логин: 
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
26 октября 2011
КИНО: «Район №9»

Наконец посмотрел «Район №9» — фильм очень смешной, дурацкий, но любопытный. Вот Доктор Пилюлькин писал о нем довольно пренебрежительно, а мне, наоборот, кажется, что фильм этот на диво ценен и показателен.

Cлышал байку про историю его создания, перескажу, как слышал. Молодой неизвестный режиссер клипов Нил Бломкамп однажды развлекался тем, что прошелся с камерой и микрофоном по центральной улице одного из проблемных городов, останавливая прохожих и задавая им вопрос: «Как вы относитесь к этим понаехавшим мигрантам?» И протягивал микрофон. Прохожие немедленно возбуждались, начинали размахивать руками и кричать в камеру: «Да мать вашу, это просто какой-то пипец!!! Да это просто ужас!!! Они же воруют, они не хотят работать!!! Они живут на наши налоги!!! Долбаный стыд, я бы их перестрелял всех!!!» После чего Нил Блокамп, вернувшись домой, свои вопросы из записи вырезал, а вместо них записал новостную подводку диктора, мол, приземлились инопланетяне, смотрите репортаж. И дальше нарезка этих самых кадров. «Мать, они же пипец!» Получилась короткометражка, стала известна в узких кругах и, наконец, попала к Питеру Джексону. Тот умилился и сказал, что из этого надо делать полный метр для проката. И стал продюсером.

Поскольку в фильме сюжета не имелось изначально, в процессе создания он тоже не появился, а лишь появились его симптомы: компьютерная графика, стрельба, погони, злой полковник, боевой робот, взрывы и сопли. Концовку фильма придумать так и не смогли, поэтому оставили его неоконченным, сделав вид, что это прием.

Вкратце перескажу сюжет.

На Землю прибывает инопланетный корабль, набитый жалким сбродом: грязные, голодные, диковатые существа отвратительного вида — креветки в рост человека. Беженцы. Что с ними делать? Люди строят для них временный палаточный лагерь, где беженцы живут в грязи, гадят, устраивают драки, шляются по помойкам, торгуют нелегальщиной и не желают работать, чем сильно бесят землян.

Главный герой-чиновник, отправленный с миссией на территорию ненавидимого им лагеря, подцепляет там невиданную инопланетную заразу, которая начинает превращать его тело в такую же креветку.

Вариант: перескажу с теми домыслами, которые помогли мне утрясти в своей голове все нестыковки. Мощная инопланетная цивилизация так преуспела в технологиях и создании оружия, что в итоге получила вирус космического псориаза, превращающий гуманоида в страшную двуногую креветку. Возникла эпидемия. Здоровые остатки гуманоидов бежали с родной планеты на космических кораблях. Один из таких гигантских кораблей под руководством крупного биолога направился в сторону нашей Земли — планеты, подходящей для жизни. Но в пути выяснилось, что зараза на корабль все-таки попала, и к концу полета заразились все. Корабль достиг нашей Земли, завис над ЮАР, да так и висел много месяцев, потому что руководство корабля обнаружило, что Земля заселена людьми, и боялось их заразить. Но земляне сами прилетели на вертолетах, просверлили в корабле дыру, увидели миллион больных креветок в рост человека и решили, что так и было задумано. Из жалости они эвакуировали беженцев на Землю, построив им палаточный лагерь в пустыне. Больные космическим псориазом оказались слабы, дезориентированы и психологически подавлены. Не имея под рукой привычных технологий, оставшись без работы, страдая от голода, холода и чесотки, не понимая, как соблюдать правила гигиены в своих нынешних телах, беженцы принялись жить в грязи и питаться, какими попало отбросами (люди в палаточный лагерь жратву не завозили, а земледелие и скотоводство у инопланетян остались в доисторическом прошлом). Можно сказать, что они совсем потеряли человеческий облик, но человеческий облик они потеряли еще в процессе болезни, поэтому в лагере их ждала лишь моральная деградация.

У пришельцев осталось много оружия, которое они каким-то образом провезли с собой, и чтобы не сдохнуть с голоду, они его обменивали местным неграм на кошачий корм. Поскольку оружие было настроено на гены пришельцев, они могли его продавать совершенно безбоязненно — использовать его люди не смогут, а разобраться в нем ума не хватит. Люди понимания тоже не проявляли, обстановка накалялась, и лет через двадцать (!) пришельцев решили переселить в другой палаточный лагерь — на двести километров дальше первого. Видимо, это решение было принято с садистской целью, потому что нету никакого экономического смысла в таком мероприятии (передвигать лагерь пришельцев со скоростью 200км/20лет).

Руководить переселением поручено главному герою фильма — человеку с говорящим именем Вирус (некоторым слышится Викус). В целях успокоения правозащитников Вирусу поручено блуждать по территории палаточного лагеря, собирая подписи согласия. Тут-то он и заражается вирусом (инопланетяне вроде расслабились, подумав, что для землян их болезнь не заразна). Этот человек начинает мутировать, начиная с руки (под действием вируса космического псориаза рука превращается в клешню). Вместе с вирусом человек по имени Вирус получает в свой организм какие-то элементы ДНК, которые роднят его с пришельцами — еще бы, вирус-то они конструировали. Поэтому теперь инопланетное оружие в его руке начинает работать.

Опуская ряд сцен, опуская совершенно неудачную лирическую линию, опуская провальную попытку показать преображение героя из неудачника в Че Гевару, опуская стрельбу по городу, взрывы и прочие попытки создать видимость сюжета, переходим к главному: преследуемый соотечественниками, герой вынужден прятаться в палаточном городке, где проникается пониманием к этим отвратительным беженцам и сам участвует в атаках против земной гвардии.

И вот на этом месте имеет смысл остановиться подробнее, потому что здесь мы сталкиваемся с таким любопытным явлением, как новая интерпретация ксенопроблемы. Которая на протяжении всей истории литературы и кино пережила целый ряд изменений, точнее сказать — волн. Как вы уже поняли, здесь и далее мы ведем разговор не о конкретных людях, странах и народах, а о том, как их изображали в художественных сюжетах разных эпох.

Первая волна ксенопроблемы

Изначально мир жил по звериному закону «сильный и умный — убей подлого дикаря». Это продолжалось вплоть до эпохи Возрождения. В европейской литературной традиции классический пример — Робинзон, который в одиночку (с помощью Пятницы) успешно расстрелял племя каннибалов. Или, например, Конан Дойль, у которого пара лондонских профессоров в «Затерянном мире» успешно разогнала пещерное племя. В нарождающемся американском государстве, куда ломанулось из просвещенной Европы всё отребье, возник и вовсе островок ада с броском в доисторическое рабовладение. Американская литературная классика типа Фенимора Купера живописала доблесть белого ковбоя, отстреливающего поганых индейцев. Максимум, что позволял себе такой сюжет, — это иметь верного друга-индейца, который помогает белому человеку в отстреле поганых индейцев. В этом смысле Чингачгук — брат Пятницы. Иными словами, с глубины веков до определенного времени ксенопроблема в сюжетах сводилась к воспеванию победы доброго цивилизованного человека над злым и коварным дикарем. Людоедов — постреляли, индейцев — истребили, негров — сделали рабами и заставили работать на плантации. Молодцы.

Победа над дикарем оказалась настолько легкой и очевидной, что поверженный враг стал вызывать сожаление, которое со временем переросло в отрезвление и раскаяние. И закономерным финалом ксенопроблемы первой волны стал американский комплекс насчет индейцев и черного рабовладения. Стало понятно, что здесь произошла чудовищная ошибка, недостойная христианина: большой обидел маленького. Убил, растоптал и презирает. И люди бросились на старые индейские кладбища замаливать свои грехи. Маятник качнулся в другую сторону, появились книги о том, что дикари — тоже люди. Появилась «Хижина дяди Тома», стали популярны литературные переложения дикарских сказок, а в сюжетах замелькали смуглые чужие, которые духовно не уступали главным героям, разве что с техникой были не в ладах, не умели пользоваться ружьем и компасом.

Вторая волна ксенопроблемы

Очередной всплеск ксенопроблемы пришелся на середину XX века. Проблема столкновения цивилизованного человека и дикаря потеряла актуальность, потому что нарисовалась куда более страшная проблема. Ад Второй мировой вдруг показал миру, что абсолютно нормальные, одинаково цивилизованные, исключительно высокоразвитые белые люди могут ни с того ни с сего начать друг друга зверски уничтожать. Как сказал Гришковец в «Дредноутах», мол, немцы, англичане, ведь такие же люди, ну может, разве что сосиски на завтрак едят разные... Ксено-параметры сузились до размеров сосиски, но проблема противостояния народов от этого меньше не стала. По окончании Второй мировой войны включилась холодная война СССР и США, когда всем стало ясно, что планете может прийти полный аут из-за того, что одинаковые люди с разными сосисками по каким-то причинам не могут найти общий язык. Точнее — общий язык не могут найти те, кто нами командует. Поэтому вторая волна ксенопроблемы в литературе была целиком посвящена разъяснениям, что двум разумным расам воевать не надо. Классика того времени — «Враг мой» и еще тысячи книг, посвященных теме предотвращения братоубийственных войн между двумя высокоразвитыми народами.

Третья волна ксенопроблемы

Но вот настало новое время, и ксенопроблема обрела неожиданный поворот. Я напомню ход мысли. Первая волна ксенопроблемы — «цивилизованный убивает дикаря». Вторая волна — «цивилизованный убивает цивилизованного». Третья же волна — это ни для кого не секрет, извините за натурализм — формулируется так: «дикарь убивает цивилизованного». Разумеется, понятия «дикарь» и «убивает» чисто условны — биологический смысл конкурентной борьбы состоит в вытеснении одного поголовья другим, но это не обязательно должна быть война, достаточно просто захвата ареала. Но таков сегодня мировой процесс — нашествие мигрантов. Европа стонет от арабов и турок, Россия от кавказцев, США от мексиканцев, но все эти страны объединяет одно — коренное население, более высокоразвитое в общей массе (образованное, менее агрессивное), по каким-то причинам сокращается, а чужестранное население, менее образованное в общей массе (малограмотные и более агрессивные мигранты), по каким-то причинам стремительно прибывает и активно наполняет криминальные сводки.

Поскольку литературную традицию поддерживает именно цивилизованная часть населения, она в полной растерянности. И даже не потому, что рисовать ксенофобские сюжеты неприлично, а просто потому, что впервые в истории ксенопроблемы наш высокоцивилизованный герой принадлежит к побеждаемому племени. Понимаете? Можно долго рассуждать, хорошо ли поступает герой, убивая дикаря-индейца или соседа-немца. Но неясно, как рассуждать о том, хорошо ли герой поступает, когда индейцы убивают его. И вообще непонятно, как им это удается? Да и кому интересен сюжет, в котором герой не относится к победителям? А ведь это для сюжета важнее всего: всё простит современный зритель, только не бессилие героя.

Нетрудно заметить, что поиски выхода из этого когнитивного диссонанса обычно приводят к попытке перенести героя на сторону победителей. Для этого придется найти у дикарей высокую культуру, глубокую душу, высокие человеческие ценности, могучее оружие (прячущееся под слоем грязи, в которой проходит их дикарский быт), ну а соплеменников показать подлецами и агрессорами. Тогда гражданину высокотехнологичной страны можно смело перейти на сторону дикарей и помочь им дать бой против своих же.

Так рождается новое поколение сюжетов с героем-перебежчиком, который кует победу дикарей над соплеменниками. И «Район №9» в этом ряду далеко не самый яркий образец, а самый яркий — это, как вы уже догадались, «Аватар». «Аватар» — самый показательный фильм нашей эпохи (это показала даже касса). Герой отказывается от ценностей европейской цивилизации, наследницы Римской, и перебегает на сторону дикарей с другим цветом кожи и формой тела, накопив огромный багаж обид на своих соплеменников: с военной службы вернулся инвалидом, брата убили хулиганы, а в Корпорации, где он служит, алчные и бездушные подлецы в начальниках. Зато новые друзья в костюмах из пальмовых листьев наливают экологически чистый чай и посвящают в тайны своей древней мудрости, которая богаче всей офисной техники мира. Назовем вещи своими именами: фильм «Аватар» — метафора перехода в ислам.

Какой будет следующая волна в сюжетах?

Куда повернет ксенопроблема в грядущие десятилетия? Вариантов много, и они, увы, сильно зависят от политической ситуации.

Если разгорится Третья мировая между высокоразвитыми странами и слаборазвитыми с участием ядерного оружия — это всколыхнет сюжеты первой волны, и мы снова увидим произведения о храбрых белых героях, которые гонят коварных и опасных синелицых дикарей, поросших чешуей и щупальцами. Ну а полная победа высокотехнологичных стран в этой войне неизбежно породит литературу раскаяния и плача по убитым индейцам, среди которых, увы, были женщины и дети.

Война между крупными одинаково цивилизованными державами давно кажется невозможной. Но если она случится и кто-нибудь в ней выживет, то мы (то, что от нас останется) увидим новый всплеск второй волны — сюжеты о двух братьях, которые нелепо поссорились, кушая разные сосиски. И то же самое произойдет, если мир потрясут крупные войны между одинаково слаборазвитыми странами.

Если же политическая ситуация останется стабильной, то медленная ассимиляция мигрантов (с небольшими локальными бунтами) приведет к продолжению нынешней темы. Как это будет?

Заметим, что герой «Аватара» останавливается ровно на границе своей новой родины — выгоняет агрессивных соотечественников на свою старую родину. Герой «Района 9» идет чуть дальше. Совсем чуть-чуть. Он уже занес ногу, чтобы переступить черту, но тут сработал звонок моральной сигнализации, и сделать этот шаг авторы герою не позволили — оборвали фильм, сообщив, что, вполне вероятно, поступки героя приведут к кровавому возмездию, и чужие уничтожат землян (чужие оказались не такими жалкими и дикими, как думалось поначалу). Обрушить на землян возмездие или нет — вопрос целиком отдается на усмотрение чужих.

Логично ожидать, что черта будет пройдена — рано или поздно появятся сюжеты, где наш герой, возглавив племя дикарей, уничтожит или поработит своих соплеменников. Разумеется, объяснив перед тем, что они мерзкие, и другого выхода не было.

Но скорее всего, к тому времени из-за процессов ассимиляции, сокращения и замещения подоспеет новое поколение цивилизовавшихся авторов родом уже с той стороны. И тогда появятся новые Фениморы Куперы. Главным героем в их сюжетах станет метафорический индеец нового типа, борющийся против ига европейской цивилизации. И у него конечно же будет на подхвате верный бледнолицый друг-пятница, помогающий гонять своих подлых соплеменников.

Этот текст написан для проекта solidarnost.org, где я веду авторскую колонку. Вообще для solidarnost.org я написал немало подобных материалов, вот их полный список
<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
Страницы, которые привлекли мое внимание за последние дни, рекомендую:
2017-11-22 В июне 1982
архив ссылок

Комментарии к этой заметке сейчас отключены, надеюсь на понимание.