логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
02 октября 2002
ЧИКАРПОВ

коллаж Игоря Белого

Пробывал я нынче на предпремьерном прогоне знаменитого мюзикла «Чикаго»...

Предыстория: как-то весной позвонила Таня Лазарева и предложила заняться рифмованием песен нового супермюзикла, который готовит Филипп Киркоров и Алла Пугачева. Типа у них возникли проблемы с переводом (скучноват), и они обратились к ОСП-шникам. Я в тот момент был по уши занят книгой, мне было совсем не до мюзиклов, а слово «попробовать» настораживало, как любая сомнительная работа. И тут мне пришла в голову гениальная идея — порекомендовать Лазаревой Карповa. Вот уж кто классный автор! А, помимо всего прочего, я-то раздолбай с подстрочником, а Карпов-то — вообще по основной профессии переводчик с английского! Итог получился великолепный — вариант Карпова был безоговорочно принят и одобрен, штатный переводчик Киркорова послан подальше, и мюзикл в итоге сделал Карпов, чем я очень горжусь. Потому что, между нами, девочками, почему такой человек как Карпов со своими талантами сидит в какой-то сраной конторке и переводит сраные технические документации? Его для этого мама рожала? Хотя бы мюзикл перевести — уже шаг в правильном направлении.

Я выпросил у Карпова второй билет для Немировской (на предварительный прогон тоже раздавали билеты и тоже на подходах дергали за рукав «лишнего не найдется?») и мы отправились в Театр эстрады. На входе потеряли Карпова — он послал нас в зал с двумя билетами, а сам остался ждать вторую пару друзей, которая запаздывала, и больше мы его не видели. Как потом оказалось, Карпова и друзей нагло кинули — остальных обещанных билетов не вынесли. Я бы на его месте выяснил у Киркорова, что это вообще за хуйня такая, потому что официальный переводчик мюзикла, насколько я понимаю, должен обладать правом пинком распахивать все двери...

Итак, мюзикл. Декорации в мюзикле, прямо скажем, минималистические. То есть никаких — черная сцена, черные костюмы. Мальчики в шляпах, девочки в колготках. Посередине сцены сидит оркестр, играющий американский джаз 20-х годов — мюзикл играется вживую, не под минусовку.

Артисты играют хорошо, их немного, все движения поставлены четко, каждый — яркий персонаж, у всех свои роли. Иными словами, не возникает впечатления, будто на сцену выгнали 50 одинаковых хористов студенческой самодеятельности, они беспорядочно толпятся по сцене и поют хором и неразборчиво — а примерно так и выглядят мюзиклы «Метро» и «Волосы».

Поют все очень хорошо, особенно Киркоров и Лолита.

Текст мюзикла хорош, хотя и не отличается большой глубиной — это претензия к автору, а не к переводчику. С точки зрения перевода — все безупречно, ни единого косяка я не обнаружил. Это вам не кимовский перевод «Собора Парижской Богоматери» с корявыми рифмами «кровь-любовь» на каждом шагу.

Я конечно поинтересуюсь у Карпова, как в исходном оригинале звучали строки арии Лолиты про «в наше время все стало хуже, никто не скажет «пардон» если выпустит газ, у всех мозги между ног» и прочее. И откуда взялся образ «Мистер Целлофан». Но, помимо импортных шуток, было и немало удачных от переводчика. Киркоров, поющий арию о необходимости промоушена с припевом «Шика блеска дай, шика блеска дай» — это, согласитесь, пять баллов.

Музыка мюзикла (вот тавтология!) — довольно однообразная, не запоминающаяся — на любителя джаза. Музыкальных шедевров типа «Belle» там нет и близко, так что из всех киосков фрагменты «Чикаго» звучать точно не будут.

Сюжет мюзикла удивителен. Рассказываю вкратце. Чикаго, 20-е годы. Некая замужняя девица приводит домой трахаля. Трахаль ее трахает, а затем собирается от нее уйти, причем, видимо, в обоих смыслах. Девица издает вопль «от меня еще никто не уходил!!!» (обычно мужики после таких заявок точно уходят, верно?) хватает пистолет и тремя энергичными выстрелами из ударной установки заваливает трахаля на месте. Натурально приезжают менты, девку везут в изолятор... Вот тут и начинается удивительное. Оказывается, все чикагское КПЗ — это кузница талантов. Оно забито длинноногими девками-убийцами, которые сидят тут в ожидании суда, о них кричат газеты. Солдат спит — имидж растет, и вот уже всяческие продюсеры, варьете и мюзиклы зовут наперебой прославившихся девок в турне выступать с плясками... Понятно почему — всем же американцам интересно варьете, в котором выступают такие ценные кадры, как настоящие убийцы. Как-то так там устроено. Почему-то.

А нашей девке тут же объясняют, что ее повесят. Если ее не отмажет адвокат. Адвокат стоит 5000$, потому что играет его сам Киркоров. Делать нечего, девка трясет своего незадачливого мужа, тот частично находит деньги, и адвокат начинает работу — зовет журналистов и делает девке крутой промоушн — какая она несчастная жертва судьбы. Девка счастлива до ушей — с детства мечтала, чтоб о ней писали газеты, и вообще мечтала выступать со своим номером в варьете — а теперь ее точно возьмут. Этим она портит настроение соседке по камере, которая в ожидании суда придумывает эффектные жесты и примеряет туфельки с пряжками из горного хрусталя — полагая, что в варьете после суда пригласят именно ее. Короче, девки ссорятся, тырят друг у друга имидж и туфельки, но Киркоров свое дело знает и в итоге их оправдывают. И, после небольшого разочарования в жизни (когда журналисты на них плюнули и переключились на следующую убивицу), они все-таки становятся знаменитыми и ставят свой номер в варьете. Хэппи энд и занавес.

Что я могу сказать о таком сюжете?

Во-первых, мне не близок американский стиль 20-х годов. Мне не нравится джаз, клаксоны, чарльстоны, техасские шляпы, виски, варьете, канкан, черные смокинги и белые перчатки. Я не впадаю в истерику при упоминании доллара, а история жизни Рокфеллера у меня не вызывает жгучей зависти и не побуждает спешно бежать делать свой бизнес. Глубоко пофиг мне история успеха вместе с успевшим Рокфеллером. Наверно чтобы чувствовать кайф всего этого ретро надо было родиться в Америке?

Во-вторых, элементы рефлексии у создателя произведения искусства меня всегда наводят на мысль о его бездарности. Писатель, пишущий книгу о том, как герой-писатель пишет гениальную книгу — господи, сколько такого говнища понаписано, разве что «Мастера и Маргариту» читать можно... Или режиссер, снимающий фильм о том, как режиссер снимает великолепный фильм... На мой взгляд, только полная бездарность может позволить своему подсознанию пролиться на бумагу в такой форме. Поэтому мюзиклы о том, как герои мечтают поставить превосходный мюзикл (или номер в варьете) — это, на мой взгляд, очень и очень прискорбно. Сие относится и к мюзиклу «Чикаго», и к мюзиклу «Метро», в котором герои тоже всю дорогу ставят гениальный мюзикл.

И, в третьих, мне непонятен сюжет. И наверно не мне одному. Я полагаю, что в той стране, где, волею тяжелых судеб, половина населения за последние 70 лет по разным причинам успела отмотать свой срок на киче, рассказ о том, как американские зэчки, идущие по статье за мокрую бытовуху, сидя на шконках у параши, примеряют платья и туфельки с хрустальными пряжками, читают о себе статьи на первых полосах газет и предвкушают не просто оправдание (как само собой разумеющееся), а грядущую всенародную известность и головокружительную карьеру в шоу-бизнесе... Это нам трудно понять. Это нам гражданин начальник гнилой рОман тиснул — подумает отечественный зритель, и будет, разумеется, по-своему прав.

Были в мюзикле и приколы, главный из которых — отрубление электричества в первые же 10 минут. Поначалу этого никто не заметил, поскольку звук работал и три главных прожектора продолжали светить, а только погасла декоративная окантовка сцены. Но театр со всеми своими фойе, видимо, погрузился во тьму. Действие прекратилось и зрителей попросили не расходиться ближайшие 20 минут... Первые 10 минут сцена была пуста, оркестр задумчиво почесывался смычками, а зрители откровенно скучали и пытались выйти в туалет, но из зала никого не выпускали.

Пару раз на сцену пытались выйти актеры труппы и взбодрить зрителя краткими сообщениями о том, что наш мюзикл — супер, но света пока нет. Затем вышел главный дирижер Сергей Жилин и сказал, что раз такое дело, он не прочь поиграть на рояле чтобы не сидеть просто так. И начал играть, и играл весьма классно — даже мне, далекому от джаза, очень понравилось. Под эту музыку на сцену вышла Лолита и впервые показался Киркоров. Они стали пытаться невразумительно петь отдельные ноты, но у них это поначалу не очень получилось, а у Киркорова звуки вообще напоминали печально известную в интернете фонограмму «Единственная моя»... Но они быстро пропелись и откашлялись, Киркоров вышел вперед и предложил зрителям свои услуги в качестве поговорить и порассказывать анекдотов из актерской жизни. Тут из партера раздался голос неизвестной дамы: «У меня один вопрос! А почему нельзя продолжить мюзикл при этом свете?!» Недолго думая, Киркоров воскликнул: «Легко!» — и мюзикл продолжился. А еще минут через 10 дали свет и засветилась окантовка сцены, но этого уже никто не заметил.

Итог: второй раз пойти на мюзикл не захочется и ярким хитом российской жизни ему стать не суждено, как бы ни старалась рекламная кампания. Но один раз посмотреть безусловно стоило, и сделан он хорошо! Спасибо!

Ссылки по теме:

Авторский сайт Александра Карпова karpov.hole.ru

Официальный сайт мюзикла «Чикаго» в России www.chicago-musical.ru

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок

Комментарии к этой заметке автоматически отключились, потому что прошло больше 7 дней или число посещений превысило 20000. Но если что-то важное, вы всегда можете написать мне письмо: [email protected]