логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
21 июня 2007
Одиннадцать - парусник...

День прошел под знаком козла Фрэнка, и моя вера в человечество слегка пошатнулась. По долгу работы в СУПе я разрулил 4 дрязги в разных углах интернета, при этом наслушавшись в свой адрес столько диких упреков от людей, которых считал братьями, что вера пошла на убыль сильно. Плюс веру в людей пошатнул рассказ одного друга про нашего общего знакомого шоумена, которого приглашали на праздник, а он, не разобравшись, кто говорит и о чем речь, переключил на своего директора, который сходу затребовал 5000$. Было и еще много событий, звонков и новостей, о которых говорить совсем не хочется.

А хочется сказать вот о чем: позавчера я писал для одной газеты статью про роботов. И неожиданно обнаружил, что вся тема роботов в фантастике от Чапека до Азимова — это история неосознанного мирового страха начала 20 века: страха о бунте механического пролетария против своего господина. И вот, пройдясь по векам и страхам, я неожиданно для себя окончательно сформулировал, каков главный страх современного человека. Сегодня, когда нет войн, рабов и пролетариев, когда блага худо-бедно, но вроде бы поделены социальной справедливостью, человек боится только одного: что его кто-то наебывает. Американцы подают на соседей в суд за каждый собачий чих, наши бабки ругают Чубайса, немцы пересчитывают сдачу в кафе на калькуляторе. Почитайте любые споры в интернете — все они о том, как нас или вас или кого-то там наебывают. А если наебки не видно, то это еще страшнее, потому что она точно есть, просто очень хитрая. Кажется, статью в итоге не приняли: там шесть раз повторялось слово «наебывают», которое я не нашел, на что заменить. Но дело не в этом.

Лишь под вечер согрел душу один классический текст, который я интуитивно нашел в интернете, хотя раньше видел только мультик. Оно обо всем — о козлах, о наебках, о работе, об интернете. О жизни, одним словом. Вот только концовка наивная, в жизни как-то иначе. Я думаю, они утонули.

Про козленка, который умел считать до десяти

Альф Прейсен

Жил-был маленький Козлёнок, который научился считать до десяти. Как-то раз подошёл он к озерцу и вдруг увидел своё отражение в воде. Он остановился как вкопанный и долго разглядывал самого себя. А теперь послушайте, что было дальше.

— Раз! — сказал Козлёнок.

Это услышал Телёнок, который гулял поблизости и щипал травку.

— Что это ты делаешь? — спросил Телёнок.

— Я сосчитал сам себя, — ответил Козлёнок. — Хочешь, я и тебя сосчитаю?

— Если это не больно, то сосчитай! — сказал Телёнок.

— Это совсем не больно. Только ты не шевелись, а то я считать не смогу.

— Ой, что ты! Я очень боюсь. И моя мама, наверное, не разрешит, — пролепетал Телёнок, пятясь назад.

Но козленок скакнул вслед за ним и сказал:

— Я — это раз, ты — это два. Один, два! Мэ-э-э!

— Ма-ама! — жалобно заскулил Телёнок.

Тут к нему подбежала Корова с колокольчиком на шее.

— M-му! Ты чего ревёшь?

— Козлёнок меня считает! — пожаловался Телёнок.

— А что это такое? — сердито промычала Корова.

— Я научился считать до десяти,— сказал Козлёнок.— Вот послушайте: один — это я, два — это Телёнок, три — это Корова. Один, два, три!

— Ой, теперь он и тебя сосчитал! — заревел Телёнок. Когда Корова это поняла, она очень рассердилась:

— Я тебе покажу, как потешаться над нами! А ну-ка, Телёночек, зададим ему перцу!

Козленок страшно перепугался и помчался вприпрыжку по лужайке.

А за ним — Корова с Теленком.

Неподалеку гулял Бык. Он взрывал своими острыми рогами землю и подбрасывал кверху кустики травы. Увидев Козленка, Теленка и Корову, Бык двинулся им навстречу.

— Почему вы гонитесь за этим куцехвостым малышом? — пробасил Бык.

— А он нас считает! — заревел Теленок.

— Но мы его поймаем, — пыхтя, проговорила Корова.

— Один — это я, два — это Теленок, три — это Корова, четыре — это Бык. Один, два, три, четыре! — сказал Козленок.

— Ой, теперь он и тебя сосчитал! — заскулил Теленок.

— Ну, это ему даром не пройдет, — проревел Бык и вместе с другими бросился в погоню за Козленком.

Они выбежали на широкую пыльную дорогу и понеслись вскачь. А в это время по обочине дороги неторопливо прохаживался Конь и жевал траву. Услышав топот и увидев, как пыль летит столбом, он ещё издали закричал:

— Что это за спешка?

— Мы гонимся за Козлёнком,— ответила Корова, задыхаясь от быстрого бега.

— Он нас считает... — заныл Телёнок.

— А ему никто не дал такого права. Уф-ф! — проревел Бык.

— А как же он это делает? — спросил Конь, увязываясь за остальными.

— Очень просто,— сказал Козлёнок.— Вот так! Один — это я, два — это Телёнок, три — это Корова, четыре — это Бык, а пять — это Конь. Один, два, три, четыре, пять!

— Ой, теперь он и тебя сосчитал! — заскулил Телёнок.

— Ах он негодник! Ну погоди же! — заржал Конь и поскакал ещё быстрее вслед за Козлёнком.

А у самой дороги, в загоне, спала большая жирная Свинья. Топот копыт разбудил её.

— Хрю-хрю-хрю! Куда это вы все? — спросила любопытная Свинья. Она тотчас же проломила своим рылом загородку и пустилась рысцой вслед за другими.

— Мы гонимся за Козлёнком, — ответила Корова, чуть дыша.

— Он нас считает... — жалобно протянул Телёнок.

— А ему... уф-ф... никто не давал такого права! — проревел Бык.

— Но мы ему покажем! — заржал Конь, едва не задев копытом Телёнка.

— А как это он считает? — спросила Свинья, с трудом поспевая за всеми.

— Очень просто! — воскликнул Козлёнок. — Один — это я, два — это Телёнок, три — это Корова, четыре — это Бык, пять — это Конь, а шесть — это Свинья. Один, два, три, четыре, пять, шесть.

— Ой! Теперь он и тебя сосчитал,— всхлипнул Телёнок.

— Ну, он за это поплатится! — завизжала Свинья.— Вот я его сейчас!

Они мчались сломя голову, не разбирая дороги, и добежали так до речки.

А у причала стоял небольшой парусник. На борту парусника они увидели Петуха, Пса, Барана и Кота. Петух был капитаном, Пёс — лоцманом, Баран — юнгой, а Кот — корабельным поваром,

— Остановитесь! — закричал Петух, увидав животных, которые неслись, не чуя под собой ног.

Но уже было поздно. Козлёнок оттолкнулся копытцами от причала и прыгнул на борт парусника. За ним бросились все остальные. Парусник покачнулся, заскользил по воде, и его понесло на самое глубокое место реки. Ох и перепугался же Петух!

— Ку-ка-ре-ку! На помощь! — закричал он не своим голосом.— Парусник тонет!

Все так и затряслись от страха. А петух опять закричал громко-прегромко:

— Кто из вас умеет считать?

— Я умею,— сказал Козлёнок.

— Тогда пересчитай всех нас поскорее! Парусник может выдержать только десять пассажиров.

— Скорее считай, скорее! — закричали все хором. И Козлёнок начал считать:

— ОДИН — это я, ДВА — это Телёнок, ТРИ — это Корова, ЧЕТЫРЕ — это Бык, ПЯТЬ — это Конь, ШЕСТЬ — это Свинья, СЕМЬ — это Кот, ВОСЕМЬ — это Пёс, ДЕВЯТЬ — это Баран, и ДЕСЯТЬ — это Петух.

— Ура! Козленку! Ура-а-а! — закричали все в один голос.

Потом пассажиры переправились через реку и сошли на берег. А козленок с тех пор так и остался на паруснике. Он теперь работает там контролером. И всякий раз, когда Петух сажает на свой парусник зверей, Козленок стоит у причала и считает пассажиров.

© Альф Прейсен


UPD: Только что раздался звонок в дверь — это заехал доблестный semenyaka, чтобы спросить, не здесь ли он вчера забыл один из своих ноутбуков. Мы поискали на кухне, под столом, в комнате под диваном, но ноутбука не нашли, видно он забыл его на работе. Но прежде, чем торопящийся semenyaka покинул квартиру, я, повинуясь наитию, истребовал, чтобы он немедленно заблокировал мне на домашнем сервере доступ к livejournal.com каким-нибудь из своих мудрых и неизвестных мне методов. Спасибо ему! Поздравьте меня: теперь доступа к ЖЖ у меня снова нет! Надолго ли — пока не знаю, но пора отдохнуть. Слишком много там стало твориться неприятного для человечьей психики. А вот сюда, в дневник — милости прошу.

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке автоматически отключились, потому что прошло больше 7 дней или число посещений превысило 20000. Но если что-то важное, вы всегда можете написать мне письмо: [email protected]