{imgicourl}{zamok}
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
18 апреля 2020
Вопросы крови самые сложные вопросы в мире

Сдавайте, люди, кровь! Но люди ссут:
а вдруг той кровью Путина спасут?

Сложная и спорная этическая тема намечается, братцы. Вы наверно уже слышали или догадались, что самое последнее средство вытянуть тяжелобольного коронавирусом — переливание плазмы крови с антителами успешно переболевшего. Одновременно это причина, по которой не умрет от коронавируса ни Трамп, ни Путин, ни Борис Джонсон, как бы о том ни молились богу их враги. Но этого не случится. И даже не только потому, что уважающим себя богам глубоко неприятны подобные просьбы и их заявители, но просто потому, что есть лечение, есть Лечение, а есть ЛЕЧЕНИЕ. Такова жизнь.

Проблема в том, что плазмы от переболевших сейчас катастрофически мало — в России на 30000 заболевших у нас всего 2500 выздоровевших, и все они слабы, заняты своими делами и кровь сдавать не бегут. Хотя, выдвину предположение, что к каждому из них уже адресно обратились с этим предложением. Официально переболевшие, я прав? Также предположу, что в ближайшее время, когда счет больных пойдет на сотни тысяч, а выздоровевших на десятки тысяч, нас ожидает массированная информационная кампания с призывами сдавать кровь. Я сегодня встретил в сети первый частный пост об этом. Он начинается с краткого изложения опасности, которая может ждать «ваших близких и знакомых», а дальше предлагается сдавать кровь тем, кто переболел. Чуть ниже я процитирую этот пост, чтобы все, кто хочет помочь, помогли. Однако у меня ситуация вызывает противоречивые чувства.

Чтобы вы поняли меня лучше, сделаю небольшое отступление и расскажу о своем опыте донорства. Я был донором всего раз в жизни — мы, студенты, сдавали кровь, чтобы помочь незнакомой мне девочке с параллельного курса, попавшей в аварию. В больнице на доноров смотрели жадно, у меня — человека с массой тела 62 кг — сразу выкачали то ли 400 мл, то ли 600, цифр конечно уже не помню. Помню здоровенный мешок у койки, который медленно наполнялся багровой кровью. Потом нам разливали невероятно сладкий чай половником из алюминиевого бака, стоявшего тут же, в предбаннике. И даже дали немного денег, что меня удивило — денег я совсем не ждал. Сумма была небольшая, но на нее можно было хорошо поесть в недавно открывшемся первом Макдональдсе. В первые часы после взятия крови у меня были необычные ощущения: такая звенящая легкость и небывалый душевный подъем. Но к вечеру я слёг и пролежал несколько дней как в бреду — меня трясло в ознобе, была дикая слабость, головокружение и рвота. Может, чай был несвежий или булка в Макдональдсе просроченная? В любом случае мне пиздец не понравилось быть донором. Хотя я надеюсь, что той девочке досталось немного моей крови, и она поправилась. Да, я по-прежнему считаю, что быть донором — это красиво и нужно, и очень жаль, что мне с этим не повезло.

Теперь вернемся к проблеме. Давайте честно посмотрим правде в глаза: переливание плазмы — сверх-экстраординарная мера. Я не верю, что она применяется к обычным пациентам — не прописано такой процедуры в стандартном протоколе лечения больных коронавирусом для стандартной больницы. Никакие «ваши близкие и знакомые» этой крови не получат. Утверждать такое (или так строить фразы, чтобы у читателя создавалось ощущение, будто речь может идти о спасении его близких) — это, конечно, ложь.

При этом я абсолютно убежден, что любой человек достоин спасения. И миллионер, и любовница прокурора, и работник администрации президента, и семья Лукойл, и тёща Усманова, и конечно, Стас Михайлов. Это с одной стороны. С другой стороны, очень нелегко ощущать себя дойной коровой в истории с кровью — чудовищно сакрализированной в нашей культуре, громко воспетой во всех книгах и кинофильмах про вампиров. И неприятно чувствовать себя кормовой базой в основании громадной пирамиды медицинского бизнеса. Я почему-то уверен, что здесь сейчас крутятся гигантские деньги. Те 5000 рублей, два дня отгула и плитка гематогена на одном конце бизнес-цепочки, вполне вероятно, продаются на другом ее конце как элитная услуга за 500000. Оговорюсь: это всего лишь мои личные предположения — я понятия не имею, по какой схеме складывается распределение крови в больницах среди пациентов с коронавирусом. Но сам факт, что я понятия об этом не имею, и меня, возможного донора, никто не спешил просветить в этих вопросах, тоже как бы намекает, что догадка верна.

С другой стороны, опять же, подчёркиваю: любой человек достоин жизни. И тот, кто имеет возможность и желание заплатить больнице миллион за своего сына или отца, вероятно, вдвойне ее достоин по всем законам Дарвина. Вполне возможно, он и его родственники достойны выжить куда больше, чем нищий пропойца и неудачник, у которого ни денег, ни детей, ни успешных друзей, ни хороших отношений с родителями. Но кто вправе судить об этом?

Причем, мы же хорошо понимаем, как вся эта схема работает во все три конца. Она же — с какой стороны ни посмотри — ну нет там ни подлости, ни грязи, ни поступков некрасивых! Она идейно безупречна с каждой из трех сторон.

Вот представь, ты — честнейший врач, начальник отделения. И приходит к тебе какой-нибудь там депутат Мосгордумы Зулейханов. Не то, чтоб самый приятный тебе человек, но с другой стороны — что ты про него вообще знаешь, кроме сплетен? Ничего. А тут он стоит перед тобой без охраны, улыбается всеми золотыми зубами и ласково говорит: дорогой, не за себя прошу. В твоем отделении мой отец помирает, 87 лет, уважаемый был человек — начальник образования Махачкалы при Союзе, две книги стихов написал на казылбардынском языке, люблю его больше себя. Деньги — вообще не вопрос! Скажи, сколько надо, миллион, два? Тебя отблагодарю, медсестер твоих озолочу всех, нянечек, а если какие проблемы в будущем — ты теперь как брат кровный мне станешь, всегда обращайся. Прошу только, чтобы лечение было самое лучшее — всякая там плазма-млазма, ИВЛ-МВЛ. Подумай, не спеши, вот тебе 200 тысяч в карман и еще 50 тысяч твоей медсестре Гале — это пока ни о чем, просто подарок за то, что выслушали меня...

И что ты, идейный врач, поклявшийся Гиппократу спасать людей, ответишь ему? Нет, скажешь ты, уходите отсюда к шайтану, Балык Парапетович, помрет ваш отец, иншалла. Ведь у меня всего один комплект плазмы на всю больницу, и отдам я его в порядке общей очереди... Галя, где наш список на восемьсот зараженных? Вот, первая же строчка: Фундюк Тамара, 66 лет, одинокая малоимущая пенсионерка из Отрадного, по специальности товаровед, единственный сын умер в тюрьме, выпивала, смотрела телевизор, диабет свой запустила, карантин считала выдумкой американских русофобов, заразилась в очереди на освящение куличей. Вот ей я плазму и отдам. А вы уходите и деньги свои заберите, и ты, Галя, тоже верни ему конверт... Так будет выглядеть твой достойный и мудрый ответ, да?

Или вот представь, что ты — простой честный пацан, который к успеху шел и пришел. После армии стал с другом крутиться по 15 часов в сутки на рынке автозапчастей, в Германии железку заказал, в России продал, палатку свою открыл, через год продавца нанял, не прошло тридцати лет — ваша с Коляном сеть магазинов автозапчастей вторая по оборотам в России. И у тебя заболела любимая жена, температура 40 уж пятый день, трое ваших детей плачут, няни их не пускают к мамочке. А деньги — ну что деньги? Скажи самому себе, а не налоговой, — ну ведь есть же наличка. На крайняк, можно один магазин в Воронеже продать. А лучше в Кинешме, нахрена тебе этот «Кинешмский автомир», хуй выговоришь, от него же одни проблемы и наезды, слишком хочет его купить начальник ГУВД города. И ты что, не поднимешь наличку, заработанную собственными руками, и не понесешь в больницу врачам, чтобы дали лучшее лечение матери твоих детей? Из каких же соображений ты этого не сделаешь?

Понимаете, да? То есть, с одной стороны — все в этой ситуации правы, преступников здесь нет. И конечно мы должны спасать людей, если у нас есть возможность. С другой стороны — мы понимаем, что нашу кровь качают не для наших друзей и родственников, а для совсем особых пациентов: с огромными деньгами и связями.

Мне видится этический выход здесь один: наладить информационную систему, по которой донор получит отчет, КОМУ КОНКРЕТНО пошла его кровь. В век интернета и баз данных это сделать совсем не сложно. Во-первых, это красиво. Во-вторых, узнать, кому конкретно ты спас жизнь, это оправдывает всё, дает +100500 к карме и снимает все грехи за 20 отчетных полугодий. Возможно, эти двое вообще отныне станут друзьями на всю оставшуюся жизнь, пусть. В любом случае, знать, кому идет твоя кровь, гораздо приятнее, чем не знать ничего. Хорошо, пусть ты узнаешь, что спас начальника таможенного терминала, тещу депутата-отравителя Лугового или Шакро Молодого. Окей, дай бог здоровья им тоже, пусть хотя бы так, все-таки теща, а не сам... Может, тебя больше обрадует, когда ты увидишь в блоге своего коллеги по работе скан отчета, что он, оказывается, спас самого Льва Лещенко и двух заразившихся медсестер Коммунарки, которых родные коллеги не оставили умирать в общей палате. Я думаю, эта простая мера не только стала бы красивой рекламой донорства и помогла людям чувствовать реальную пользу, но и привлекала к донорству в сотни раз больше добровольцев, чем призыв сдавать кровь в черный ящик за отгул и шоколадку.

Но без этого лично я, при своей ситуации, не вижу убедительной причины, почему я должен снова пролежать неделю в лихорадке ради спасения не родной мамы, не друга-одноклассника, а неведомого мне Спецпациента. Впрочем, у меня нет и иммунитета к коронавирусу, я им не переболел пока. И кто сказал, что переболею успешно? Уверен в одном: плазму мне в больнице уж точно никто переливать не будет. Мой потолок везения — если дадут полчасика подышать кислородом из переделанной маски для наркоза.

В конце я обещал процитировать сообщение (информацию я лично не проверял), вот оно:

Пишу первый раз такой вопиющий пост, причём по просьбе врачей из Склифа. В ближайшие две недели у нас будет пик заболеваемости, будет много трупов, возможно, ваших близких или знакомых. Обращаюсь ко всем, кто переболел. Ваша кровь, вернее плазма, это спасённые жизни! Эта программа работает с 1 апреля. За это время плазму сдали, внимание, ПЯТЬДЕСЯТ человек! Пятьдесят, Карл! Это капля!! А тяжело ли это? Сегодня мы с супругой сдали плазму. Что нужно для этого сделать?:

1. Позвонить/WhatsApp Даше +7 985 099-92-55 до 17:00

2. Прислать Даше фотку подтверждения, что у Вас был ковид.

3. Вам назначат день и час.

4. Приехать в Склиф, примут как родного. Парковка внутри у корпуса.

5. Берут анализ крови.

6. Подписываете бумажки.

7. Вам вставляют иглу в вену и подключают к аппарату.

8. Аппарат получает вашу кровь, разделяет ее на плазму и эритроциты(и тд)

9. Вот эти эритроциты и т.д. вместе с физраствором, возвращается вам обратно.

10. Лежите 40 минут

11. Вуаля!

12. Вас целуют, выдают два выходных и почти 5 тыр! Этого мы не ожидали. )) Перечислим взад))

Возможно, тут есть еще один аргумент. Он немного смешной, но по сути-то верный: даже в стране денег, связей и блата чем больше начальников таможенного терминала выздоровеют от вашей крови, тем больше лекарств, сил и коек останется хотя бы для Льва Лещенко и родной мамы врача, который сейчас, рискуя собой, спасает наши с вами жизни.

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок
Оставить комментарий

/home/www/lleo.me/dnevnik/tmp/everybook/2021-09-27.htm