логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
23 июля 2009
Получил ответ от РАО

По поводу событий http://lleo.me/dnevnik/2009/07/06.html, когда от моего имени Российское авторское общество подало в суд с целью отсудить компенсацию за песню, к которой я не имею никакого отношения. Получил официальный ответ:

Короче говоря, мое имя попало в судебные иски не благодаря РАО, а благодаря ростовским концертникам, которые так подали заявку. Вообще по итогам переписки с обеими сторонами у меня сложилось впечатление, что виноваты оба, но у РАО чуть более аргументированная позиция и заметно больший порядок в документах. Например, ростовские прокатчики уверяли, что РАО лжет, само все выдумало, и никакого списка авторов от организаторов концерта, заверенного подписью и печатью Хора Турецкого в РАО не поступало, да и вообще нет у Турецкого никакой печати. А РАО честно присылало все сканы, которые я просил - была и заявка, и печать у Турецкого есть, с нотками. Зачем было мне врать?

По поводу же письма из РАО отвечаю:

Благодарю за ответ и быструю реакцию. Рад, что одна из проблем (неправильное авторство) снялась. Вторая (более важная и первопричинная, о ней речь ниже), увы, осталась. Но предварительно скажу несколько слов.

Во-первых, хотелось бы отметить, что если «Хор Турецкого» нашел ошибочные данные, то именно на сайте РАО (больше нигде такой информации нет). Это связано с плохой организацией сайта, который не дает точной информации о песнях. Например, песен с названием «Золотая осень» у вас в базе аж 47 штук (а просто «Осень» — и вовсе сосчитать невозможно). Как организаторам концертов находить авторов, чтобы перечислять авторские? Вбивать «Золотая осень» и брать первого попавшегося («ГАДЖИКАСИМОВ ОНЕГИН ЮСИФ ОГЛЫ»)? Если публиковать тексты песен с нотами не позволяет авторское право, но почему бы не указывать первую строчку, как это принято в поэтических оглавлениях? Иначе подобные ошибки будут неизбежны и дальше.

Во-вторых, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что имидж РАО в связи с его судебными процессами последних лет, повторным сбором средств с пользователей ТВ и радио и прочими историями вышел на отрицательный уровень. Я не юрист и комментировать правовую сторону не буду. Отмечу другое: в наш век любые крупные организации озабочены вопросами своего имиджа — в это вкладываются средства, проводятся кампании, создаются пресс-службы. РАО же, напротив, выглядит в глазах общественности эдаким «монстром», который игнорирует дикие нарушения авторских прав в интернете и по всей стране, но беспредельно собирает дань всеми правдами и неправдами там, где есть возможность взять деньги. Таковы реалии. На мой взгляд, это может кончиться только одним — крупным общественным резонансом, который приведет к отзыву лицензии или смене директората. Подчеркиваю: это мои личные опасения, основанные на фактах накаленного общественного мнения вокруг РАО, саму законность действия РАО я обсуждать не берусь — талантливый юрист в отдельно взятой дискуссии сможет доказать законность вообще любых действий, но проблему имиджа и резонанса это не решит.

Теперь о главном. В письме вы заявляете о своем праве и намерении и впредь вести судебные скандалы от имени истца, не информируя его об этом, даже если (как в моем случае) имеется такая возможность, известен адрес и телефон. Вы называете это «нормальным рабочим процессом», но вы задумывались о том, что у автора тоже существует свой нормальный рабочий процесс, в который не вписываются судебные разборки от его имени? Это непонятно и нужны примеры?

Один из примеров уже состоялся: если бы РАО связалось со мной, я бы объяснил, что песня «Под небом голубым» мне не принадлежит.

Приведу и другой пример. Допустим, я не член РАО. Насколько я понимаю, при нынешней аккредитации даже отсутствие членства в РАО не спасает от ситуации, когда РАО без ведома автора начинает судебный скандал? Допустим, по заказу кинокомпании я написал текст песни для фильма, получив разовый гонорар $XXXX и передав по договору все имущественные права на весь срок действия авторского права. В стандартном разделе договора «обязанности автора», помимо классических обещаний не заниматься плагиатом и разжиганием розни в произведении, имелось обязательство не выдвигать имущественных претензий и не препятствовать использованию произведения. Тоже вполне обыденная формулировка в авторских договорах, не так ли? За нарушение договором предусмотрен штраф 1 млн рублей. Что происходит далее? Правообладатель выпускает фильм, диски с саундтреком, устраивает презентацию с концертом etc. Затем РАО без моего ведома устраивает скандал и подает от моего имени в суд. После чего не только портятся мои отношения с заказчиками, но заказчик имеет право подать на меня в суд (в другой, не ростовский, а более дружественный ему) и отсудить 1 млн!

Прокомментируйте этот пример. Получается, что автору с его работодателем вообще никуда не скрыться от РАО, и выход лишь один: получать гонорары «черным налом», а произведение свое по документам выдавать за «народное»?

Также меня интересует вопрос: правильно ли я понимаю, что, являясь членом РАО, я лишен права сам заключать исключительные договора, подобные вышеописанному, на любые собственные произведения, даже не зарегистрированные мною в РАО? Если да — прошу считать мое данное письмо заявлением о расторжении нашего договора (обоих: и старый договор от 1998 года, и новый от 2001 — тот, на бланке синем с золотом, где слово "искусство" с одним "с" написано).

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке автоматически отключились, потому что прошло больше 7 дней или число посещений превысило 20000. Но если что-то важное, вы всегда можете написать мне письмо: [email protected]