{imgicourl}{zamok}
Другие записи за это число:
2021/03/03_gasin - С днем писателя! Говорим с Дмитрием Гасиным о литературе.
2021/03/03_Den_Pisatelya - Ну и ко дню писателя - наговор на вдохновение
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
03 марта 2021
ДЖЕНТЛЬМЕНЫ УДАЧИ

Посмотрели тут недавно с семьей и Стаськой прекрасный советский фильм «Джентльмены удачи» — наверно лучший советский фильм, сделанный настолько ярко, технично, ритмично, что его можно смотреть даже сегодня, не спотыкаясь о древний киноязык, который в других фильмах той эпохи полон затянутостей и долгих склеек. В СССР — стране, населенной бедными — каждый второй фильм повествовал о поисках сокровищ. Но этот — даже лучше «Бриллиантовой руки».

Внезапно я обратил внимание на сюжетные детали, которые меняют смысл происходящего и оставляют простор для домыслов. В детективном кино действует прием, когда главного преступника показывают сперва таким безвинным, что на него никто не думает. «Джентльмены удачи» исключение: здесь нет повода для спойлера, здесь в первых кадрах нам сообщают, кто злодей, а кто хороший человек.

Но безвинный персонаж есть и здесь — единственный герой, который никак не меняется внутренне и ухитряется выглядеть максимально безобидным от старта до финиша. Чем, естественно, и вызывает подозрения. Вы уже догадались, о ком речь. Это — уголовник с гордой кличкой Али-Баба.

Кличка у него тоже хорошая — это вам не презрительное Хмырь или Косой. Позже он представился как Василий Алибабаевич Али-Баба — похоже, слукавил. Герои считают его дурачком и обузой, но так ли это? Единственное, что мы знаем о его прошлом — что ему дали год за то, что бензин ослиной мочой разбавлял. Но это произносит Косой — персонаж-балбес, который постоянно тупит и путается, не способен отличить даже дерево от пальмы. Знал ли он его настоящую статью?

Чтобы все сказанное ниже не казалось притянутым за уши, зайдем сразу с козырей: один эпизод в начале фильма ключевой. Сан Саныча приводят в камеру, и начальник тюрьмы советует ему — знаменитому рецидивисту по кличке Доцент — занять самое лучшее место: у окна. А вещи, что там лежали, сбросить: «хозяин придет, скажите — канай отсюда». Чьи же вещи сбросил Сан Саныч с лучшего места в камере? Может, лучшее место занимали остальные члены его банды, известные рецидивисты (так говорит о них милиция)? Или это были вещи страшного громилы Николы Питерского? Нет. Самое лучшее место в тюрьме до прихода Доцента занимал Али-Баба.

Крайне показательна сама сцена: возвращаясь с работ, уголовники видят страшного новичка в татуировках и застывают в нерешительном молчании — бакланить команды не было. Выходит вперед говорить с новичком лишь один — тот, чьи вещи прежде были на лучшем месте. Он начинает довольно агрессивный диалог, а остальные замерли и робко ждут, чем всё закончится... Вы правда верите, что Али-Баба был в этой камере простым неграмотным чмошником с первой ходкой?

Для тех, кто полагает, что режиссер не задумывался о таких мелочах, ибо далек от тюремной фактуры, я напомню, что Александр Серый был осужден на 8 лет по уголовке (из ревности пробил человеку голову молотком, сделав его инвалидом) и незадолго до фильма досрочно вышел. Помочь другу после тюрьмы реабилитироваться — вот причина, по которой Данелия уступил ему свой сценарий и курировал проект. А вот жаргон и прочие нюансы зоны вписывал в сценарий как раз Серый.

Но вернемся к сюжету. Почему Али-Баба передумал и без боя сдал место ругающемуся Доценту, нелепо ответив «так бы сразу и сказал»? Вы поверили, что он просто испугался жаргона, услышал эти слова впервые? Куда логичнее предположить, что Али-Баба хорошо знал иерархию воров СССР, и когда за Доцента вступился рецидивист Косой, понял, что в камере собралась знаменитая банда в полном составе, поэтому выгоднее примкнуть к ним, чем воевать.

А вот профессиональный громила, туповатый Никола Питерский, этого пока не понял. Со словами «детка, тебе не кажется, что твое место возле параши?» он пинает Доцента, стараясь попасть ботинком в пыльный след, оставшийся от предыдущих, менее удачных дублей:

Это был его спонтанный порыв. Секундой позже он уже дал задний ход. Зритель верит, что это случилось исключительно потому, что директор детсада напугал махрового уголовника своей мимикой и угрозой «моргалы выколю». Но гораздо логичней предположить, что в хате был кто-то старший, кто подал Николе знак, что самодеятельность не одобрил. Мы не видели тайного знака просто потому, что старший стоял у нас за спиной — за съемочным штативом, напротив всех остальных героев, он у окна собирал свои вещи...

Али-Баба продолжал и дальше вести себя слишком дерзко для местного чмошника, каким прикидывался. Вспомним хотя бы, как он прерывает ночной разговор знаменитых рецидивистов своим хамским «заткнитесь, спать мешаете»:

Однако, подслушанный разговор о сокровище запал ему в душу. И когда троица сбегает, он увязывается за ними. Он, конечно, изображает дурака: «все побежали, и я побежал». Но мы же понимаем абсурдность отмазки. В отличие от беглецов, подстрекаемых милицейским провокатором, Али-Баба бежал по своей инициативе и своему собственному плану. Скорее всего, подготовился, поскольку подслушал и разговор о побеге тоже. Итак, Али-Баба увязывается за бандой и продолжает изображать дурака в ожидании шлема. Делает он это талантливо. Чего стоит одна сцена с разгрузкой батарей. Али-Баба там единственный работает в перчатках — брезгует. И при этом еще умудряется наказать Доцента, за то, что тот его заставил работать — как бы случайно роняет ему на ногу батарею.

В иерархии банды Али-Баба умудряется занять самое важное место — хлебное. Среди бомжующих и голодающих беглецов он словно бы случайно присваивает себе должность главного по продуктам. Кроме того, через него идут все финансовые потоки, он делает все закупки. Деньги дает Сан Саныч, но распоряжается ими Али-Баба — то ему керосинку, то еды, и даже «женские туфли, размер 42, 43, 45» покупает тоже он.

При этом Али-Баба старается не участвовать ни в каких активностях банды. Ну, во время ограбления стоит на шухере. При этом снова аккуратно мстит за то, что его заставили участвовать: тихо сдает банду дворничихе, надеясь, что она позвонит в милицию. Ведь банда пробудет в доме еще неизвестно сколько, а сам-то успеет убежать по-любому.

И уж точно бывший хозяин лучшего места тюрьмы не станет переодеваться в женскую одежду, в отличие от наших клоунов:

Отдельный вопрос, случайно ли сгорел дом, где они жили. Но Али-Баба и здесь остается вне подозрений, хотя дом сжег он. Кстати, он единственный, кто не пытается бить Хмыря за украденные и сгоревшие в доме деньги. Не потому ли, что нашел их и спокоен за их судьбу?

Так что задумал этот хитрый уголовник, притворяющийся чмошником? Сообразив, что сокровища тут не светят, именно он принимает решение покинуть проблемную компанию — да, именно Али-Баба поднимает бунт против Сан Саныча, объявив остальным, что «эту гадюку больше терпеть не будет». Он заявляет: «Вы как хотите, а я иду в милицию!» Кстати, характерно, какой ответ он получает от остальных: «Иди. Тебя-то он не тронет...» Его он не тронет! Страшный Доцент не тронет самого младшего чмыренка, почему? Загадка для зрителей. Но герои явно знают, что говорят. Так или иначе, именно Али-Баба становится центром заговорщиков, даже визуально:

Когда Сан Саныч повержен, все заняты мыслями о добровольном походе в милицию. Но Василий Алибабаевич в милицию не спешит. Он продолжает думать о сокровище. Ведь именно он тактично навязывает остальным идею, что миссия пока не до конца выполнена, шлем не найден...

Остальные подхватывают тему, и след шлема находится — не пришлось даже пытать Сан Саныча, к чему, видимо, аккуратно клонил Али-Баба. В сцене у проруби Али-Баба уже выглядит полновластным царем: никому даже не приходит в голову, что в прорубь полезет он. Хмырь смотрит на Косого, Косой возмущен и апеллирует к Али-Бабе: «Вась, а Вась? Ну скажи ему, пусть сам лезет!» Заикнуться, что в прорубь мог бы полезть Али-Баба? Не царское дело, все тут понимают, что он не «наш младший», не чмо и не поварёнок на побегушках. Кстати, в разборках он тоже царственно не участвует: в сцене у проруби дерутся все, кроме него. Зато шлем в итоге оказывается именно у него! Единственный в фильме, которому выпала честь надеть себе на голову исторический шлем — именно Али-Баба.

Притворяясь дурачком, пройдя долгий путь от уроненной батареи до организованного бунта, он наконец завладел долгожданным сокровищем. Каков был его дальнейший план? Этого мы не знаем. Похоже, хитрейший уголовный авторитет рассчитывал тихо смыться со шлемом, оставив всех в дураках и показав, что на каждого подсадного хитреца с фигой в кармане найдется кто-то ещё более хитрый с ещё лучше спрятанной фигой.

Но произошли сразу два события, которых Али-Баба точно не мог предвидеть.

Во-первых, у режиссера закончилась пленка — концовку пришлось скомкать и подать в виде слайд-шоу. От этого, к слову, фильм лишь выиграл — неожиданный, свежий, авангардный прием.

Во-вторых, именно в этот момент сюжета именно к этому пруду сама собой приехала милицейская группа захвата. Кто мог такое предвидеть? Поэтому корону с головы Алибабаевича сняли. Но сам он все равно оказался в выигрыше: бывший обладатель высшего места в камере, осуществив самовольный побег вне милицейских планов, являясь изначально бесполезным в операции возвращения шлема (юридически он не член банды, не исправлял собственное преступление и не возмещал ущерб, лишь мешал планам милиции), Али-Баба не имел по тогдашнему УК совсем уж никаких оснований остаться на свободе. Но ему свободу тоже дали.

Ну, как дали... Менты просто уехали и бросили всех троих — бомжами, в розыске, без паспортов. Куда им в таком виде идти? В квартиру к одинокому, не интересующемуся женщинами Сан-Санычу и его старенькой маме? Но, зная таланты уголовного авторитета Али-Бабы, его хитрость и умение строить долгие планы, изображая полного дурачка... мы можем не сомневаться: теперь он возглавит банду и сделает с ними много дел. Может, даже приглянувшийся шлем в итоге выкрадет. Вы разве встречали этот шлем в каком-нибудь музее или что-нибудь слышали о его дальнейшей судьбе?

Кстати, о произведениях искусства. Вы обратили внимание, какие божественные наколки носят Доцент и его двойник? На правой руке — надпись «ЖИТЬ СТАЛО ВЕСЕЛЕЙ», выше локтя — «НЕ ЗАБУДУ» (без уточнений). Левую украшает строка «НАС УТРО ВСТРЕЧАЕТ ПРОХЛАДОЙ», а выше локтя красуется совсем уже многозначительное «ОНА УСТАЛА»:

Ну и напоследок пофантазируем: каким мы могли бы увидеть продолжение этого фильма? Будем реалистами — сегодня 2021 год, и вторая серия со старыми актерами не мыслится. Нужные актеры временно отсутствуют: старых уже нет, а реконструировать их игру киношные нейросети пока не умеют. Поэтому вся изложенная выше версия про хитроумного уголовного авторитета Али-Бабу точно не получит продолжения.

А вот классический сиквел может случиться в нашей стране в любой момент. Тем более, не так давно уже была провальная попытка снять римейк. А вот сиквела не было. Я бы предложил сиквел. Как сегодня в России снимают сиквелы старых советских блокбастеров? Их снимают про новых детей старых героев — чтобы было в современной Москве, актуальные шутки, но чтобы никто не удивился, что лица другие. Современной доработки требует и сюжет. Он должен идти в ногу со временем и отвечать чаяниям современного российского общества. И в его основе должен быть столь же эффектный перевертыш, что был в оригинале. Неумелый сценарист предложил бы тупо повторить старый сюжет. Мы сделаем наоборот.

Дети старых советских рецидивистов (сыновья Косого, Хмыря и Али-Бабы) в современной России, разумеется, все служат в полиции. А вот у блатного мира свои проблемы: на всероссийской сходке, возглавляемой сыном советского следователя Славина, решено найти и вернуть в мировой культурный общак шлем Александра Македонского, бесследно сгинувший в ментовских вещдоках в семидесятые годы, так и не вернувшись к археологам, что довело до инфаркта старого профессора.

Для осуществления этого дерзкого поиска нужно как-то внедриться в современную полицию. Блатные решают использовать поразительное сходство одного молодого вора, сына Сан Саныча (актер Петров, разумеется) с главой следственного департамента — сыном Доцента-Белого (тоже актер Петров, ему привычно быть сразу везде). Выкрав и спрятав полицейского на даче, блатные обучают молодого вора языку и повадкам следаков, наклеивают парик спецклеем и засылают в здание СК России, чтобы тот выведал у своих подчинённых, куда же, черт возьми, делся исторический шлем.

Поначалу герою неуютно: его ждут подковерные интриги, борьба ведомств и перестрелка с ФСО-шником аппарата охраны президента, сыном Николы Питерского (Стас Барецкий). Но ему удается сохранить свое звание.

Пребывая в шоке от нравов современных силовиков, молодой вор Сан Саныч Петров начинает вразумлять их, насаждая свои порядки: заставляет своих оперов уважать понятия, не беспредельничать, не драться, не крысятничать, не материться, учит отвечать за свой базар и называть друг друга нормальными именами, а не этими вашими донецкими позывными...

Войдя в образ строгого следователя («Украл — подбросил — в тюрьму! Романтика!»), герой невольно перегибает палку: его подчиненные начинают испытывать отвращение к своей профессии и переосмысливать жизнь. Они отказываются от коррупционных схем. Прекращают заниматься рейдерством. Им больше не нравится пытать подозреваемых, подбрасывать наркотики и вымогать взятки. «Шакал я паршивый! Всё крышую и крышую...» — горюет младший лейтенант Алиэкспресс Васильевич, сын Василия Алибабаевича (Михаил Галустян).

В итоге все они решают начать нормальную жизнь: уволиться из СК и сдать своего беспредельщика-полковника настоящим блатным для честного суда по понятиям...

Сиквел старого фильма «Джентльмены удачи», разумеется, должен называться «Рыцари плаща и кинжала».

Спасибо, что переслали этот текст Бондарчуку и Бекмамбетову, теперь осталось только ждать премьеры.

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок
Оставить комментарий

/home/www/lleo.me/dnevnik/tmp/everybook/2021-10-26.htm