{imgicourl}{zamok}
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
13 марта 2010
Еще главка просто так

Подготовка к атаке

Историю Отшельника Роман принял очень близко к сердцу. Однако сделал из нее совершенно неправильные выводы: как ни тренируйся, сколько ни учись, успеха не будет все равно. А значит, надо прекратить тренировки и уже отправляться в путь — спасать Ларису.

Отшельник был категорически не согласен. Но решение Романа оказалось неожиданно твердым, и, в конце концов, Отшельник подумал: может, в Романе просыпается, наконец, Сила Воли? И согласился отпустить его. И даже провел серьезный инструктаж.

— Вот это, — говорил Отшельник, показывая Роману ролики на Горизонте событий — огромная летающая крепость, логово Блэкмора. Она, как видишь, выполнена в виде сплюснутого шара. В диаметре, чтоб ты представлял, около десяти километров. Оборудована двигателями, позволяющими дрейфовать по всей галактике. Снаружи облицована плитками нано-брони, что делает ее неуязвимой для любого оружия, кроме ядерного. Борты оснащены самым современным оружием, среди которых самое слабое — двенадцать сорокадюймовых лазерных пушек.

— А самое сильное? — спрашивал Роман жадно.

— Не знаю, — отвечал Отшельник, подумав. — Наверно, самонаводящиеся ядерные торпеды, автоматически уничтожающие любой приближающийся объект. В крепости ими утыкан каждый метр обшивки. А может, нано-огнеметы — говорят, эта жуткая штука способна сжигать даже вакуум. Понимаешь?

— Да, — кивал Роман торопливо. — Что еще известно про его крепость? Что у нее внутри?

— Внутри... — Отшельник моргнул глазом, Горизонт событий послушно перемотался по кругу и перед глазами Романа заструились конвейеры с черными кляксами, мечами и пробирками. — Вот так выглядят внутренние помещения базы, цеха, где Блэкмор производит свое оружие.

— А кто там еще, кроме Блэкмора?

— В крепости, — охотно объяснил Отшельник, — Блэкмор собрал себе гарнизон из двух тысяч человек и бесчисленного количества роботов. Правда, люди эти — не совсем люди, это неандертальцы.

— Кто это? — насторожился Роман.

— Спрашивай у меня! — вдруг послышался обиженный голос Википеда и рядом возник его потрепанный корпус. — Почему ты ничего не спрашиваешь у меня? Я расскажу! Неандертальцы — первобытные люди, которых долгое время считали предками современного человека, пока не выяснилось, что они не родственники, не могли смешиваться и иметь общих детей. Они просто жили по соседству. Но сначала вся земля целиком принадлежала неандертальцам — у них была своя культура, язык, обряды, а потом появились кроманьонцы — племена твоих, Роман, предков. И началась борьба! Которая продолжалась десять тысяч лет по всей планете! Все эти годы неандертальцы и кроманьонцы делили территорию, но победили в итоге кроманьонцы — стерли неандертальцев с лица Земли, поубивали всех и съели! А неандертальцы были хороши собой! Высоки ростом! С голубыми глазами и пышными рыжими волосами, прекрасного мускулистого телосложения! У них был куда более крупный и развитый мозг, чем у кроманьонцев, они красиво говорили, умели считать на пальцах, были намного добрее, отзывчивее и гостеприимнее! Вероятно, это их и сгубило. А уж как они пели! Как прекрасно они пели! И как играли на костяных флейтах! Сделанных из голеней твоих, Роман, предков-кроманьонцев...

— Это ложь! — заволновался Роман. — Отшельник, ведь это неправда!

— Это правда, Роман, — вздохнул Отшельник.

— Вы сговорились! — обиделся Роман, тыча пальцем в Горизонт событий. — Вы хотите сказать, что эти зверские гориллы с кнутами умнее и добрее людей?

Отшельник и Википед переглянулись.

— Ты только не волнуйся так, Роман, — заботливо сказал Википед. — Как гласит народная неандертальская поговорка, кто старое помянет — тому глаз вон.

— Помолчи, Википед, — поморщился Отшельник. — Видишь ли, в чем дело, Роман... Они, конечно, были красивее, умнее и добрее, но только для своего времени по сравнению с тогдашними предками людей. Это было сто тысяч лет назад. Кроманьонцы были мельче неандертальцев, коварнее, корявее и злее — тут Википед прав. Но с тех пор люди очень изменились, они же больше не кроманьонцы! Проблема сегодня не в этом. Проблема в том, что Блэкмор отправился в прошлое на пятьдесят тысяч лет назад, вывез оттуда последние остатки неандертальцев и показал им, что кроманьонцы в итоге отобрали у них родную землю, и теперь она вся заселена потомками врагов и захватчиков...

— И это правда! — вставил Википед. — С помощью геноцида и голодомора подленькие чернявые кроманьонцы, выползшие из джунглей Африки, расселились повсюду, выжили неандертальцев, заморили голодом, поубивали, перебили камнями, съели детей...

— Да вы сговорились!!! — снова завопил Роман. — Что вы мне такие ужасы в оба уха рассказываете! Это ложь! Ложь! Такого быть не могло!

Отшельник вежливо кашлянул:

— Ну, вообще-то этот факт описан в любом школьном учебнике и не тайна уже лет триста — с тех пор как археологи раскопали на стоянках кроманьонцев обгрызенные неандертальские кости.

— Боже, какой позор! — прошептал Роман. — Неужели мы потомки людоедов?!

— Возможно, тебя утешит тот факт, — поспешил добавить Отшельник, видя отчаяние Романа, — что на стоянках неандертальцев тоже нашли обглоданные кроманьонские кости. Так было принято в те годы во внешней политике, — дипломатично добавил он. — Так сказать, привыкли жить на широкую ногу...

— Тоже, кстати, древняя неандертальская поговорка! — подсказал Википед.

— В общем, — подытожил Отшельник, — Блэкмор собрал остатки недоеденных неандертальцев, перевез их в будущее и открыл им глаза на то, что их родную землю, землю их предков, в итоге забрали себе коварные захватчики, враги рода неандертальского. И пообещал, что поможет им вернуть землю обратно, а с проклятыми захватчиками поступить так, как они когда-то поступили с неандертальцами.

— Убить и съесть! — азартно подсказал Википед.

Руслан обхватил голову руками.

— Но это же чудовищная несправедливость, — тихо произнес он.

Отшельник снова кашлянул — дипломатично, хоть и оглушительно, во все стороны посыпались камушки.

— Справедливость, Роман, тоже понятие относительное, — вздохнул он. — Как скорость, время и пространство. Справедливость — она тоже всегда справедлива лишь для конкретного наблюдателя в определенной системе наблюдений. Скажем, для неандертальцев справедливость — очистить от людей планету и сурово наказать их за геноцид, устроенный когда-то предками. А для людей справедливость — оставить все как есть, обезвредив Блэкмора с его неандертальцами. А для каких-нибудь инопланетян с Сириуса справедливость — предоставить людям и неандертальцам выяснить свои территориальные претензии самостоятельно, а с теми, кто останется в итоге, уже спокойно вести дела и бизнес. Так что если ты такой впечатлительный, тебе лучше не соваться в логово Блэкмора — среди его талантов есть талант чрезвычайно красноречиво и убедительно вещать, что справедливо, а что нет.

— Хорошо, — тряхнул головой Роман. — Вернемся к делу. А какие у него еще таланты, у Блэкмора?

Отшельник снова указал глазами на Горизонт событий. Теперь там мелькала совсем другая сценка: карлик в ангаре, переделанном под тир, истошно палил по движущимся мишеням из здоровенного бластера, напоминающего пресловутый «Углич», перемещаясь при этом зигзагами и кувыркаясь.

— Ого... — уважительно протянул Роман.

— Блэкмор, — объяснил Отшельник, — превосходный стрелок. Он всегда носит с собой огромный бластер. Он стреляет из него без промаха.

На Горизонте событий разворачивалась тем временем самая настоящая драма. Маленький робот послушно залезал в небольшую шлюпку — летающую тарелочку, захлопывал за собой нано-колпак кабины и стартовал с борта крепости в отрытый космос. Но долго пролететь ему не удалось — вспыхнул луч, яркий как солнце, и летающая тарелочка беззвучно взорвалась горой обломков. А на борту летающей крепости в новую тарелочку уже садился следующий робот...

— Он тренируется ежедневно, — пояснил Отшельник. — И база у Блэкмора неприступна, тебе туда не прорваться, пойми.

— Но мне надо! — возразил Роман.

— Пустые слова, — покачал головой Отшельник так печально, что Роману пришлось вцепиться в камни, чтобы не слететь. — Допустим, я с помощью свое Силы Воли смогу перенести тебя в любую точку, пространства. Допустим, я тебя заброшу прямо к борту или, если повезет, даже внутрь крепости — и что дальше? Что ты сделаешь? У Блэкмора огромный гарнизон вооруженных и озлобленных на людей неандертальцев! Их — огромная вооруженная толпа! Они тебя расстреляют, разорвут на клочки! А даже если бы ты одолел их всех — сам Блэкмор мастер боя, с ним-то тебе уж точно не справиться. Ведь ты не до конца освоил управление своей Силой Воли и не достиг уровня Мастера. Я подсчитал: если ты будешь тренироваться ежедневно в течении еще хотя бы шестьдесяти лет?

— Учитель! — взмолился Роман. — Так отправься со мной и помоги мне!

Отшельник возмущенно фыркнул.

— Ты забыл абсолютную формулу? — спросил он.

— «Мне надо».

— Верно, — ответил Отшельник. — Тебе надо. А мне — не надо.

— Обидно звучит, Учитель... — вздохнул Роман.

— Дело не в обидах, — объяснил Отшельник, а в Силе Воли. В истории человечества были тысячи войн, миллионы битв и схваток. И часто малые армии побеждали огромные армады, а слабый побеждал сильного — вопреки законам логики и физики. Догадываешься, почему?

— Сила Воли?

— Именно! — подтвердил Отшельник. — Запомни: всегда побеждает тот, кому это больше надо. Любая схватка — схватка двух Воль. Именно поэтому я не могу пойти с тобой — раз мне самому это не надо, то от меня помощи не будет.

— Но мне надо!!! Мне!!! — взмолился Роман. — Но? но как? Как мне это сделать?!

— Я дам тебе подсказку, — предложил Отшельник. — У Блэкмора много силы, очень много. Но есть у него и слабости. Вот они, запоминай: жадность, любопытство, жажда халявы, самоуверенность и злоба. А теперь думай, Роман. Тебе надо — ты и думай.

Отшельник умолк. А Роман сел, скрестив ноги и долго-долго медитировал.

— Мне надо! — повторял он сначала мысленно, затем шепотом: — Мне надо! Мне сейчас в голову ударит идея! Мне сейчас в голову ударит идея!

Это продолжалось до тех пор, пока Романа действительно не ударило слегка по голове. Это прикосновение было легким-легким, но Роман его почувствовал и тут же открыл глаза. К сожалению, это был не идея, а мусор — свернувшаяся в трубочку наклейка, которую роботы из пиццерии отодрали с борта своей шлюпки. Роман тоскливо развернул ее и прочел: <доставка пиццы>. И понял, насколько все безнадежно. Он поискал взглядом Википеда, чтобы найти хоть каплю сочувствия, и Википед конечно оказался рядом: он заглядывал через плечо Романа любопытными видеокамерами.

— Я еще не знаю, что ты задумал, — ворчливо произнес Википед, — но мне эта идея совершенно не нравится!

— Да я вовсе ничего не заду... — огорченно начал Роман, но осекся.

* * *

Днем и ночью, двадцать четыре часа в сутки, двенадцать месяцев в год подпольные цеха внутри летающей крепости Блэкмора производили нано-оружие и нано-наркотики, безнадежно отравляя токсичными выбросами экологию того места космоса, где в данный момент дрейфовала неуловимая база.

Несмотря на тревогу, объявленную разъяренным Блэкмором и приказ поймать мерзкую девчонку живой или мертвой, завод продолжал работу — двигались конвейеры, дымились чаны, штамповались трехмерные голографические наклейки на бутылки и пузырьки, изображавшие череп с костями (Блэкмор всегда опасался возможных подделок). Все так же гориллоподобные стражники — теперь мы знаем, что это были неандертальцы, — расхаживали с электрическими хлыстами, подгоняя рабов-роботов.

Не смотря на объявленную тревогу, стражников в помещениях было здесь не так уж много — большая часть по-прежнему сидела в казарме, потому что не все сумели вспомнить, что означает вой сирены и мигание красных ламп, и что в этом случае положено делать. Посовещавшись, они решили, что раз сирена (звук, вслух, громко) — значит, пора петь песни.

Как известно сегодня любому школьнику, в языке неандертальцев каждый из звуков (например Ы, А, У, РР-Р, ХЫ и так далее) означал сразу целое слово. Поскольку гортань пещерного человека способна издать не так уж много разных звуков, то и слов в языке неандертальцев было ровно сорок штук, и плюс еще одно нецензурное — «УХ», за которое у приличного костра сразу били палкой по голове. Однако этих слов вполне хватало, чтобы объясниться в любви, попросить в долг еды, позвать на охоту, рассказать о доблестных подвигах отцов или спеть песню.

Песни у неандертальцев были тоже очень простые, зато искренние. Рифму неандертальцы не знали, припевы тоже были не в моде, и песня обычно состояла из одной строчки. Зато эта строчка повторялась, как минимум, раза три.

Честно говоря, за минувшую сотню тысяч лет песни на Земле изменились не принципиально — просто добавилось больше лишних слов, строчки стали чуть длиннее, а повторы — чуть реже. Смысл же изменился мало: неандертальцы пели все то же, на те же извечные темы, — красиво, коротко и ясно.

Вот и сейчас, несмотря на строжайшие запреты Блэкмора, они снова развели на полу главной казармы вечерний костер и сидели вокруг, задумчиво обгладывая металлические ложки — просто по старой привычке.

Сидящий на корточках рыжебородый музыкант играл на флейте из берцовой кости, напряженно надувая щеки. Впрочем, это была даже не флейта, а басовитый свисток поскольку нота в нем имелась всего одна. Зато музыкант исполнял ее долго и с чувством. Он делал глубокий-глубокий вдох и его могучая грудь, поросшая рыжей шерстью, раздувалась как мяч, и голубые глаза наливались кровью. Затем он начинал дуть. Могучий костяной свисток гудел, и за ту долгую минуту, пока кончался воздух в груди, стоявший рядом солист (легка манерный парень с перебитым носом, нечесаными рыжими кудрями, но хорошей памятью и голосом) успевал исполнить целую песню.

Посторонний человек, не знающий языка, услышал бы в этой песне просто набор звуков: «О, ХЫ, ХЫ — Р-РР!!! О, ХЫ, ХЫ — Р-РР!!!» Но Лариса с детства отличалась выдающимися способностями к языкам, и неандертальский выучила еще во втором классе за один вечер по самоучителю: после латыни, украинского и древне-египтского он показался ей сущей элементарщиной. Поэтому мысленно для себя она переводила текст песни на русский, стараясь делать это синхронно и качественно — максимально полно передавая смысл, но в то же время сохраняя колорит и структуру речи:

Ой, мороз, мороз — перестань!

Ой, мороз, мороз — перестань!

Ой, мороз, мороз — перестань!

Песня была невеселой. Определенно, неандертальцев тянуло сегодня на грустный лад. То ли их одолевали смутные предчувствия, то ли в воздухе сегодня чудился запах легкой цветочной эссенции, идентичной натуральным цветам, а может, грустное настроение создавала воющая в коридоре сирена тревоги. Так или иначе, но вслед за этой песней они исполнили еще более мелодичную и протяжную:

Вчера — грусть ходи прочь!

Вчера — грусть ходи прочь!

Вчера — грусть ходи прочь!

Затем кто-то из первого ряда — видно, уважаемый — жестами предложил спеть что-то более жизнеутверждающее. Солист охотно согласился и, откашлявшись, запел:

Я — выживать!

Я — выживать!

Я — выживать!

Песня явно была старой, всем знакомой, да и вполне понятной. Поэтому встретили ее удовлетворенным гыканьем и громкими хлопками по ляжкам. Солист воодушевился и с чувством исполнил песню еще более жизнерадостную и ритмичную:

Бойся нет — счастье да!

Бойся нет — счастье да!

Бойся нет — счастье да!

Многие, кто знал слова, принялись хором подпевать к концу. Это очень обрадовало солиста, и чтобы выразить свои чувства, он тут же вспомнил и исполнил другую, тоже, видно, старую и любимую всеми песню:

Мы все здесь собираться — хорошо!

Мы все здесь собираться — хорошо!

Мы все здесь собираться — хорошо!

Воодушевившись, неандертальцы пропели следующую — тоже жизнеутверждающую, но слегка агрессивную и грустную:

Всё — идет как надо!

Всё — идет как надо!

Всё — идет как надо!

После этого наступила пауза — уставший музыкант вынул изо рта флейту и жестами попросил пить, а солисту дали кусок жареного мяса. Общую мысль выразил свист из дальнего ряда, который в данной ситуации мог означать только одно: предложение спеть еще что-нибудь. По этому поводу солист тут же вспомнил подходящую к случаю песню, которую тут же и начал исполнять, не дождавшись, пока мясо прожуется, а музыкант начнет подыгрывать:

Пение — должно продолжаться!

Пение — должно продолжаться!

Пение — должно продолжаться!

Неожиданно в первый ряд пробился пузатый громила с недоброй мордой, испещренной укусами и шрамами. Размахивая руками, он принялся просительно мычать. При этом губы его всякий раз вытягивались в трубочку, будто он привычно готовился произнести «ух», хотя в последний момент все-таки делал это мысленно. Солист в ответ мотал головой, показывая всем видом, что просьбу такую удовлетворить сегодня не готов, поскольку формат встречи не тот, и публика собралась интеллигентная. Громила плюнул прямо в костер и ушел, но сразу вернулся — в одной руке он держал теперь увесистую дубину, а в другой — наполовину полную пачку печенья из тех, что выдавал Блэкмор по субботам. Солист обнюхал печенье, сдался, кивнул и довольно качественно исполнил:

Большой стоянка — ветер холодно!

Большой стоянка — ветер холодно!

Большой стоянка — ветер холодно!

Зря он отнекивался — песня прозвучала хорошо, и была принята на ура почти всеми. Затем солист жестами объяснил, что сейчас споет совсем новую песню, которой его обучил великий вождь народа солнцеподобный Блэкмор. Попросил соблюдать тишину, потому что песня сложная:

Деньги, деньги, деньги — деньги, деньги — очень хорошо!

Деньги, деньги, деньги... э-э-э...

Солист замялся и принялся отчаянно чесать в голове сразу обеими ладонями. Музыкант продолжал тянуть ноту, но лицо его теперь выглядело огорченным и растерянным: воздуха не хватало, а надолго ли солист забыл слова, было неясно — песня новая, сложная.

— Деньги! — наконец подсказал кто-то из первого ряда.

Обрадованный солист хлопнул себя по лбу, и вполне успешно закончил:

...деньги, деньги — очень хорошо!

Одобрительное мычание и бурные хлопки раздались по окончании песни, и даже не сразу собравшиеся заметили, что к веселью добавился неожиданный звук — тоскливый скрип закрываемой железной двери и лязг запорного колеса, повернувшегося снаружи.

— Ух! — сдавленно произнес кто-то в наступившей тишине.

* * *

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке автоматически отключились, потому что прошло больше 7 дней или число посещений превысило 20000. Но если что-то важное, вы всегда можете написать мне письмо: lleo@lleo.me


книжный сомелье: сегодняшние книжные анонсики c Everybook

Перейти в магазин  Перейти в магазин  Перейти в магазин   24 сентября — День незапланированных безумств

Сегодня - лучшие книги о безумствах! Безумства толпы. Безумства Клода Моне. И безумно богатые азиаты, вот ведь тоже проблема!

Перейти в магазин   А ещё 24 сентября — День храбреца

Еще один детектив про инспектора Армана Гамаша. На этот раз пропала молодая беременная, в провинции Квебек страшное наводнение, а в сеть кто-то загрузил видео, порочащее аж самого инспектора... Как думаете, инспектор справится?

Перейти в магазин   А ещё 24 сентября — День пунктуации

Эта книга - о грамотном деловом письме. Для многих сочинение рекламы или письма - пытка, а для их читателей - кровь из глаз. Но лингвист Елена Борисова учит создавать профессиональные тексты хорошо! Почти как у меня в этих анонсах.