вы, что законы о родильных домах предполагают персоналу серьезные неприятности за каждого умершего при родах младенца. Казалось бы, логично. На практике это приводит к тому, что мертвых детей стараются изо всех сил реанимировать. И в результате получается овощ без мозга, зрения, слуха и двигающихся конечностей, от которого отказываются родители, и он поступает в детдом инвалидов на долгую лежачую смерть (ответственность персонала детдома за смерть инвалида гораздо меньше).

Но дело не в этом. Дело в том, что в самом тексте закона о ЮЮ не содержится никакого ада, а лишь забота о детях. Которая, как правильно пишет Сергей Лукьяненко, обернется (поправим его: уже обернулась для многих) новыми бедами и усугублением национальной катастрофы. Но это только если понимать, что происходит у нас в стране ВООБЩЕ. Потому что если этого не понимать, то можно (как выше про Навального и Собчак) продолжать кричать, что проблемы с ЮЮ будут только у детей «преступных» родителей, а «хороших родителей» это никогда не коснется. Но Сергей Васильевич уже понимает, что это не так. Что закон, упавший на нездоровую российскую почву, даст лишь ростки нового беспредела. Этому внезапному пониманию я, конечно, душевно рад.

Остается вопрос, что мы можем сделать. Сергей предлагает нам с Быковым срочно начать писать стихи. И каким будет эффект? За последние три года я написал 119 стихов, а Быков раз в десять больше. И не знаю ни одного случая, чтобы стих принес эффект: чтобы дурацкий закон был отменен, чиновники стали честными, воры отправились под суд, а невиновные на волю, чтобы в СМИ пропала цензура, выборы прошли без применения админресурса, и вообще произошел какой-то позитивный сдвиг после стиха.

А вот Сергей может сделать гораздо больше. Почему? Во-первых, он же у нас доверенное лицо Путина. Быть может, доверие у них взаимное? Поэтому он может, например, написать Путину открытое письмо. Или закрытое. Во-вторых, он ведет авторские колонки в достаточно крупных (подцензурных) СМИ, где может написать статью. В-третьих, он очень известное публичное лицо, поэтому может просто выйти с плакатом на улицу на правах одиночного пикета (объявив об этом заранее в блогах), и налетевшей толпе репортеров охотно дать интервью, пояснив, чем именно ему кажется неприемлем закон о ЮЮ. Ну и, наконец, что он может сделать как фантаст — так это написать рассказ (пусть не бесплатно, но хотя бы за такой же скромный гонорар, как все мы, остальные участники) для следующего сборника Чекмаева, который будет посвящен именно этой теме: проблеме семьи будущего и тому абсурду, к которому может прийти модель семьи, если продолжат действовать дурацкие законы и разрушительные инициативы.

Вот навскидку то, что может сделать Сергей Лукьяненко, помимо одинокого поста в своем блоге, сопровождающегося укором в преступном бездействии Каганову, Быкову и всем остальным, кто посмел не отреагировать, когда сегодня внезапно среди безоблачного неба (точнее — два с лишним года назад) возник в России такой очевидный «отдельный недостаток» — закон о ювенальной юстиции.

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке сейчас отключены, надеюсь на понимание.