{imgicourl}{zamok}
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
10 сентября 2020
Логика веры

Любопытная беседа недавно была. Обсуждали в компании передачу НТВ о Путине «День с президентом», вышедшую в 2010 году. В частности — тот самый эпизод про казнь утят: https://www.youtube.com/watch?v=c-0Y6FAxZ1E&t=6m35s Вкратце: в студии собрались одноклассники Путина и его учительница, вспоминали детство, вспоминали кличку Путина «путя» а заодно поделились историей, как Путин казнил маленьких утят. Класс ходил в поход, кого-то из мальчишек послали в сельский магазин за продуктами, но вместо продуктов он привел маленьких утят (украл или купил — не уточняется). Утят решили убить. Одни говорят — чтобы сварить, хотя вроде утята маленькие. Учительница говорит — чтобы не брать их в Ленинград. Убивать утят не захотел никто, кроме маленького Володи Путина. Он взял топор и красное покрывало, и класс стал играть в странную игру: утята плавали в воде и какой-то один постоянно отплывал, тогда «суд» его обвинял в непослушании и приговаривал к казни, которую исполнял будущий президент...

Понятно, что неожиданная история смешна своими параллелями: Путин с группой своих школьных друзей под руководством своих учителей обрели силу и власть над коренными, но бессловесными обитателями некой местности, в которой не планировали оставаться навсегда. Обитатели интересовали их только как ресурс, жизнь их ничего не стоила. Путин с друзьями принялись устанавливать свои порядки, стараясь при этим делать вид, будто занимаются законностью. Для этого был создан специальный марионеточный суд, заранее знающий приговоры, и суд занимался тем, что специально выискивал «нарушение», чтобы приговорить к казни и тут же ее осуществить... Собственно, так эта история прочитывается.

Но если отвлечься от художественной силы образа, надо признать, что ничего такого ужасного Путин с одноклассниками не совершали. Ни один суд не найдет криминала в приготовлении утят, да и нравы в те годы были куда вольнее — больше половины страны занималось сельским хозяйством и обезглавливать цыплят учились с детства. Вероятно, еще через полвека потомки будут считать садизмом рыбалку, когда на крюк накалывают живого червя или маленькую рыбку и ловят рыбу побольше, раздирая ей глотку крючьями... Проще говоря, никаких серьезных претензий к Путину у нормального человека возникнуть не должно: если убийство утят осталось самым жестоким поступком в его жизни, он наверно святой.

Однако речь не об этом. Итак, есть у нас знакомая образованная девушка, но по своему мыслительному складу верующая. Не потому, что ходит в церковь (она туда постоянно ходит) и не потому, что транслирует всё, о чем говорят попы или телевизор, а просто по принципу работы с входящей информацией. Увидев отрывок этой передачи, она возмутилась и поспешила заявить, что этого не может быть, это гнусный навет, подделка и происки врагов.

И тут наступает тот узнаваемый момент, когда вполне неглупый, но верующий сталкивается с некими фактами, которые противоречат вере. Как ему поступить? Я предложил уточнить, что именно в этом видео свидетельствует о подделке.

Собеседница заявила, что ученики и учительница — «не настоящие».

Окей. И правда, есть ли у нас доказательства, что они настоящие? Погуглим. На запрос «учительница путина» Яндекс предсказуемо выдает тысячи картинок с персонажем передачи в обнимку с Путиным, в танце с ним...

Тогда собеседница заявила, что Путин на этих фото — «не настоящий».

Пригляделись — настоящий.

Тогда она сказала, что это фотомонтаж танца: Путин взят отдельно, а женщина из передачи — актер.

Фотомонтаж? На фотографии сайта «Комсомольской правды» с заголовком «Путин поздравил свою учительницу с 9 мая»?

Тут собеседница изменила тактику: ладно, пусть персонажи настоящие, но учительница такого не говорила...

Так губы же двигаются в такт словам?

Передача — подделка, поддельное видео, сейчас много поддельного видео...

Окей, если в мире существует технология подделки живого видео, зачем Голливуд до сих пор платит актерам астрономические суммы? Почему бы не нарисовать Фредди Меркьюри вместо того, чтобы гримировать какого-то малопохожего Рами Малека?

На этом собеседница обиделась и сказала, что продолжать разговор не будет.

В этой милой сценке сразу узнаются все сетевые споры — про Боинг, Скрипалей, Навального, Крым... Независимо от темы спора, когда верующего человека ставишь перед неудобными фактами, разворачивается одна и та же палитра реакций, хорошо описанная в психологии: ОТРИЦАНИЕ, ГНЕВ, ТОРГ, ДЕПРЕССИЯ, ПРИНЯТИЕ.

Первая реакция — отрицание. Отрицается всё и сразу. Взамен придумываются самые нелепые и фантастические теории с попыткой объяснить каждую неудобную соринку слаженными действиями многотысячных команд мировых заговорщиков.

Интересна реакция торг. Ее типичной разновидностью я считаю переход к аргументам стиля «а зато в Америке негров линчуют». Как только собеседник вышел за рамки предмета и прибегнул к аргументам «а вот там зато... а вот они тоже...» — всё, начался торг.

Ну, про гнев вам рассказывать не надо: просто ради эксперимента можете сами зайти в любое сообщество и любые комментарии и вежливо предложить обсудить неугодную тему. Сколь бы вы ни были подчеркнуто вежливы и последовательны, через два коммента вы услышите переход на личности, через три вам расскажут про вашу маму, через четыре раздастся мат.

А вот как выглядит депрессия и принятие, мы не знаем — по той причине, что собеседник в депрессии не пишет больше комментариев, а о принятии постыдится сообщить.

Когда вам в следующий раз какой-нибудь сосед по гаражу примется рассказывать, что Боинг сбил испанский диспетчер, а Навального никто не травил, а он отравился сам и одновременно его отравили в Германии, — не спешите утверждать, что он подлец и лжец. Скорее всего он просто верующий — не в смысле бога (это лишь одно из следствий), а в смысле принципов работы с информацией. Анализу фактов он предпочитает готовое авторитетное мнение. Вместо перекрестной верификации разных независимых источников ему милее одно эмоциональное высказывание, процитированное множеством «авторитетных» сайтов. Если же готовых объяснений нет и авторитетного мнения вовремя не поступило — такой человек просто начинает рождать версии сам по вышеописанному механизму. То, что вам кажется чушью, не выдерживающей никакой критики, для него — истинная правда, как любой факт, который не противоречит базису веры. Солнце вполне может быть зеленым, а трава голубой, пока из этого не следует, что Путин лжёт. Эти люди были рядом с нами всегда, их большинство. Просто они ничем не выделялись в те короткие эпохи, когда по телевизору говорили, что трава зеленая, а солнце желтое. Повторяли и выглядели разумными.

Возникает риторический вопрос: а как правильно работать с информацией? Мне кажется, это банально и очевидно. Но вдруг кто не знает? Я использую такие принципы:

 

1. Ни одна информация не должна отвергаться или приниматься лишь на том основании, что она мне нравится или не нравится. Мое изумление — еще не критерий для отрицания. Соответствие ожиданиям — еще не критерий для принятия.

2. Авторитет не является доказательством. Если я думаю, что профессор сказал правду только потому, что он профессор, а я нет, — значит, я идиот с низкой самооценкой. Профессор говорит правду, только если его слова подтверждаются рядом других авторитетных источников, а также анализом всех косвенных фактов.

3. Современные технологии — не беда, а благо. Пока методы подделки улучшаются в три раза, методы определения подделки улучшаются в десять. Информацию подделать легко, невозможно подделать все следы. Реальный факт отличается от лжи тем, что встроен в единый информационный блокчейн жизни, является кирпичиком в общей стене и деталью общего пазла. А значит, его существование могут подтвердить все соседние кирпичики — как правило, все они в открытом доступе, только погугли. Создатели фейков этой проблемой даже не заморачиваются, потому что средняя публика не умеет и не хочет проверять следы. Перед тем, как делиться с друзьями взволновавшей сенсацией, я гуглю ее: вполне возможно, на сайте правительства России нет этого «нового закона», в американских новостях не было этого «американского происшествия», а все упоминания ведут на один сомнительный сайт. Это самый элементарный принцип гигиены. Ложь висит в воздухе обособленно, не имея ни подтверждений, ни опровержений. Отсутствие убедительных опровержений — не признак истины, а типичное свойство лжи: невозможно убедительно опровергнуть то, что не имело доказательств. А вот любой реальный факт имеет сразу кучи косвенных подтверждений из самых разных, не связанных между собой источников, и это — лучшее доказательство.

4. Истина не бывает посередине. Просто потому что истина одна, и она тоже уже прозвучала, а я пока не распознал. Пробуя искать середину между истиной и многочисленной ложью, я найду лишь центр лжи, смещенный к истине всего на сантиметр. Истина одна и не меняется. Если сторона не придерживается своей версии, а постоянно предлагает разные, — она лжет и рассчитывает, что обилие версий заставит меня запутаться и искать середину еще дальше от истины. В другом популярном тезисе «правду мы никогда не узнаем» мне всегда чудится недосказанное окончание «даже когда услышим».

5. Во многих случаях сам стиль изложения несет нужные маркеры для оценки: тон, терминология, орфография. Мне не обязательно самому разбираться в медицине, чтобы заподозрить, что отзыв на лекарство со словами «препятствуют синтезу пептидогликана, подавляя транспептидазную реакцию» создан профессионалом авторитетного источника, а отзыв «какое то нихуя ни природное говно мне чуть-ли ни сожгло жилудок» писал неграмотный. Автор, апеллирующий к эмоциям («а представьте, если бы вашего родственника...») или к единичным случаям («у меня был друг, который») — скорее несет ложь, чем автор, говорящий спокойным тоном и апеллирующий к сухой статистике и исследованиям. Очень простым, но ценным маркером является панибратское сокращение имен и коверканье фамилий — услышав один раз «Леха Нахальный» или «Вова Путлер», я смело вычеркиваю автора: нет смысла ждать ценной и правдивой информации от такого спикера.

6. Классическая тактика лжи — давать на неудобные вопросы такие ответы, которые порождают еще больше вопросов. Кто взял деньги из тумбочки? «Не я, потому что у меня нет ключа» — ответ с реальными фактами, вызывает реальные вопросы: у кого был ключ и есть ли следы взлома. «Это сделали инопланетяне и Госдеп» — ответ, который прикрывается внезапным букетом новых вопросов, отвечать на которые сам не планирует.

7. Вопрос «кому выгодно?» («Cui prodest?») — ключевой в большинстве случаев. Но лишь до тех пор, пока вокруг него не начинают клоунаду с заменой очевидного ответа на далекие производные. Садовник убил печника из-за ссоры? Звучит здраво, и на этом область действия вопроса закончилась. Враги садовника убили печника лопатой садовника, чтобы бросить тень на садовника — инверсия здравого смысла, где сумма затраченных усилий, сложность заговора и число вовлеченных неадекватно полученным результатам. Никому не выгодно тратить больше, чем получать. Такая первая производная от здравого смысла уже ничем не лучше второй: садовник убил печника, чтобы подставить своих врагов, потому что все станут думать, будто убили они, чтобы подставить садовника... Кому выгодно подменять очевидный ответ неочевидными? Садовнику и выгодно.

8. Лучший способ изучить явление или персонажа — прочесть негатив. Критика найдется в любом случае — не существует предмета, который никто не критикует. Но насколько враги убедительны и последовательны? Если упирают на эмоции, а по фактам мало что могут предъявить при всем желании — такая критика лучше сотни хвалебных статей. В этом смысле Луркморе лучше Википедии. Лучшая микроволновка не та, которую убедительно хвалят в форуме, а та, которую неубедительно ругают.

9. В любой масштабной истории всегда останется неясная мелочь, на которой обязательно вырастет своя теория заговора с пышным букетом вопросов без ответа. Наличие неясной мелочи — повод для проверки, но не повод отбрасывать хорошо сложившуюся картину в пользу неизвестности или более сомнительных версий.

10. Если я уверен, что моя точка зрения правильна, я задаю себе вопрос: какие новые факты, приведенные оппонентом, заставят меня полностью изменить мнение и перейти на его сторону? Если я не могу нафантазировать таких фактов — значит, я верующий, и моя точка зрения заведомо ошибочна.

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок