логин: 
Другие записи за это число:
2012/09/26_plan - Чо завтра, чо 29-го, чо в Рязани, чо в Новосибирске
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
26 сентября 2012
про Идеи и Бизнес-идеи

Осенью, укрывшись в серый плед,
проскакал по городу Конь Блед —
он летел над гулкой мостовой,
издавая инфернальный вой.

Все ржут уже неделю. Пересказываю. Помните, есть такое во многих странах движение «Пиратская партия», что проповедует ненависть к термину «интеллектуальная собственность» и борется за идею о том, что в новом веке любая информация просто обязана быть свободной, повсеместной, общедоступной, а главное — бесплатной. И вот в Германии жила была 26-летняя блогерша Julia Schramm, которая являлась прямо такой активисткой, что аж член президиума немецкой «Пиратской партии». Но вся её пламенная борьба продолжалась ровно до тех пор, пока издательство не предложило блогерше издать книжку ее лытдыбра (говорят, пообещав гонорар 100000 евро). Тут даже не важно, хороша была книжка или плоха, а важно то, что теперь Юлия Шрамм бегает по интернету и по судам, размахивает всякими там законами DMCA об авторском праве в цифровую эпоху и активно изымает электронную версию своей книги изо всех мест, включая сайт партии, где шедевр активистки прежде всегда лежал в доступе. При этом она делает на лице выражение «сложные щи», из партии пиратов не выходит и всем объясняет, что изъять интеллектуальную собственность требует издательство и контракт, а разрозненные кусочки книжки, как и прежде, при желании можно по крупицам собрать из ее блога... но мы же всё понимаем и ржем прямо вслух. Последний раз мы так ржали, когда активист одной из «партии пиратов» на ТВ заврался перед ведущим и камерой, понял, что выглядит дураком, и поспешил заявить, что не дает права (!) на использование своего интервью в эфире.

Но поговорить я хотел не про это, а про ценность абстрактной Идеи как таковой. Как-то (видимо, с приближением Апокалипсиса?) у нас повсеместно происходит феерическая подмена понятий, и некоторые банальные вещи, которые в детстве понимал любой первоклассник, мы сейчас внезапно забыли и перестали чувствовать. В частности, оказалась забыта такая, казалось бы, простая аксиома, что любая Идея ценна лишь тем, насколько люди ради нее готовы поступиться своим благополучием. Потому что если борьба за Идею грозит не лишениями, а благополучием, служебными повышениями и деньгами, то это называется не Идея, а Бизнес-идея.

Именно поэтому человечество высоко ценит Идеи, ради которых люди разных эпох жертвовали деньгами, покоем, а то и жизнью. Одна из величайших идей такого уровня — идея Христианства. Потом, правда, те, кто называл себя христианами, сожгли Джордано Бруно. И его идеи стали практически наравне. Или вот меня спрашивают, почему я симпатизирую деятелям современной российской оппозиции, которая «такая плохая». Да потому что «такая плохая» — это работа телепропаганды, а на практике я вижу людей, которые страдают за свои убеждения. Одного выгнали из Думы и отобрали бизнес, на другого завели уголовное дело, и даже Собчак (что она делала, кроме декларации взглядов в Твиттере?) повыгоняли со всех телеканалов и массмедиа, да еще и отобрали кучу денег, заработанных долгими плясками по корпоративам. А ведь казалось бы — ну утихни ты, прекрати демонстрировать свои идеи, скажи что-нибудь в поддержку, и сразу будет тебе покой, благосостояние, и деньги тоже вернут. Что заставляет людей продолжать декларировать свои Идеи даже под угрозой крупных неприятностей? И что будет с теми, кто проповедует те Идеи, за которые хорошо платят, хвалят и награждают, когда закончится доступ к кормушке? Одинаковую ли ценность имеет Идея, за высказывание которой преследуют, и Идея, за высказывание которой платят, кормят и гладят по макушке?

Но вернемся к «пиратской партии». Это Идея из тех, что изначально придуманы, чтобы поживиться за чужой счет. «Убьем богатых буржуев и раздадим добро народу» — идея из той же оперы. Я не спорю, и в революционном движении были идейные люди, которые шли за Идею на каторгу. Были и богатые, типа графа Толстого, которые искренне мечтали раздать свое добро крестьянам. Потом пришла жена Софья Андреевна и спросила, реально ли граф собирается выгнать ее и всех детей в нищету? И граф, не выдержав когнитивного диссонанса, ушел из Ясной поляны и быстро умер. Хотя собирался в конце жизни раздать добро сам. Но граф был один, а вот мудаков, желающих обогатиться за чужой счет — миллионы. Сколько реальных творцов (художников, музыкантов, писателей) официально состоит в «пиратских партиях»? Да нисколько. Какой-нибудь один Замухрыжкин. К слову, лично я более 15 лет свободно и бесплатно выкладываю свои тексты на своем сайте, неизменно отказываясь продавать их в сети и принимать деньги. При этом не состою ни в каких партиях, не продвигаю никаких Идей. И вообще я против пиратов. Просто я выкладываю своё за свой счет, а не кричу, что пришло время обогащаться чужим за чужой счет.

У Юлии Шрамм ситуация была иная. Идея, которую она исповедовала, была не Идеей, а Бизнес-идеей: ее было выгодно декларировать лишь до тех пор, пока это сулило какие-то личные блага: бесплатные фильмы, книги, программы. А в тот момент, когда выяснилось, что гораздо больше можно получить от противоположной Идеи... тут всё пиратство члена президиума «пиратской партии» закончилось. Ведь бизнес есть бизнес, верно?

Прежде, чем вставать под флаги какой-то Идеи, следует внимательно осмотреться и прикинуть, какие люди ее проповедуют, чем при этом рискуют, а что за это получают. Потому что это может оказаться не Идея, а Бизнес-идея. И желают те проповедники не всеобщего блага, а просто личного. Чтобы им было вольготно сидеть в своем мягком кресле, вкусно кушать, получать от жизни всё необходимое и громко рассуждать о своей Идее, ее важности и необходимости, и о том, какие мерзавцы все те, чья Идея противоположна. И желательно, чтоб оплачивал им всё это кто-то другой за счет своего кармана, налогов, труда или фамильных серебряных ложечек.

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке сейчас отключены, надеюсь на понимание.