{imgicourl}{zamok}
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
05 апреля 2022
Про слетевшую прошивку и старый шкаф

У тети Зины кофточка
С драконами да змеями —
То у Попова Вовчика
Отец пришел с трофеями.
Трофейная Япония,
Трофейная Германия…
Пришла страна Лимония,
Сплошная Чемодания!


Владимир Высоцкий «Баллада о детстве»

Как психолог и программист, я абсолютно уверен, что все люди — звери. У них от природы установлены все звериные драйвера, чтобы убивать, насиловать, грабить, мучить, унижать и получать от этих поступков удовольствие. Если младенца вырастить в социальном вакууме, он не научится ни думать, ни разговаривать, ни делиться яблоком с другом. Всё это — сложная прошивка версии «Цивилизация XX/XXI». С прошивкой не рождаются, прошивка долго и упорно инсталлируется в мозг с младенчества в процессе воспитания. У большинства людей прошивка держится на всё тех же глубинных инстинктах — больше ей просто не на чем зацепиться за мозг. Держится культурная прошивка за счет того, что она тупо выгодна — доходна, безопасна, одобряема обществом, полезна для твоих детей. Ты украл в трамвае мобильник — ты, сука, вор, тебя штрафуют, сажают в тюрьму, и твоя мать на суде плачет от стыда перед соседями, что так плохо воспитала сына. Поэтому 90% людей в любой стране мира не воруют в трамвае мобильники, искренне полагая, что они благородные и честные. Хотя на самом деле — просто люди, которым с детства вдолбили, что воровать плохо. А если бы вдолбили, что украсть у неверных геройство, — они бы воровали у неверных, и считали бы себя героями. В популяции нет мутантов, у которых заповеди «не убей, не укради» вписаны в базовый рефлекс при рождении, все мы работаем под управлением прошивки.

Но эта культурная прошивка так же легко слетает с человека. Для этого человека надо поставить в экстремальные условия или просто выдать разрешение. Кто не украл кошелек в трамвае — тот не мужик и не патриот. Все 30 твоих товарищей украли кошелек у врага и переслали женам, а ты лох? И всё, нет прошивки, которую с таким трудом инсталлировали в голову 25 лет. Одни голые рефлексы первобытного охотника. Ты до войны приносил с охоты мирного зайца, и вся деревня тебя хвалила, какой ты умелый добытчик. Теперь ты стреляешь в мирного человека, и тебя хвалит командир, однополчане и телевизор.

Разумеется, нет оправданий для граждан со слетевшей прошивкой. Как не испытываем мы симпатий к животным, заразившимся бешенством — считаем их кончеными врагами, которые подлежат отстрелу, и не задумываемся о том, есть ли в случившейся болезни вина животного. Но все-таки давайте не забывать, что главные преступники — это те политики, командиры, пропагандисты, которые поставили гражданина (не важно, гражданина Германии, КНДР, России) в ситуацию, когда у него слетает прошивка. Нет гена садизма конкретно в немецком народе. Есть стечение исторических случайностей, которое привело к диктатуре товарища Гитлера. Который полностью развратил и расчеловечил свою страну, обнулил прошивку у миллионов, заставил выкрикивать сатанинские лозунги и заниматься садизмом и зверствами.

Единственное, в чем повезло Германии, — она была жестоко наказана и поставлена на колени. Как тот вор кошелька. И это наглядно показало всем её гражданам, что случившееся — дело катастрофически невыгодное. Страна со слезами вернулась к цивильной прошивке самой последней предложенной версии. Не разбей Германию армия союзников, позволь ей вернуться в границы своей страны и закуклиться под властью Гитлера — не было бы сейчас немецкой культуры вообще.

И что самое интересное — пока ты живешь в рамках установленной с детства прошивки, тебе не приходит в голову, что в ней может быть что-то не то. Не буду указывать пальцем ни на кого, кроме себя. Просто посмотрите на эту фотку — это старый сраный буфет, который с незапамятных времен стоит у нас на даче на террасе:

Про буфет мне с детства известно два факта. Первое — что это рухлядь, но сто лет назад в Германии это был ценный предмет немецкой кухонной мебели, у него даже выдвигается мраморная столешница. И второе: что этот шкаф — трофейный, его вывез из Германии какой-то советский полковник. Это был не наш родственник — наш родственник погиб в 1941 и не привез трофеев. Шкаф достался нам от каких-то знакомых нашей семьи, которые выкидывали старую мебель и предложили нам для дачи.

И вот этот шкаф стоял у меня перед глазами фактически с детства. Я прекрасно знал, в каком из ящиков лежат крышки для консервирования, в каком — свечи на случай отключения электричества, а в каком — пакет с пакетами. Я пару раз задумывался, как полковнику удалось вывезти в СССР такую громаду в такой сложный военный период, когда были так забиты поезда (судя по рассказам бабушки про эвакуацию).

Но я ни разу до весны 2022 года не задумывался, какая судьба была у этого шкафа в Германии. Просто не думал об этом. А если бы задумался, мне бы наверно показалось, что это был кухонный шкаф в кабинете Мартина Бормана, которого лично с боями арестовал советский полковник, поэтому шкаф был конфискован и передан этому полковнику отдельным постановлением Нюрнбергского процесса, просто этот документ утерялся.

Но теперь я понимаю: это просто немецкий шкаф из безымянной брошенной квартиры в разбомбленном Берлине или Кёльне. Шкаф приглянулся полковнику, и он приказал солдатам погрузить его в вагон, чтобы порадовать семью и как-то возместить горечь за погибших товарищей и страдания войны.

А кому принадлежал шкаф — мы никогда не узнаем. Может, в той квартире жил идейный офицер Гестапо, который лично сжигал евреев, партизан и простых жителей украинских, белорусских и русских деревень. А может, этим шкафом владел немецкий еврей, сожженный в концлагере. А может — семья немолодого учителя географии, которого насильно угнали на фронт, где он погиб в ворохе штабных карт. А может, это была кухня старенькой фрау, к которой вломились солдаты, бросили ее лицом в пол, забрали всю еду и шкаф, но, надеюсь, не пристрелили.

Я многое понял про этот шкаф весной 2022 и не уверен, что смогу к нему и дальше относиться как к нормальному предмету мебели. Владимир Высоцкий не осуждал фронтовиков, привозивших женам чемоданы с пестрыми кофточками, украденными у немок. И я не осуждаю советского полковника, который приволок понравившийся шкаф, который теперь пришел в негодность, сменил много хозяев и теперь гниет на чьей-то дачной веранде.

Но давайте просто поймем на этом примере, как много мы — люди, осуждающие любую кражу кошелька, — готовы себе позволить или просто закрывать глаза на воровство. Просто потому, что нам с детства поставили в голову прошивку, рассказывающую, что это — победа и патриотизм. И нам не приходило в голову подвергнуть это анализу. И не было информационной возможности услышать другой взгляд на этот шкаф.

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке скрываются - они будут видны только вам и мне.

Оставить комментарий