{imgicourl}{zamok}
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
09 февраля 2020
Размышления о профориентации детей

Интересный вопрос, кем будут дети, когда вырастут. И видят ли это их родители? Недавно был у нас с бабушками разговор, о том, кем будет Стаська.

Моя бабушка (Стаськина прабабушка) считает, что Стасик должен вырасти программистом, потому что он очень хорошо ладит с техникой... Интересно, говорю я ей. А с чего такой вывод делается? Ребенок сидит с мобильником и играет в Майнкрафт — вот и всё его общение с техникой. Заинтересовался ли он, например, программированием собственных уровней в этой игре, которая, по слухам, что-то похожее позволяет? Насколько я понимаю, нет, это его не интересует. Или вот тоже хороший вопрос про человека, якобы имеющего склонность к технике: есть ли у Стаськи коробка, заваленная деталями и собственными поделками? И даже больше: собрал ли этот любитель техники за свои 12 лет коллекцию личных домашних инструментов? Есть ли у него хотя бы своя отвертка? Очевидно нет. Фонарик есть, батарейки есть, а вот что-то для ремонта — хотя бы изолента — этого нет. При том, что у отца куча всевозможных инструментов и деталей — бери не хочу. Может, не хочет? Бабушка задумалась.

Еще моя бабушка уверена, что Стаська хочет играть на пианино. А проблема только в том, что у него этого пианино нет. Но это можно поправить, потому что бабушкина подруга готова абсолютно бесплатно отдать свое старое пианино, бабушка уже договорилась. И если это старое пианино привезти в Чертаново и поставить там, то Стаська, приезжая, обязательно захочет учиться играть... Беда даже не в том, что пианино не бывает «абсолютно бесплатно» — затраты на грузовик, грузчиков и настройщика превышают стоимость если не электронного пианино, то уж электронных клавиш для компьютера точно. И беда даже не в том, что пианино у Стасика есть — прекрасная электронная Ямаха с классическим тяжелым ходом клавиш у его мамы всегда рядом. Беда в том, что Стаська никогда никакого интереса к игре на пианино не выражал. И даже такой музыкой, которую можно было бы исполнить на пианино, сроду не интересовался. Ладно, бабушке удалось объяснить, что пианино не нужно. А дело в том, что бабушке всегда (думаю, все её 101 год) нравилось пианино и техника. Правда, сама она играть не умеет, она архитектор, инженер-проектировщик. Но у нее муж играл, мой дед. И пианино всегда было у нее в доме — лишь десять лет назад мы уговорили ее его отдать, оно даже не строило, там чугунная рама лопнула. И дочку свою — мою маму — она учила играть на пианино. И мама играла неплохо, хотя ей это не нравилось — она мечтала о гитаре...

И вот сейчас моя мама (Стаськина бабушка) считает, что Стаське нужен спорт и музыка. Особенно — гитара. Про спорт вопросов нет — спорт нужен, нравится это ребенку или не нравится. Вот мы, например, на каток ходим каждые выходные. Но надо сказать, что гитара — это в нашей семье особая тема. Юность мамы пришлась на шестидесятые — время, когда в любой компании танцевали под акустическую гитару. Гитарист, распевающий чужие песни, был душой каждого коллектива и желанным гостем на каждой кухне. Гитара была сакральна. Сейчас, по моим наблюдениям, такой проблемы вообще нет: у каждого — наушники, в каждом доме — музыкальная колонка, и напрочь отсутствует потребность насладиться популярными шедеврами в гитарном исполнении местного Лёшика. Ну а танцевать на прокуренных кухнях под музыку было не принято даже в моей юности. Да и что вообще из современной музыки можно с чувством петь под акустическую гитару в 2020? «Вахтёрам» Бумбокса, которой уже 15 лет, и ее поют только старички и питерские бомжи категории 30+? Аффинаж «Содом и Гоморра»? Может, кто-то думает, что Цой жив для сегодняшнего 12-летнего подростка, а не где-то между Моцартом и динозаврами? Сам жанр гитарной песни ушел в прошлое. Что касается Лёшика, то если Лёшик не автор собственных песен, ему в современной молодежной компании места нет вообще. Кому сегодня интересно слушать непрофессиональный кавер знаменитого хита в нищей акустической аранжировке? Езжай, Лёшик, в караоке, запрись и пой, там тебе самое место... Но о том, что мне следует научиться играть на гитаре, чтобы достичь уважения в коллективе, я узнал с самого раннего детства. Когда я пошел в первый класс, и музыкальная школа в определенный день объявила, что проводит прослушивание, я получил убедительные инструкции — попросить записать меня на гитару. По итогам прослушивания предсказуемо выяснилось отсутствие слуха, голоса и нужного для гитары размера ладошки, поэтому в гитаре мне было отказано, а взамен предложили инструмент, конструктивно несовместимый с пением, почти не требующий музыкального слуха и подходящий к миниатюрному размеру пальцев — блок-флейта. Я год ходил в музыкальную школу — учился игре на блок-флейте и страдал на сольфеджио. Когда мне было 11 лет, была сделана вторая гитарная попытка. Мама нашла на районе клуб гитары и привела туда меня, мою сестру, и сама тоже пошла с нами учиться. Не получалось у всех троих. У меня болели пальцы, петь вслух я отказывался по причине уже давно понятного мне отсутствия голоса, вдобавок было совершенно неясно, зачем мы разучиваем дурацкие три вида струнного перебора и какой-то вальс Карулли. В общем, было бы странно, если бы со временем моей маме не пришла в голову идея обучать гитаре теперь и внука Стаську. В те дни, когда он у нас, он занимается с преподавателем. Мама уверяет, что он сам захотел, сам выразил желание, и ему нравится. У меня есть подозрение, что ему нравится не более, чем нравилось мне — наверняка я тоже отвечал «да» на вопрос, нравится ли мне. Детям же вообще всё нравится, особенно на прямо поставленный вопрос. Не вижу ни особых успехов, ни особого желания у Стаськи, но бога ради, музыка, общее развитие, всё такое. По-любому полезно, я только за. Вопрос в другом, вопрос чисто теоретический.

Вот я вспоминаю свое детство: маленький Леня Каганов, чем он интересовался? С четырех лет дом был завален какими-то говноподелками из картона, позже — радиодеталями, лампами, трансформаторами и проволокой, притащенными со всех свалок района. Конечно, у Лени дедушка и отец, которые научили его, как пилить лобзиком, выжигать аппаратом и паять большим самоварным паяльником электрические провода. Но электроникой никто в семье не занимался, объяснить, как работает транзистор, было некому, приходилось самому читать какие-то детские журналы. Вторым увлечением маленького Лёни Каганова было, скажем так, эстрадное творчество. С пяти лет Леня по праздникам устраивал какие-то домашние шоу, заморачивался, писал сценарии, сочинял стишки, сценки и пародии для самодельного кукольного театра. А когда пошел в школу, типичная запись в дневнике гласила «острил на уроках, отвлекал учителя и класс». Что, собственно, логично и предсказуемо, и сегодня ни у кого не возникнет сомнений, что я в детстве был именно таким, потому что личность формируется прямо с рождения. Возникает вопрос: пришло ли родителям в голову, видя всё это, взять за руку маленького Леню Каганова и отвести, скажем, в радиокружок ближайшего Дома пионеров? Пять остановок на автобусе, сам не догадается и не дойдет. Нет, как-то не было такой идеи. Потом, уже лет в 13, я сам приехал записываться в радиокружок и мне там даже подарили шаговое реле, но было уже не интересно с малышами, через год я уже учился в техникуме. А пришло ли в голову родителям взять и отвезти, скажем, в театральный кружок, наверняка такие тоже где-то были? Чтоб на уроках не класс отвлекал, а тихо сочинял шутки, зубрил роли и готовился к тому выступлению, что после уроков? И снова нет. Вместо этого в 4 года ребенка отправили учиться рисованию. Бумагу конечно он калякал, как все дети, но никакого интереса к этому делу не выказывал, и машинку от птички на его рисунках было не отличить. В 7 лет — учиться музыке, если не гитара, то флейта. Хотя к музыке тоже был равнодушен. Ну и конечно регулярно пытались пристроить во всякий спорт — от бокса и гимнастики до настольного тенниса и даже фехтования, хотя тоже никакого интереса не проявлял. При этом я отнюдь не жалуюсь на родителей — ей богу, все, что мне было нужно, я сам себе нашел позже, вопрос-то не в этом.

Теперь вернемся к Станиславу нашему Леонидовичу. Чем он увлекается в свободное время? Уж точно не паяет провода, хотя паяльник — вот он всегда на столе, и уроки паяния отец ему давал. И совсем не интересуется судьбой программируемых электронных роботов, сваленных в шкафу. И не пытается осчастливить домашних, показав им из подручных кукол пародию на Чебурашку собственного сочинения. Также он, очевидно, не поет себе под нос песенки в любую свободную минуту и вовсе не мечтает когда-нибудь выйти на сцену и ударом по звонким гитарным струнам собирать залы колбасящихся фанатов. Также не показывает интереса к футболу, фехтованию, и даже к восточным боевым искусствам, хотя регулярно качает и смотрит японские мультики и сериалы. Что же он делает в минуты, свободные от уроков и компьютерных игр? Например, он может пальцем рисовать японские иероглифы на запотевшем оконном стекле. Или карандашом в блокноте. Ему вообще очень нравится повторять иностранные слова, даже не понимая смысла. У него в школе преподают английский, который он очень хорошо усваивает, и с прошлого года у них начался итальянский, который ему тоже нравится. Но даже не итальянский является его страстью. Он где-то скачал себе электронный курс японского и уже второй год выучивает японские слова, повторяет их в наушниках, переписывает в тетрадку... Японскому его точно никто не учил, никто не советовал начать его учить. Школьные уроки делать его не загонишь, на гитаре позаниматься — тоже, но при этом ребенок охотно сидит с тетрадкой и учит иероглифы. И что с этим делать — вообще непонятно, он живет в Климовске, там как-то нет японских центров. Но главное: чтобы мне в мои 10 лет пришло в голову по своей воле зубрить японские иероглифы... да боже упаси. А его — хлебом не корми, только покажи новое японское выражение. Я ему шлю какие-то сетевые приколы и переведенные картинки, так он мне в них неточности перевода находит...

При всем при этом мама ребенка считает, что его интересует рисование и архитектура (он сам так неоднократно говорил голосом вслух). Бабушка ребенка считает, что его интересует гитара, спорт и танцы. А прабабушка ребенка предполагает, что его путь — техника, электроника и программирование, ну и пианино. Я, возможно, тоже ошибаюсь в своих наблюдениях. И скорее всего, когда-нибудь Стаська укоризненно скажет: мол, как же так, родители, почему вы меня с детства сразу не отдали в кружок по химии? Или в студию по дизайну шрифтов? Или на курсы видеомонтажа? Я из-за вас столько лет зря потерял!

Но угадать это сложно. Остается лишь задаваться вопросом: а четко ли мы видим, что интересует наших детей? И не пытаемся ли спроецировать на них собственные интересы или нереализованные мечты, убедить их, что им это нравится? И получить от них ответ «да» вслух голосом, который считаем осознанным взвешенным мнением взрослого человека?

Расскажите, а чем вы интересовались в детстве? И чему вас учили? Тому же самому, чему вы были готовы посвящать любую свободную минуту? Как часто вы говорили родителям, что вам не нравится то, чему вас повели учиться? И чему вы учите теперь своих детей? И почему уверены, что им интересно именно это?

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок
Оставить комментарий

рекламная лирика