логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
13 мая 2012
Пра пидарасов и всех остальных

В своих изысканиях и в борьбе с рутиной Гладышев опирался еще на отзыв одного сельхозакадемика, хотя отзыв был отрицательный.

В.Войнович

Сергей Чекмаев попросил меня высказаться в блоге, мол, неудобно получается — будто он мои комменты поудалял. А комменты свои (кроме главного) поудалял я сам, потому что терпеть не могу, когда мне на почту валятся кучи ответов. В своем-то дневнике у меня есть все средства ограничить это, а почта незащищена. Но расскажу по порядку, о чем шум.

Вышел сборник «Беспощадная толерантность»

Сам сборник я еще не читал, потому что на презентации все расхватали книжки, и мне не досталось. Знаю, что темой сборника были заявлены фантастические антиутопии, где доведены до абсурда проблемы терпимости к половым девиациям и прочим излишествам позднеримской современной цивилизации. В шутку сборник называли «антипидерастическим», но на самом деле это не совсем так. Например, лично я о пидарасах ничего не писал. Я писал про школы, министерства, ученых, суды и коллайдер.

Сам рассказ я имею право опубликовать только через 3 месяца. Но, как мы знаем, по договоренности с издательством он прозвучал в передаче «Модель для сборки», и вы тоже можете эту передачу послушать: http://www.moskva.fm/play/2112/1330027765

Если же вас отдельно интересует мое мнение насчет пидарасов

[показать спрятанное]
(многих, как я вижу, очень интересует), то вкратце: я признаю их права, но не люблю. Меня никогда не интересовала эта тема, я никогда не вращался в гей-кругах, среди моих знакомых таких нет, и никакого желания с ними пообщаться я не испытываю (оттого и закрываю комменты). Мое право не любить пидарасов — это точно такое же мое личное право. Кто-то мышей не любит, кто-то блондинок, кто-то евреев, кто-то москвичей, кто-то фотоаппараты Canon, а я не люблю пидарасов. Если бы я был директором предприятия, я бы при прочих равных пидарасов на работу не брал. И хрен бы меня кто заставил — это ж мое предприятие. Но я бы не стал и обижаться на предприятие, которое не возьмет на работу меня, потому что я им не нравлюсь.

Иными словами, я никогда не призывал ни к каким репрессиям против них, и я совершенно против того, чтобы пидарасов преследовали, сажали в тюрьмы и кастрировали, как это было в многих странах еще лет 50 назад. Это совсем не дело — преследовать людей за их любовь, убеждения или что там у них. Но также я не считаю, что пидарасам следует позволять агрессивно вторгаться в жизнь людей, улиц, городов, детсадов и телеэкранов. В этом смысле пидарасов уместно сравнить с наркоманами — ведь и те и другие занимаются получением удовольствий, не предусмотренных природой. И те и другие в группе риска. И те и другие бывают талантливы (взять Булгакова, Бодлера или всю рок-музыку). Большинство людей справедливо считает, что если наркоманы (или пидарасы) тихо сидят у себя в квартире и занимаются своими делишками, никому не мешая и никого не привлекая — то это их личное дело в конце концов. Проблемы начинаются, когда наркоманы (пидарасы) требуют дать им право вести агитацию, совращать несовершеннолетних, усыновлять детей и так далее. Наркоманам это не позволяется (для них даже уголовное преследование во многих странах еще не отменили), а пидарасам почему-то позволяется. Мысль понятна?

Вероятно, множество пидарасов и сочувствующих им после этого запишут меня во враги. Но это политика двойных стандартов: или вы признаете право любого человека (в т.ч. пидараса) на собственные взгляды и мнения, или прекращайте уже ненавидеть и преследовать тех, чье личное (никому не навязываемое) мнение вам не по вкусу.

Так или иначе, к сборнику это никакого отношения не имеет, потому что рассказ, повторюсь, я писал не об этом вообще. И в первом сборнике («Антитеррор») я тоже писал рассказ совсем не про ислам, а вообще. Мне нравится писать вообще. «Вообще» — наилучший жанр, я считаю.

На днях состоялась презентация сборника. Было весело, было много интересного народа, был Тим Скоренко, Юля Рыженкова, Света Гудкова, Кирилл Бенедиктов, Юрий Бурнусов, Володя Березин, Дмитрий Володихин, был конечно Сергей Чекмаев и Роман Силантьев, зашли на огонек даже священники — отец Никон и отец Чаплин:

Чаплин был краток, сказал пару суровых слов о вере и морали, и ушел. Отец Никон оказался не в пример общительней — рассказывал смешные истории и даже спел пару песен. На этом бы все и закончилось, но нарисовалась тема третьего сборника.

Либеральный апокалипсис

Сергей Чекмаев в своем ЖЖ объявил тему нового сборника. И эта тема лично мне не понравилась. Слово «либеральное» там приравнивалось к бездуховному, звучали проклятия в адрес «ценностей западного общества» и громыхали намеки на какие-то «преступления», которые совершил либерализм. Поэтому я написал комментарий, процитирую:

12 мая 2012, 15:18:39

Прочел пост и 70 комментов, и решил, что кто-то же должен наконец это произнести вслух. Если хочешь, можешь это удалить.

Первый наш сборник был антитеррористическим и вопросов не вызывал — любителей терроризма не нашлось (не считая один радикальный исламский сайт). Второй сборник был антипидорским и здесь уже появились вопросы. Но в итоге формулировка, неоднократно звучавшая на презентации, была довольно красивой «толерантность хороша лишь до КАКОГО-ТО ПРЕДЕЛА». Третий сборник предлагается откровенно делать против свободы.

Слово «либерализм» означает свободу: свободу личности, свободу голоса, свободу веры, свободу мнения и творчества, свободу собственности и предпринимательства, и конечно же свободу от проявлений чужих свобод. Либерализм считает, что люди имеют от рождения равные права, а власть должна служить интересам граждан, а не наоборот. Либерализм отрицает догмат о божественной незаменимости диктатора и о том, что церковные знания являются единственно верными.

Странами либеральных ценностей являются все цивилизованные развитые страны. Противниками — все диктаторские режимы. Главным противником либерализма был Гитлер — его идеал государства был абсолютным антиподом либеральной модели.

Имеет место подмена понятий. В нашей стране, которая движется к диктатуре и проводит реставрацию СССР, слово «либерализм» сознательно делают ругательным, ставя в один ряд с бездуховностью (!), глобализацией и даже преступлениями©. Господи, какие же «преступления» совершили сторонники либеральных ценностей? Гитлер был либералом? Брейвик? Может, либералами были исламские террористы или военные агрессоры, устроившие ядерную бомбардировку Хиросимы?

Надо понимать, что мы исторически выросли на либеральной фантастике: Оруэл, Замятин, Стругацкие, Лем — все эти авторы боролись против тоталитаризма за свободы личности.

В связи с этим я не очень понимаю, как и каким образом я смогу участвовать в этом сборнике, цель которого, увы, слишком очевидна. Даже если считать, что автор не отвечает за общий контекст, а только за свой труд, я все равно не понимаю, какой рассказ я смогу написать против гражданских и личных свобод и против «ценностей западного общества». За ценности восточного общества что ли? За ценности Туркмении, Казахстана, Белоруссии, Северной Кореи и Нигерии? Спасибо.

Дальше как обычно лопасти вентилятора закрутились, и полилось. Оживились какие-то сайты, занервничали СМИ, а Миша Вербицкий разразился гневной статьей о фантастах, топчущих либеральные ценности, сославшись при этом не столько на сам пост, сколько на мой комментарий к нему. После чего армия хомячков принялась осыпать проклятиями меня. Вообще я все больше убеждаюсь: если в этой стране показать по телевизору проигрыш сборной России на мировом футбольном турнире, подложив голос комментатора, рассказывающего о победе, то абсолютное большинство людей поверят и никому не придет в голову обратить внимание, кто там на экране кому на самом деле забивает голы. Потому что воспринимать информацию самостоятельно без комментатора люди разучились. Особенно меня умилил один аноним в комментах Вербицкого, который тут же выскочил с рассказом о том, как продажный писатель Каганов пытался к нему, безгрешному анониму, когда-то устроиться политическим копирайтером предвыборных листовок (в Питере, ага), да аноним его кандидатуру не взял, и вот как не стыдно ему (Каганову) жить с таким трудовым эпизодом в анамнезе. На просьбу представиться общественности и рассказать, когда это и на каких выборах Каганов к нему пытался устроиться политическим копирайтером, аноним конечно слился. Но я поржал от души.

В общем, когда число комментов, падающих на почту, выросло совсем, я потер свои комментарии, не относящиеся к делу, и оставил только один рабочий коммент с мнением насчет третьего сборника (вы его видели выше). Поэтому отстаньте уже от Сережи Чекмаева с вопросами, почему он трет комменты — он их не трет.

Что касается моего участия в третьем сборнике, то оно, как вы поняли, под вопросом. Но при этом Чекмаев, как составитель, сообщает, что готов принять тексты и иной идеологической направленности, поэтому вполне может быть, что мне придет в голову интересный сюжет, и я напишу текст. Например, о том, как интересно можно поменять в головах людей штырьки, чтобы слова «либеральные ценности» или «креативный класс» или, допустим, «свобода» стали считаться в обществе ругательством. Впрочем, Россия вообще единственная в мире страна, где выражение «больно умный нашелся» произносится с пренебрежительной интонацией. Но о происходящем в нашей стране я решил пока не писать — оно и так вам известно.

На этой оптимистической ноте я с вами пока прощаюсь, закрывая комменты, и удаляюсь заниматься полезными делами. И вам тоже удачи в полезных делах!

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке сейчас отключены, надеюсь на понимание.