{imgicourl}{zamok}
Другие записи за это число:
2020/05/09_kat - классики вам в ленту
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
09 мая 2020
С праздником Победы во Второй Мировой 1939-1945

Каждый год 9 мая я стараюсь публиковать какие-то интересные песни или стихи о войне. Сегодня речь пойдет про фундаментальную детскую поэму Сергея Михалкова «Быль о войне», которую мне пришлось буквально собирать по кускам и архивам, потому что ее полного текста в интернете нет, и даже окончательный послевоенный вариант сегодня можно найти лишь с огромными сокращениями. Именно так я и познакомился с этой поэмой — в раннем детстве, когда в школьном учебнике из поэмы была лишь пара куплетов, которые я процитировал дома маме и получил нагоняй и разъяснения, что о великой победе в таком легкомысленном тоне говорить нельзя... Но сперва надо рассказать предысторию.

Когда я был маленьким, настоящих праздников в году было четыре.

Настоящих — это таких, к которым полагалось готовиться заранее, маршировать на школьных линейках, рисовать карандашами картинки и стенгазеты и заучивать стихи. Это: праздник Победы, праздник Народа, праздник Памяти, ну и Новый год. Последний считался больше семейным праздником и праздновали его, мягко говоря, не две недели как сейчас.

Самый главный праздник был праздник Победы. Он символизировал победу Добра над Злом. Славную победу нашей страны над самым проклятым и могущественным врагом человечества. Враг этот не исчез полностью, поэтому борьба с ним продолжается. Победу эту мы были готовы повторить столько раз, сколько потребуется. «Можем повторить» — это об этом. Очень важно было занять правильную позицию и доказать товарищам, что ты не за врага, а на стороне добра. Каждый пытался это доказать, поклясться в верности идеалам. Враг, которого победил наш героический народ, был гораздо злее и сильнее Гитлера, потому что Гитлер был лишь его частным случаем. Праздник Победы считался самым главным в стране. Его назвали Красный День Календаря и праздновали 7 ноября в честь Великой Октябрьской Революции (почему Октябрь праздновали в ноябре — не спрашивайте). Врагом был, разумеется, капитализм. Который веками убивал и грабил людей. Войной была Революция, которая разбила и изгнала войска капитализма, и тогда наступила свобода. Но капитализм продолжал вить интриги вокруг наших границ, пытаясь задушить нашу свободу. Но мы продолжаем с ним бороться и добиваемся успехов — вот с нами уже страна ГДР, стонавшая прежде под игом капиталиста Гитлера. А также Чехия, Венгрия, Польша, Болгария, Югославия, Румыния — вот наши победы. В честь этой победы по всем городам шли радостные шествия нарядных людей с цветами, транспарантами и воздушными шариками. Праздник Победы в классовой борьбе, праздник Революции был самый главный торжественный праздник в СССР. Именно в этот день на Красной площади регулярно проводился парад военной техники и грохотали танки. Наоборот, 9 мая парада не было, лишь иногда, по особо круглым годовщинам. Сегодня 7 ноября даже не выходной день.

Вторым по значимости был праздник народа и весны. Это был праздник единства и братства, когда было очень важно показать, что мы вместе. Праздник назывался «День международной солидарности трудящихся», отмечался 1 мая и шел с хэштэгом «Мир.Труд.Май.» В этот день всем бюджетникам тоже раздавались транспаранты, огромные поролоновые цветы на длинных палках и воздушные шарики, наполненные гелием, которые в другое время достать было невозможно. Колонны радостных людей с транспарантами и шариками назывались Первомайской демонстрацией. Они шли по главным улицам города, и это было счастье. Мои родители работали в инженерном институте, который, увы, не отправлял свою колонну на Красную площадь в отличие от многих заводов и предприятий. Поэтому поролоновые цветы и воздушные шарики мне не полагались. Их приходилось выпрашивать у тех, кто заканчивал шествие и им это было уже не нужно. Поролоновых цветов на раскрашенных палках к концу дня валялось много у помоек, когда они превращались в ненужный реквизит, который не полагалось сдавать в профком. Сейчас так нередко лежат у мусорных ящиков на палках портреты «дедов». Выпрошенный шарик целых три дня радовал дома ребенка, потому что поднимал к потолку пластиковых солдатиков.

Наконец, третий праздник был днём Грозной Памяти. Вот он и праздновался 9 мая — примерно через неделю после Первомая. Это был самый невеселый праздник. В этот день звучали только грустные песни — о том, как со слезами на глазах живут за себя и за того парня, который вчера не вернулся из боя, где ждёт огонь смертельный, и превратился в белых журавлей, но это помнит мир спасённый, мир вечный, мир живой... Да, это был очень невесёлый праздник, но зато иногда можно было по телевизору посмотреть какую-то движуху марширующих военных колонн.

Четвертым главным праздником, разумеется, был Новый год — там полагалось ждать Деда Мороза с конфетами, но это было другое.

Если ребенок путал праздники, начинал прыгать и смеяться 9 мая, ему делали замечание.

И вот однажды к 9 мая наш школьный учебник цитировал кучу разных стишков, и среди них был один совсем маленький. Я его выучил и дома прочел маме, как запомнилось в классе:

«Нет! — сказали мы фашистам,
Не потерпит наш народ,
Чтобы русский хлеб душистый
Назывался словом «брот».
Не опишешь в этой пыли
Всех боёв, какие были.
Немцев били там и тут,
Как побили — так салют!

Мама пришла в негодование. Она объяснила, что о войне так легкомысленно говорить нельзя, что это никакой не салют радости, а тяжёлая страница истории и горы погибших солдат, которых мы в этот день поминаем. Я устыдился, хотя не очень понимал, почему тогда в учебнике был этот стишок.

Лишь спустя много лет я узнал, что эти два четверостишия школьный учебник грубо выдернул из огромной поэмы Сергея Михалкова «Быль для детей», начатой им во время Войны и законченной только в 1953. Михалков, как и Твардовский, сочинял в годы войны стихотворные листки, необходимые для поддержания духа бойцов и партизан. «Мне никогда не забыть морозной ночи на полевом аэродроме, когда я с непередаваемым волнением провожал на боевое задание летчиков Северо-западного фронта. На борт самолетов погружали пачки листовок… Это были мои стихотворные послания к нашим партизанам», — вспоминал Михалков. Так появлялись части — первая «быль» называлась «Про войну». Вторая — «Про нашу силу». Третья писалась частями в 1944 в предвкушении скорой победы, и всё вместе было издано отдельной книгой «Быль для детей» — подписано Детгизом в печать в октябре 1944. Затем уже после войны Михалков немного сократил прежний текст и дописал финал.

Надо сказать, что Сергей Михалков — автор советского гимна и стихов про Дядю Степу — был вне всяких сомнений мастер великого таланта. Его поэтическим стилем был тот чистый, звонкий и прямой стих, который далек от символизма и чувственных зарисовок. Так пишут для детей, но так пишут и о войне — так писал Твардовский своего Тёркина, так писал и Сергей Михалков.

Другим качеством, которым мастерски владел Сергей Михалков, была точность идеологического акцента. Он никогда не шел на поводу у рифмы, муза не уносила его мысль в сторону. Что бы он ни писал — гимн или детский стишок — он всегда знал, что именно надо сообщить читателю, в каком объеме, в какой последовательности, что следует даже повторить, в какой пропорции разделить внимание между более важными и менее существенными истинами. И только имея четкий план, он садился подбирать звонкие рифмы. Очень, кстати важное качество для профессионала высшего уровня мастерства. Поэтому конечно же Сергей Михалков не мог написать, как немцев быстренько побили за неправильное название хлеба и побежали плясать и смотреть салют. Это был непрофессионализм школьного учебника брежневской эпохи, составители которого понадергали строчек из стихов разных авторов, забивая параграф про 9 мая. Поэма же Сергея Михалкова — это выполненное с идеальным мастерством и тщательностью историческое полотно, которое в детском стишке рассказывает не только весь ход войны, но и умудряется сказать слова благодарности всем-всем-всем, кто приближал победу — от ткачей тыла и нефтяников Кавказа до союзников и героев антигитлеровского сопротивления.

Поэма менялась с годами косметически. Глаголы, повествовавшие о скорой победе, переделывались из будущего времени в прошлое. Политкорректно сглаживались оскорбительные слова, которые на эмоциях войны адресовались немцам, хотя следовало их адресовать нацистам. Подчищалась поэма идеологически — после развенчания культа личности в докладе Хрущева из переизданий исчезли не только упоминания Сталина (без которых поэма о войне была невозможна), но на всякий случай и Сталинград. А к началу Холодной войны из поэмы исчезли куплеты о дружбе русских солдат с бойцами Британии, Сан-Франциско и упоминание про «Три народа-исполина», которые «Дело правое творя, доберутся до Берлина через горы и долины, через реки и моря». Понемногу сокращались и слова о многонациональном составе армии СССР, она становилась больше русской.

Интересно, что эта тенденция вовсю продолжается в современной России. Сегодня некоторые школьники и вовсе уверены, что заодно СССР победил Британию и США. Подавляющее же большинство считает, что Гитлера победил СССР и только он один. Так сегодня считает даже моя мама, ежедневно смотрящая телевизор — та самая любимая мама, которая мне в детстве объясняла правильные вещи о войне. Но когда я на днях заикнулся о том что Британия чествует не только погибших во Второй мировой, но и в Первой, причем, Первой даже больше... то услышал, что Вторую мировую выиграл Советский Союз, а Британия тут почти ни при чем.

Параллельно с базовой исторической неграмотностью, культивированной телевизором, с нежеланием заглянуть даже в Википедию, в обществе происходит раскол, когда одна половина народа-победителя начинает чествовать День Победы в экстазе, напоминающем религиозный, а вторая половина — ненавидеть и писать оскорбления в адрес праздника. Полагаю, увидев, как ведут себя далекие потомки победителей, павшие герои войны пришли бы в шок, а Гитлер, наоборот, был бы счастлив.

Основная же проблема нынешнего праздника в том, что его ОБЪЕДИНИЛИ, упразднив все остальные. В день грустных песен и скорби 9 мая добавили грозный парад от 7 ноября, навалили первомайское счастье весны, народных гулянок, шашлыков и воздушных шариков. Сюда же добавили идеологию Октября со сказкой о капиталистах, которые нас и поныне окружают, с требованием от каждого принести клятву делу Ленина дедов, чтобы понять, нет ли в наших рядах врагов, кулаков и недобитых меньшевиков, и шествия с транспарантами и портретами, среди которых все чаще вместо фронтовиков фигурируют лица былых и нынешних вождей... Чем меньше остается ветеранов и тех, кто пережил ужасы войны, тем стремительней горький день памяти 9 мая будет превращаться в веселый праздник воздушных шариков, гром танков и поиск врагов. И я очень боюсь, что когда-нибудь наши потомки окончательно забудут, что такое 9 мая и объединят его с последним, четвертым праздником. И тогда к нашим внукам будет на дом являться Дед Побед в красной шинели и дарить конфету за рассказанный с табуретки стишок о том, как русские победили американца Билла Гитлера в Брестской крепости, отметив славным Брестским парадом Победы...

Чтобы этого не случилось, давайте больше читать и слушать о войне из уст тех, кто ее пережил или не пережил. Поэма Сергея Михалкова написана для детей — солнечным звонким языком. В ней нет ужасов и почти нет грусти, но она прекрасна тем, что рассказывает о том, как видели войну ее современники в те далекие годы, когда 9 мая не был выходным днем, георгиевских ленточек никто не носил и не цеплял на автомобили, а нынешний флаг России считался символом армии предателей власовцев. В этой поэме о войне всё: тяготы, труд, героизм, надежда, а главное — это полностью забытое сегодня ощущение общего дела и чисто международного братства, когда победа ощущается как общая.

Давайте прочтем еще раз самый, как мне кажется, полный текст этой прекрасной поэмы, собранной из разных источников с моими комментариями в ссылках (навести мышкой или кликнуть):

Сергей Михалков «Быль для детей»



ПРО ВОЙНУ



Эту быль пишу я детям...

*



Летней ночью, на рассвете,
Гитлер дал войскам приказ
И послал солдат немецких
Против всех людей советских —
Это значит — против нас.

Он хотел людей свободных
Превратить в рабов голодных,
Навсегда лишить всего.
А упорных и восставших,
На колени не упавших,
Истребить до одного!

Чтоб хозяйничали всюду
Гансы, Фрицы и Гертруды,
Остальных — на скотный двор!
Чтобы братья, сестры наши —
Вани, Миши, Пети, Маши —
Жили в рабстве с этих пор.1

Он велел, чтоб разгромили,
Растоптали и сожгли
Все, что дружно мы хранили,
Пуще глаза берегли,
Чтобы мы нужду терпели,
Наших песен петь не смели
Возле дома своего,
Чтобы было все для немцев,
Для фашистов-иноземцев,
А для русских и для прочих,
Для крестьян и для рабочих —
Ничего!

«Нет! — сказали мы фашистам, —
Не потерпит наш народ,
Чтобы русский хлеб душистый
Назывался словом «брот».

Мы живем в стране советской,
Признаем язык турецкий,2
Итальянский, датский, шведский
И японский3 признаем,
И английский, и французский,
Но в родном краю по-русски
Пишем, думаем, поем.

Мы тогда лишь вольно дышим,
Если речь родную слышим,
Речь на русском языке,
И в своей столице древней,
И в поселке, и в деревне,
И от дома вдалеке.

Где найдется в мире сила,
Чтобы нас она сломила,
Под ярмом согнула нас
В тех краях, где в дни победы
Наши прадеды и деды
Пировали столько раз?

Видно, немцы позабыли,
Сколько раз мы немцев били,
Позабыли — как и где,
Что вступили в бой кровавый
С нашей вольною Державой,
В бой на суше и воде.


*



И от моря и до моря
Поднялись большевики,
И от моря и до моря
Встали русские полки.

Встали, с русскими едины,
Белорусы, латыши,
Люди вольной Украины,
И казахи, и грузины,
Молдаване, чуваши —
Все советские народы
Против общего врага,
Все, кому мила свобода
И Россия дорога.

И когда Россия встала
Против немца в грозный час, —
«Все—на фронт!» Москва сказала,
«Отдадим!» — сказал Кузбасс.

«Никогда, — сказали горы, —
Не бывал Урал в долгу!» —
«Хватит нефти для моторов.
Помогу!» — сказал Баку.

«Я богатствами владею,
Их не счесть, хоть век считай!
Ничего не пожалею!» —
Так откликнулся Алтай.

«Мы оставшихся без крова
В дом к себе принять готовы,
Будет кров сиротам дан!» —
Обездоленных встречая,
Казахстану отвечая,
Поклялся Узбекистан.

«Будет каждый верный воин
И накормлен, и напоен,
Всей страной обут, одет». —
«Все—на фронт!» — Москва сказала,
«Все! — страна ей отвечала. —
Все — для будущих побед.»

*



Не расскажешь в детской сказке
Ни словами, ни пером,
Как летели с немцев каски
Под Москвой и под Орлом.

Как, на немцев4 наступая,
Бились красные бойцы —
Наша армия родная,
Наши братья и отцы.

Как сражались партизаны,
Как стояли, как стоят
И залечивают раны
Боевые великаны —
Ленинград и Сталинград5

Не опишешь в этой были
Всех боев, какие были.
Что сейчас еще идут
На земле и над землею,
На воде и под водою.

Немцев бьют и там и тут6,
Как побили, так — салют!

Из Москвы салюты эти
Всем слышны на белом свете —
Слышит друг и слышит враг.
Потому что значит это —
Над какой-то крышей, где-то
Снова взвился красный флаг.

*



Все, что вечно было нашим.
Мы назад себе вернем!
Мы поля опять запашем
И засеем их зерном!

Мы вернем себе назад
Каждый дом и каждый сад.
Каждый кустик на дороге,
Над которым выл снаряд.

Зарастут травой траншеи.
На местах былых боев,
С каждым годом хорошея,
Встанут сотни городов.

И не будет затемненья,
И вперед на много лет 7
Людям только для леченья
Будет нужен синий свет8.

Мы в музей поставим знамя,
Что вело в последний бой.
Эти дни не за горами, —
Их дождемся мы с тобой!

И в хорошие минуты
Вспомнишь ты и вспомню я.
Как от вражьих полчищ лютых
Очищали мы края,

Наши радости, печали,
Наших близких и родных —
Провожали их, встречали.
Ждали весточки от них.

Вспомним все: как мы дружили.
Как пожары мы тушили.
Как у нашего крыльца
Молоком парным поили
Поседевшего от пыли
Утомленного бойца.

Не забудем тех героев.
Что лежат в земле сырой,
Жизнь отдав на поле боя
За народ — за нас с тобой...

*



Кто сегодня неизвестен.
Но бесстрашен, смел и честен,
Тот, кто любит свой народ,
И за Сталиным идет.
Кто хоть что-то делать может, —
Тот стране своей поможет
В том краю, где он живет!

ПРО НАШУ СИЛУ



Дни бегут, идут недели,
И войне четвертый год. 9
Показал себя на деле
Богатырский наш народ.

Посмотри по школьной карте,
Где мы были в феврале?
Сколько верст прошли мы в марте
По родной своей земле?

Здесь в апреле мы стояли,
Здесь войска встречали май,
Тут мы столько пленных взяли,
Что попробуй подсчитай!

Слава нашим генералам,
Слава нашим адмиралам
И солдатам рядовым —
Пешим, плавающим, конным,
В жарких битвах закаленным!
Слава павшим и живым,
От души спасибо им!

Но на фронте каждый знает —
и солдат и генерал:
Батарея не стреляет
Без того, что шлет Урал.

И не тронутся машины
В грозном танковом полку,
Если в баках нет бензина
Из далекого Баку.10

Нужно каждого солдата.
Снарядить не как-нибудь, —
Нужно каждого солдата
Накормить, одеть, обуть,

Чтоб всего ему хватало:
Bволю хлеба, вволю сала35,
Bволю сена для коня
и патронов для огня.

Если новый город взяли,
Если в честь его салют,
Это значит — на Урале
Хорошо дела идут.

И поэтому недаром
Люди фронта говорят:
«Эх, спасибо сталеварам!
Чудеса в тылу творят».

Как бы там ни трудно было
Людям фронта воевать,
Нелегко и людям тыла —
Это надо понимать!

Позабыв про сон и отдых,
Укрепляя край родной,
Люди строили заводы
В срок, указанный войной.

На завод за матерями,
Проводив на фронт отцов,
Приходили мастерами
Сотни юных сорванцов.


Не расскажешь в этой были
Всех чудес о нашем тыле.
Видно, времечко придет,
И о тружениках честных,
Знаменитых, неизвестных
Сложит песни наш народ.

Без ружья и без гранаты
И от фронта в стороне
Эти люди, как солдаты,
Тоже были на войне.

Никогда мы не забудем
Их геройские дела.
Честь и слава этим людям
И великая хвала!

Их в Союзе миллионы —
Много их, везде они.
Даже в самый отдаленный
Населенный пункт районный
Через горы загляни.

Где бы немца11 мы ни били,
Где бы враг ни отступал,
Вспоминал всегда о тыле
Наш солдат и генерал:

Да!
Нельзя добить фашистов
И очистить мир от них
Без московских трактористов,
Без ивановских ткачих,

Без того, кто днем и ночью
Вот уже который год
Сеет хлеб, снаряды точит,
В шахтах уголь достает.12

Кличет фронт: «Еще давайте!»
Отвечает тыл: «Даем!»
Клич из тыла: «Добивайте!»
Отвечает фронт: «Добьем!»

Ни для фронта, ни для тыла
В битвах с немцем нет преград,
Будет Гитлеру могила!..

Эту быль про нашу силу
Написал я для ребят.

ПРО ПОБЕДУ



Начинаю третью быль!

*



Пыль... Пыль... Пыль... Пыль...
По дорогам, там и тут,
Волки серые бредут

Их не десять и не двадцать ,
Их не двести пятьдесят, —
Может армия набраться
Офицеров и солдат!

Друг за дружкой, пешим строем,
По камням и по траве
Пленных немцев под конвоем13
Гонят к матушке-Москве.

Облаками пыль клубится
Над дорогой фронтовой...
Что не весело вам, фрицы?
Что поникли головой?

Вы не ждали, не гадали
Ни во сне, ни наяву —
Только так, как хочет Сталин14
Попадете вы в Москву!

Мимо вас везут трофеи
В наши русские музеи,
Чтобы людям показать,
Чем вы нас хотели взять.

А навстречу мчат машины
Наших доблестных полков.
«Далеко ли до Берлина?!» —
Вам кричат с грузовиков.

«Не устанут наши ноги, —
Сталинградцы говорят, —
На Берлин ведут дороги,
Отомстим за Сталинград!»15

«Мы предъявим счет Берлину.
За родную Украину!» —
«Мы за Минск16!» — «А мы за Крым!»
«За людей, в печах сожжённых
и в неволю увезённых,
Отомстим!»17


Облаками пыль клубится...
По дорогам, там и тут,
Францы, Морицы и Фрицы 18
Под конвоем в плен идут...

Пыль... Пыль... Пыль... Пыль...

*



Продолжаю третью19 быль!

Под победный грохот пушек
Против немцев, в наши дни,20
В море, в небе и на суше
Мы воюем 21 не одни.

Руки жмет 22 бойцам английским
Русской армии солдат,
А далекий Сан-Франциско
Оказался так же близко,
Как Москва и Ленинград.

Три народа-исполина,
Дело правое творя,
Доберутся до Берлина
Через горы и долины,
Через реки и моря.23


С ними рядом, с ними вместе,24
Как поток, ломая лед,
Ради вольности и чести
И святой народной мести
За народом встал народ.

«Мы, — сказали югославы, —
Не уступим нашей славы!
Нам под игом не бывать!»25
И словаки заявили:
«Нашу волю задавили!
Как же нам не воевать!»26
Откололись от Берлина
Итальянцы и румыны:
«Хватит драться за Берлин!»27
Неохота и болгарам
Погибать за немца даром:
«Пусть ко дну идет один!»28

Будет жить француз в Париже,
В Праге — чех, в Афинах — грек29.
Не обижен, не унижен
Будет гордый человек!

Лягут спать однажды дети -30
Окна все затемнены,
А проснутся31 на рассвете —
В окнах свет и нет войны!

Можно больше не прощаться,
И на фронт не провожать,
Будут с фронта возвращаться,
Мы героев будем ждать.32

Города вздохнут свободно —
Ни налетов, ни тревог!
Поезжай куда угодно
По любой из всех дорог!..

Ты живешь в такой Отчизне,
Где воюет весь народ,
Не жалея сил и жизни,
День за днем четвертый год.

Значит, ты с народом вместе
И с народом заодно,
На каком бы ни был месте:
В школе, в шахте — все равно!

Помогай советской власти
В городах и на селе
Добывать народу счастье
На израненной земле!33

И о фронте, и о тыле,
И о людях в дни войны
написал я эти были
Для детей моей страны.34

ФИНАЛ



Люди празднуют Победу!
Весть летит во все концы:
С фронта едут, едут, едут
Наши братья и отцы!

На груди у всех медали,
А у многих — ордена.
Где они не побывали
И в какие только дали
Не бросала их война!

Не расскажешь в этой были,
Что за жизнь они вели:
Как они в Карпатах стыли,
Где рекой, где морем плыли,
Как в восьми столицах жили,
Сколько стран пешком прошли.

Как на улицах Берлина
В час боев нашли рейхстаг,
Как над ним два верных сына —
Русский сын и сын грузина —
Водрузили красный флаг.

От Берлина до Амура,
А потом до Порт-Артура,
Что лежит у теплых вод,
Побывали на Хингане,
Что всегда стоит в тумане,
И на Тихом океане
Свой закончили поход.

Говорит сосед соседу:
— Как домой к себе приеду,
Сразу в школу загляну
И колхозных ребятишек —
Танек, Манек, Федек, Гришек —
Я опять учить начну!

— Ну, а я домой приеду, —
Говорит сосед соседу, —
После фронта отдохну,
Поношу еще с недельку
Гимнастерку и шинельку,
Строить в городе начну,
Что разрушено в войну!

— А по мне колхоз скучает, —
Третий с полки отвечает, —
Мой колхоз под Костромой.
Еду я восьмые сутки
Да считаю все минутки —
Скоро, скоро ли домой!

День и ночь бегут вагоны,
По шоссе идут колонны
Фронтовых грузовиков,
И поют аккордеоны
О делах фронтовиков...

*



Не опишешь в этой были
(Не поможет даже стих!),
Как горды солдаты были,
Что народ встречает их,
Их — защитников своих!

И смешались на платформах
С шумной радостной толпой:
Сыновья в военных формах,
И мужья в военных формах,
И отцы в военных формах,
Что с войны пришли домой.

Здравствуй, воин-победитель,
Мой товарищ, друг и брат,
Мой защитник, мой спаситель —
Красной Армии солдат!

Всю войну в любом селенье,
В каждом доме и в избе
Люди думали с волненьем,
Вспоминали с восхищеньем
И с любовью о тебе.

И везде тобой гордились,
И нельзя найти семьи,
Дома нет, где б не хранились
Фотографии твои:

В скромных рамках над постелью,
На комоде, на стене,
Где ты снят в своей шинели,
Пешим снят иль на коне,

Снят один ли, с экипажем
В обстановке боевой —
Офицер ты или, скажем,
Пехотинец рядовой.

Наконец-то в час желанный
Нашей сбывшейся мечты —
В час победы долгожданной
В отчий дом вернулся ты!

Но еще таких не мало
Офицеров и солдат,
Смерть которых миновала,
Но задел в бою снаряд.

Если встретишь ты такого,
Молодого, но седого,
Ветерана боевого
(Знак раненья на груди),
Окажи ему услугу,
Помоги ему, как другу,
Равнодушно не пройди!..

*



За дела берутся смело
Молодцы-фронтовики,
И в стране любое дело
Им сподручно, им с руки!

Нужно всех советских граждан
Накормить, одеть, обуть,
Чтобы был доволен каждый
От души, не как-нибудь!

Если раньше «самоходки»
Поставлял иной завод,
То сегодня сковородки
Запустил на полный ход.

И бегут платформы с лесом,
Там — с рудой, а там — с углем,
От Донбасса к Днепрогэсу
Ночь за ночью, день за днем.

Да! У нас одна забота
И мечта у всех одна,
Чтобы к солнечным высотам
Поднялась опять страна —
Сильной, славной и могучей
От столицы до села,
Много краше, много лучше,
Чем когда-нибудь была.

Дни сражений миновали,
Мы неплохо воевали —
Как солдаты, выполняли
Нашей Родины приказ.
И сегодня, в мирный час,
Дорогая мать-Отчизна,
Положись опять на нас!

*



Всем, что Родина имеет,
Сообща народ владеет,
Счет ведет полям, лесам,
Нивам, пастбищам и водам,
Шахтам, копям и заводам
И в пример другим народам
Управляет ими сам!

И у нас стоят у власти
Не помещик, не банкир,
А простой рабочий — мастер
И колхозный бригадир.
Выбираемый народом
Наш советский депутат
Не дворянским знатен родом
И не золотом богат.

Он богат своей свободой
И сознанием того,
Что от имени народа
Он вершит судьбу его!

Он богат своей любовью
К той земле, что в грозный час,
Окропив своею кровью,
Он, как мать родную, спас.

Соберутся две палаты,
Сядут рядом депутаты:
Белорус и армянин,
Украинец, молдаванин,
Осетин, казах, татарин,
И эстонец, и грузин —
Все народы, как один!

Их не мало соберется,
Сыновей и дочерей:
И солдат, и полководцев,
И других богатырей!..

С нашей партией любимой
Мы нигде не разделимы.
За народ стоит она,
С нею Родина сильна.

Кто сегодня неизвестен,
Но бесстрашен, смел и честен,
Тот, кто любит свой народ
И за партией идет,
Кто хоть что-то делать может,
Тот стране своей поможет
В том краю, где он живет!

Так поможем нашей власти
В городах и на селе
Добывать народу счастье
На родной своей земле!

1941 — 1953

1 Этот куплет про «Гансов, Фрицеу и Гертруд» позже был убран, вероятно, чтоб не обижать народ братской ГДР.
2 позже заменено на «немецкий»
3 позже «турецкий» появился как раз здесь
4 позже: на «запад»
5 позже просто: «Как залечивают раны боевые города.»
6 «Немцев били там и тут»
7 позже: «Отменили затемненье,
И теперь на много лет»
8 Во время войны для светового затемнения использовали так называемые «черные лампы»:

Лампу красили, оставляя небольшое прозрачное пятно внизу, которое давало узкий пучок света, не видный с бобмардировщиков. Лампа грелась, конечно, адски, но выхода не было. Возможно, в зависимости от краски, они давали синеватый свет.

Михалков сравнивает эту лампу с советской лечебной «синей лампой»:

Нет, это был не ультрафиолет, просто крашеная лампа давала яркий синий свет. По неведомой причине в СССР он считался лечебным, синей лампой светили в нос и горло детям, считая, что это приносит здоровье и лечит ангину.

9 Дни бежали и недели,Шел войне не первый год.
10 Четверостишие удивительно широко разошлось сегодня по азербайджанским форумам, но смешно, что его цитируют под авторством Маршака
11 позже: «врага»
12 «Плавит сталь, броню кует».
13 «Гонят пленных под конвоем,»
14 позже Сталин был вычеркнут: фраза «Только так, как хочет Сталин» заменилась на «Только так, как мы сказали»
15 позже куплет был убран, возможно тоже потому, что слишком часто звучало слово «Сталин»
16 одна из первых публикаций вышла с опечаточкой: «мы за Минс!»
17 этот куплет тоже был убран
18 позже: «Душегубы и убийцы»
19 «детям»
20 позже: «В грозовые эти дни»
21 «мы сражались»
22 «руки жал»
23 Куплет про три народа-исполина исчез достаточно быстро.

Читал мнение, что Михалков в этих трех куплетах обозначил, будто бы только в это момент «Под победный грохот пушек против немцев, в наши дни» союзники открыли Второй фронт (так иногда называют 6 июня 1944, когда американские, британские и канадские войска высадились в Северной Франции). На самом деле союзники воевали с Гитлером и раньше, просто сам листок «Третья быль» писался в момент, когда шел «победный грохот» пушек, и армии союзников оказались близки на расстоянии рукопожатия.

Что касается союзников, Британия и Франция (позже оккупированная) объявили войну Германии 3 сентября 1939 года. С этого времени и до самой капитуляции Германии 8 мая в 1945 Британия вела ожесточенные бои в воздухе и на море, не давая немцам осуществить высадку и захват, тесня и разбивая немецкие армии. Убито и пропало без вести 303 240 британцев (412 240 человек если вместе с доминионами), плюс потери гражданского населения 67100 человек, потери рыболовецкого и торгового флота — 30 000 человек. Официальный военный союз с СССР Англия заключила 26 мая 1942 — был подписан договор о союзе в войне против фашистской Германии и её сообщников и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны.

Что касается США, они вступили во Вторую мировую 7 декабря 1941 года, вели бои на территории Франции, в Нормандии, Италии, Туниса, Алжира, Марокко, Германии, Нидерландов, Бельгии, Люксембурга, в Тихом океане и Юго-Восточной Азии. Потери США составили 650 000 человек и еще 671 278 были раненых. На 2018 год в США оставалось в живых 496 777 ветеранов Второй мировой.

У современников не возникало вопросов, почему в газете «Правда» в сентябре 1944 Сергей Михалков славит «Три народа-исполина».

24 очень интересно, как эта фраза позже была заменена на «С нами рядом, с нами вместе,»
25 Михалков упоминает Югославию первой. Югославия была откровенным врагом Гитлера. Хоть она и была захвачена с апреля 1941, но до самой победы продолжалась мощная народно-освободительная партизанская война, которая сковывали большую часть немецких войск, не позволяя вермахту перебросить подкрепления ни на Западный, ни на Восточный фронты. Партизанское движение в Югославии было вторым по численности после СССР. В истории Югославии эта война занимает такое же славное место, как в СССР.
26 Словакию Михалков упоминает второй. Да, после поражения Франции 15 июня 1941 года Словакия была вынуждена присоединиться к Гитлеру, однако воевала слабо и неохотно, а на территории Белоруссии словацкие бригады и вовсе сотрудничали с местными партизанами. К августу 1944 словаки стали все наглее выступать против Гитлера, партизанские отряды и мятежи стали обычным делом. Поэтому Михалков очень точно подметил нарастающий бунт подавленной воли.
27 Итальянцы и румыны у Михалкова идет третьими. Почему?

Италия была активным союзником Гитлера аж с 10 июня 1940 года, объявив войну Великобритании и Франции. Итальянцы успели повоевать со всеми, даже с СССР на Восточном фронте. Однако уже 25 июля 1943 года фашистский лидер Муссолини был арестован, а 3 сентября 1943 года новое правительство заключило перемирие с США и Британией. Иными словами, вклад Италии в дело Гитлера был очень большим, однако и поворот произошел рано. На момент написания этой части фразу «Хватит драться за Берлин» итальянцы произнесли уже больше года назад, за что и были похвалены Михалковым.

Что касается Румынии, она оказалась в сложном положении весной 1940 года: союзная Франция, главная румынская надежда, терпела поражение. Одновременно военная ситуация складывалась на советско-румынской границе: СССР постоянно требовал отдать Бессарабию, считая ее своей. Угроза войны с СССР толкнула Румынию на союз с Гитлером, который обещал защиту от территориальных претензий СССР. Но защиты не вышло: к августу 1940 СССР все-таки присоединил Бессарабию, создав Молдавскую ССР. Параллельно Румынию дербанили то Венгрия, то Болгария. А сама Румыния окончательно попала под влияние Рейха и в итоге атаковала СССР тоже 22 июня 1941, надеясь вернуть Молдавию. Что ей временно удалось. Румыны воевали не очень умело, но заметно мешали антигитлеровским силам. И лишь 23 августа 1944 года в Румынии произошел переворот и было объявлено о прекращении военных действий против СССР и перемирии с Британией и США. Не все войска Румынии знали об этом, да это было уже не важно — спустя неделю, 31 августа советские войска взяли Бухарест, который по праву считался вражеским (в подобных случаях официально использовался термин «взятие Бухареста», а не «освобождение Бухареста». Однако факт остается фактом: румыны ухитрились «отколоться от Берлина» все-таки сами. И пусть всего на недельку, но раньше, чем их взяли силой. Что тоже обозначил Михалков.

28 А вот Болгария умудрилась выступить на стороне Гитлера еще 13 декабря 1941 года, объявив войну США и Британии, однако при этом волшебным образом не разорвала дипотношений с СССР и не воевала с ним. Советский Союз объявил войну Болгарии только 5 сентября 1944 года. Спустя четыре дня, 9-го сентября 1944 года, не дожидаясь захвата, болгары устроили внутренний переворот, новое правительство отреклось от прежнего курса и объявило войну Гитлеру. Михалков точно так же обозначил, что Болгары бросили Гитлера вроде бы по своей воле, но последними в этом списке, уже когда вопрос стоял как «погибать даром».
29 Тут Михалков тактично напоминает, что эти страны — Франция, Чехия, Греция — с самого начала не планировали вступать в сговор с Гитлером, они считались пострадавшими. Франция и Греция вообще успели активно повоевать против. Теперь они обрели свободу.
30 позже: «Спать легли однажды дети»
31 позже в прошлом времени: «проснулись»
32 позже стало красивее: «И налетов не бояться, и ночных тревог не ждать.»
33 Позже этот куплет, чуть измененный станет финалом всей поэмы
34 эти четыре куплета, видимо, были временные: Михалков затем убрал

Источники:

книга Сергей Михалков «Быль для детей» октябрь 1044 Mihalkov_Sergei_Byl_dlya_detei.pdf

Газета «Правда» 18 сентября 1944 PRAVDA_1944_225.pdf

Журнал «Костер» 5-6 1944 koster_5-6_1944.pdf

Журнал «Пионер» август-сентябрь 1944 pioner_8-9_1944.pdf

Прожектор 10 1944 projector_10_1944.pdf

С Днем Победы!

Все страницы по теме «9may»:

2017-05-09: 9 мая
<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок
Оставить комментарий