логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
11 марта 2008
RAZGOVOR.ORG: Как зверье стало человеком

Продолжим наш разговор о моделировании цивилизаций.


http://lleo.aha.ru/test/famil/index.php?det=5&chuma=2&detolub=2&zdorov=2&prispo=2

Что это? Это популяция, поначалу людишек, напомню, было 1000, причем каждого рода изначально поровну. Эта популяция, пытающаяся размножаться: (в семьях у них от 0 до 5 детей, в среднем 2.5). То есть, население по идее увеличивается свыше 1000 человек, и тут начинает давить фактор перенаселения (голодомор, скажем) — в каждом раунде наш компьютер убивает по случайному закону (божий промысел) наших виртуальных людей, пока численность снова не станет 1000. Также действует другой убийственный фактор — эпидемия чумы каждые 2 поколения. Она убивает из 1000 половину. У родов людских имеются некие генетически передаваемые отличия: каждый второй Иванов рожает в среднем на одного ребенка больше, чем прочие; каждый второй Сидоров выживает во время чумы; каждый второй Петров выживает во время голодомора (ну, то есть выживает, если конечно людей не больше 1000).

Итак, это я вкратце напомнил стартовые условия. Те, кто читал первую часть статьи, это помнят, а остальным важно лишь понять, что мы смоделировали на компьютере популяцию разных родов с разными неблагоприятными факторами, и теперь изучаем, как меняется их численность из поколения в поколение.

Что мы видим? А видим мы очень характерную картинку — шикарный такой горнолыжный склон с подъемом. Ну очень показательный. Вначале под действием наших жестких условий (эволюционного давления) род людской резко сократился. А затем — попер вверх. Потому что это уже не тот род, что был. Выжили те, кто имел в данной ситуации эволюционное преимущество: красные плодовитые Ивановы и зеленые Сидоровы, стойкие к чуме. Причем, Ивановы поначалу рулили, но чума продолжала методично свирепствовать, и в итоге остались Сидоровы. Как это называется? Мы фактически вывели новую породу из немногочисленной кучки мутантов.

Что любопытно, синие Петровы не выжили по понятным причинам: перенаселения не возникло, голодомор не беспокоил, их умение выживать при перенаселении оказались незадействовано. После-то конечно, перенаселение может и начнется, и Петровы бы пригодились ой как... Но поздно: Петровы стерты с лица земли. И в этом, насколько я понимаю, и заключен смысл полового размножения, когда передается не один ген, а пара генов, из которых часть — рецессивная. У нас в модели, чтобы не морочиться с парами генов, считается, что наследственность передается одним геном (в природе такое бывает при наследовании в мужской Y-хромосоме или женских митохондриях, которые непарные). Но если бы умение выживать при голодоморе передавалось в какой-нибудь другой, парной хромосоме, то гены Петровых хранились бы в популяции еще долгое время в рецессивном состоянии, и когда отступила бы чума и пришло время голодоморов, Петровы бы сами собой возродились и выбили всех прочих.

Попробуем устроить нашим подопытным перенаселение (голодомор) тоже. Для этого достаточно умерить чуму. Пусть она свирепствует не в каждом втором поколении, а в каждом третьем:


http://lleo.aha.ru/test/famil/index.php?det=5&chuma=3&detolub=2&zdorov=2&prispo=2

Душераздирающая картина! Стойкие к чуме зеленые человечки потеряли свое преимущество. Плодиться и выживать, когда жратвы на всех не хватает, оказалось важнее! К чести зеленых Сидоровых, они долго боролись. Но победили все-таки красные плодовитые Ивановы и синие Петровы (нетребовательные к еде или чересчур трудолюбивые как китайцы). Причем, если глядеть на картинку, похоже, будущее за синими. И повторюсь, я говорил в прошлой заметке: пофиг, значит, чума. Умер Максим — и хрен с ним, лишь бы успел размножиться.

Увеличим фактор перенаселения. Для этого увеличим среднее количество детей до 3 (от 0 до 6):


http://lleo.aha.ru/test/famil/index.php?det=6&chuma=3&detolub=2&zdorov=2&prispo=2

Как и следовало ожидать, победили синие. Это понятно.

Вы спросите, а в чем смысл? О чем речь? И что здесь такого интересного или необычного или неожиданного?

Для меня здесь неожиданным явился один факт, который заставил пересмотреть точку зрения на всю человеческую историю, которую мне преподавали в детстве. Просто посмотрите на шкалу X всех трех графиков — там откладывается номер поколения. У всех графиков есть одно общее свойство: разбор полетов в целом закончен для родов уже к 25 поколению. А что такое 25-е поколение? Если наши существа люди (модель-то справедлива и для хомячков), то дети у семьи появляются в среднем в 25 лет (по крайней мере в прошлые века так было), это и есть возраст смены поколений. Умножаем 25 на 25 и получаем 625 лет. Всего 600 лет понадобилось, чтобы некая мизерная горстка людей в силу чуть-чуть большей приспособленности к жизненным условиям полностью заменила всех прочих!

А теперь, о чем я хотел сказать. Я ведь тоже раньше читал всякие энциклопедии и думал, что у человечества естественный отбор и эволюция давно прекратились, а теперь просто круто развиваются технологии и общественные связи последние пять тысяч лет. А вот теперь, поигравшись с графиками, уверен — фигушки. Население земли за это время полностью сменилось много раз. И те люди, что жили 2000 лет назад (не два-три гениальных философа, а в массе своей) — это были вообще другие люди чисто генетически. Спросите у антропологов, посмотрите на рыцарские латы в музее — они даже роста были другого, маленького, и формы черепов у них были другие, нежели носят в нынешнем сезоне. Это только внешние признаки. А что творилось у них в головах? Этого не знает никто, а две-три летописи двух-трех философов-грамотеев никогда нам не расскажут, какими были люди в то время ВООБЩЕ. Но они все вымерли. Голодоморы, войны, эпидемии, а главное — просто размножение, или какие-то другие причины — но все они выбиты и утоптаны в грунт. Нам сложно судить, как действует отбор последние 2000 лет. Но не надо обладать великим умом и не надо даже строить все эти математические графики, чтобы понять: вся эта гуманистическая ересь про остановку эволюции и развитие социума — это чушь. Эволюция не остановилась. Как вообще могло такое прийти в голову в общем-то неглупым людям? Она и не могла остановиться, пока кто-то умирает чаще, а кто-то реже, кто-то рожает детей больше, а кто-то меньше. Те люди, что живут сегодня на земле, — это не копия популяции, а дико разросшиеся потомки мизерного числа людей — даже внутри каждой нации. Какие были люди того времени на самом деле? Чем отличались? Нам об этом судить трудно. Но даже судя по книгам и эпосам, в массе своей человечество было несколько тысяч лет назад абсолютно тупым и агрессивным. Поганенький, полагаю, это был народ. Даже в какой-нибудь просвещенной Греции. И ошибкой думать, что, попади люди того времени в современные семьи, они бы выросли точно такими же, как сегодняшняя популяция. Типа тех 12 кроманьонцев из «Жука в муравейнике» Стругацких, которых люди будущего воспитали как обычных людей. Хрен! Я уверен: среднестатистические дети даже 500-летней давности, заброшенные на машине времени в наш век, попали бы, сколько их не воспитывай, либо в интернаты для умственно отсталых, либо в колонии для преступников. Ибо генетически (в средней массе) они были гораздо ближе к зверью. И не умели толком ничего делать руками своими кривыми, от того у них и технологий не было. А то начинают, мол, не было у древних людей технологий, и именно поэтому... Не надо путать причину и следствие! Технологий не было, потому что руки росли из жоп. Были бы у египтян руки прямые, они бы уже за тысячу лет до нашей эры на Луну полетели, а не камни горкой складывали столетие за столетием. Сегодня любой сапожник делает руками вещи красивее, чем лучшие придворные ювелиры тысячелетней давности.

Есть распространенное заблуждение, что в человеке все зависит от воспитания. Особенно этот миф имеет хождение на территории бывшего СССР, где нам десятки лет втаптывали в мозг идею о несомненном умственном и нравственном превосходстве босого пролетария над обеспеченной элитой и пичкали книжками о кровавых беспризорниках послереволюционных лет, которые, благодаря воспитанию мудрых советских педагогов, чудесным образом становились великолепными людьми. Авторы мифа забывают упомянуть лишь одну немаловажную деталь: беспризорниками в годы революции становились в основном дети расстрелянных родителей. Расстрелянных потому, что принадлежали к «классу эксплуататоров пролетариата». Читай — были обеспеченными людьми: владельцами крепких крестьянских хозяйств, артелей, магазинов, а также конечно представителями белогвардейского офицерства. То есть беспризорники 20-хх годов были, мягко говоря, не бомжами, рожденными вокзальными проститутками от проезжих уголовников.

Может ли наследственность вообще влиять на характер? Обычно наша общественная политкорректная мораль (особенно во главе с духовенством) начинает выкрикивать категоричные лозунги про воспитание, которое определяет все на свете, ибо тело человека создал бог по своему образу и подобию, и так далее. Хотя это идет вразрез с тем простым фактом, что у одного мальчишки способности к математике, а другой зато неплохо умеет калечить голубей и нюхать клей. В то, что наследуется предрасположенность к алкоголю — это мы верим. А вот в предрасположенность к садизму, воровству и бандитизму — почему-то не верим. От того возникает такое удивление в семьях, взявших на воспитание младенца из детдома, брошенного туда проститутками и алкоголиками. Потому что, несмотря на воспитание и тайну происхождения, нередко такое чадо в 13 лет начинает пить, драться и бессовестно воровать из дома деньги и ценности. Почему?

Да потому что не все так просто. Есть очень много наследуемых качеств — даже чисто гормональных — которые могут определить судьбу человека. Простой гормональный пример: если ты имеешь редкое (в наш век) свойство впадать в дикий гнев до полной потери самообладания, то у тебя есть неплохие шансы уже в 15 лет попасть в колонию за убийство одноклассника. От того, воспитывали тебя интеллигентные родители или дворовые пацаны, будет лишь зависеть, забьешь ты его нотным пюпитром или самодельным ножом.

А вот более непростой гормональный пример, довольно известный в психологической литературе: ученые поставили эксперимент на мышах. Мышь попадала в такие условия (открытое пространство, которого мыши боятся, и домик, где можно спрятаться), где могла удовлетворить свои относительно небольшие потребности в уюте (спрятаться) ценой страданий другой мыши в прямой видимости. Вторая мышь, привязанная поблизости, получала удары током, как только кто-то прятался в домике, оборудованном рычагом. И что вы думаете? Мыши четко разделились на три примерно равные группы: эгоисты, разобравшись в чем дело, окончательно заползали в домик, и им уже было абсолютно пофиг, что рядом мучается их сородич. Альтруисты, пару раз сунувшись в домик, предпочитали сидеть на открытом пространстве, терпя некоторые неудобства. А колеблющиеся — колебались, то забегая в домик, то выбегая снова от невыносимых воплей... Вопрос: если способность жертвовать личным комфортом ради спасения ближнего даже мышам свойственна в разной степени, то каков же ее разброс у людей? Является это психологическое качество врожденным или привитым воспитанием? Особенно, если учесть, что среди мышей духовное воспитание, изучение Библии и пропаганда гуманистических идеалов налажены из рук вон скверно?

Так же почему мы прекрасно знаем, что новую породу кур можно вывести за 10 лет, но продолжаем слепо повторять за безграмотными гуманитариями и духовенством, будто человеческая сущность свята и неизменна, и не меняется тысячелетиями со времен палеолита или грехопадения? Вернемся к нашей теме. При такой полной смене состава популяции (500-600 лет), при действии сотен психологических факторов, которые несомненно влияют на повышение выживаемости или рождаемости, при таких очевидных отличиях современного человека от средневекового даже чисто внешне в плане роста... Просто глупо думать, что люди не изменились, и те, кто сжигал на площадях младенцев — это сплошь те же самые homo sapiens, что сегодня пробивают чеки за кассой супермаркета. Я не говорю, что сегодня не найдется человека, который радостно пойдет на площадь смотреть на сожжение младенца — найдутся. Как и в те времена были люди, которых подобное приводило в ужас. Я говорю о процентном соотношении. Люди в массе были племенем зверья. А потом это племя начал бить естественный отбор по особым статьям. И бил очень сильно, пока не выбил всю дурь. Дебилы, кто по любому пустяку багровел мордой и лез махать кулаками, осели на виселицах, клинках и на полях сражений. Ленивые сдохли с голоду. А те, кто умел от зари до зари печь хлеб или продавать свистульки на ярмарках — те остались. И мы все, в общем-то, как ни крути, именно их потомки. Потому что научились трудиться, руки стали умелые, а глаз — алмаз. А мозг научился собирать информацию, чтобы предвидеть беды. Даже самые тупые из крестьян научились умело считать выручку на ярмарке, вести переговоры с разбойниками (применяя дар убеждения и обаяние) и договариваться с соседями, если прижмет жизнь. А те, кто поумнее и более везучие, кому удавалось разбогатеть и стать князьями, к тем бегали все окрестные бабы, рожали детей, и колеса эволюции крутились бешено.

В результате мы имеем мир, в котором каждый человек умеет читать, писать, понимать абстрактные задачи, общаться с себе подобными и работать с тонкими инструментами. Вы мне скажете, что и 2000 лет назад все люди были такими же? Извините, не верю. Я ведь говорю о среднем населении, а не о какой-то элите, чьи имена и поделки дошли до наших дней. Войны, интриги и жесткие социальные требования самым разным образом — где кровавым, где естественным — выбили из человечества подавляющую часть тупого зверья, как тех Муденко-Хуенко-Ебенко на наших графиках. А кто думает, что и сегодня тупого зверья хватает — тот просто не представляет, какими зверьми были люди до нашей эры. Как-то год назад мы с писателями Лазарчуком и Андронати беседовали на эту тему, я задал им тот же вопрос: что случилось за 4000 лет? Другими стали люди генетически? Лазарчук и Андронати убедили меня, что просто развились социальные связи. А вот я теперь считаю, что социальные связи — вторично, а полностью изменилось поголовье. А там, где поголовье не изменилось, — там сегодня и никакие социальные связи не помогают.

А что будет дальше? Сегодня размножение напрочь оторвано от профессиональных навыков, стойкости к инфекциям и трудоспособности. В эпоху всеобщего здравоохранения и победы над голодом (когда даже мать-одиночка способна вырастить тройню) в ближайшие 200 лет мораль (слово, неведомое уже нам, но ценимое стариками) должна упасть ниже плинтуса, в том плане, что размножаться будут такие категории людей:

1) Беспечные и страстные идиоты, которые ебутся самозабвенно, не задумываясь о контрацепции и последствиях;

2) Религиозные идиоты (в смысле — радикальные догматики), которым своды шаблонов и запретов запрещают аборты и предписывают иметь множество детей;

3) Самцы, для которых жизненное хобби — фонтанировать сперматозоидами, приставать к любой юбке и не давать проходу любой, даже самой уродливой самке.

Нетрудно догадаться, что население планеты уже через 200 лет будет состоять сплошь из женщин 1 типа и мужчин 3 типа, и все это густо порастет по кругу отдельной хмурой породой 2 типа, которая будет их всячески воевать, воспитывать и иными правдами-неправдами пытаться извести как класс.

Как писатель-фантаст, я все-таки хочу верить в евгенику. В то, что обработка генетического кода позволит появиться на свет новому поколению, более живучему во всех отношениях. Настолько, что каждый урод захочет прибегнуть к этой услуге для своего потомства. Если человечество успеет дойти до этого — станет уже не важно, кто и где размножается. Компьютер все исправит, запустит антивирус, проведет оптимизацию и дефрагментацию.

Этот текст написан для проекта razgovor.org, где я веду авторскую колонку. Вообще для razgovor.org я написал немало подобных материалов, вот их полный список
<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке автоматически отключились, потому что прошло больше 7 дней или число посещений превысило 20000. Но если что-то важное, вы всегда можете написать мне письмо: [email protected]