{imgicourl}{zamok}
<< предыдущая заметкаследующая заметка >>
31 июля 2010
Орленок, часть 3

Итак, заканчиваем наше исследование истории песни «Орленок». Напомним суть.

В первой части мы выяснили, что образ Орленка появился из песни, а песня была написана поэтом Шведовым для спектакля «Хлопчик» М.Даниэля, поставленного в 1936 году в театре Моссовета. Причем, изначально спектакль был написан на языке идиш и под названием «Зямка Копач» (так назвал главного героя автор) шел в местечковых театрах. Еще тогда я высказал предположение, что, возможно, песня изначально тоже была на языке идиш. Но эту версию отвергла Юлия Гончарова, внучка поэта, сказав, что Яков Шведов не был евреем и идиша не знал.

Во второй части мы отыскали книжку того года с пьесой на русском языке и выяснили, что песня про орленка действительно была изначально написана на идиш. Придумал ее не Шведов — песня уже была в пьесе, ее сочинил сам Даниэль (как писал в мемуарах его сын), а на русский язык песню вместе с пьесой перевел Б.Х.Черняк. Поэт Шведов лишь сделал позже свой вариант перевода. Именно его вариант (безусловно высокохудожественный) стал всенародно знаменит.

«Ваши изыскания оказались для меня не только интересными, но и полезными. Они ставят точку в давнем моем споре с моим приятелем и коллегой Гришей Шведовым — споре, который можно озаглавить так: «Чей дедушка написал песню «Орленок»?» — пишет мне Александр Даниэль, внук драматурга.

Теперь перед вами третья часть истории. Она отличается тем, что если раньше поисками занимался я один, то теперь исследование проделали другие люди из интернета — те, что прочли мои статьи, заинтересовались и проделали ту работу, что мне была уже не по силам. Во-первых, V.exeR доблестно оцифровал полностью книжку с пьесой. Выкладываем этот литературно-исторический документ в интернете:

М.Даниэль — «Зямка Копач», пьеса, перевод с идиша Х.Чернях, 1937

Далее — стало известно, что существует оригинал пьесы «Зямка Копач» на идише, изданный в Харькове (М.Даниэль, Зямке Копач, Харьков: Киндер фарлаг бам ЦК ЛКУПО, 1936. 105 с., илл., 18 см). Аня Сорокина сумела найти и сделать скан в архивах Москвы (Центр восточной литературы РГБ), а параллельно riftsh — в США (OCLC Accession Number — 46375014):

Здесь мы узнаём, что авторская версия песни «Орленок» состояла из двух куплетов, а не из трех, как в переводе Черняка, и была такой (подстрочник Ани Сорокиной):

Одлэрл, одлэрл, штолцэр фойгл,
Фаршпрэйт дайнэ флигэлах брейт.
Ун зог ундзер калэ,
Ун зог ундзэр мамэн:
Либэ, эс дэрварт ундз дэр тойт.

Одлэрл, одлерл (фрайнт юнгэр),
Фли ибэр грэнэц,
Дурх хмарэ, дурх штурэм, дурх шнэй
Ун трефст дортн ленинэн,
А грус гиб им ибэр,
а гройсн грус дэр партэй
Орленок, орленок, гордая птица
Расправь свои крылышки широко
И скажи нашей невесте,
и скажи нашей маме:
Любимая, нас ожидает смерть.

Орленок, орленок (друг молодой)
Лети через границу
Сквозь тучу, сквозь бурю, сквозь снег
И встретишь там Ленина
Передай ему привет
большой привет партии

На странице 27, где Зямка в тюрьме, в последней строчке вместо привета партии, он поет: «и скажи ему – мы за них!» («Ун зог им, мир зайнен ба зэй»).

Теперь мы сможем полностью восстановить цепь событий. В 1936 году драматург М.Даниэль закончил на идиш (он прекрасно говорил по-русски, но писал в основном на идиш для местечковых театров) пьесу «Зямка Копач». По сюжету герой-мальчишка сочиняет песню «Орленок», в которой обращается к птице, прося ее полететь к Ленину и передать клятву верности революционному делу из далекой провинции. Это ключевой момент для сюжета: ведь к Ленину с этой целью мечтает отправиться сам мальчишка после того, как совершит свой подвиг и спасет красного командира Кудрявцева (расстрел грозил ему, а не мальчишке-сироте). Пьеса имеет успех в местечковых театрах, в том же году Черняк переводит ее на русский, и театр Моссовета ставит спектакль «Хлопчик». В постановку попадает лишь первый куплет, а именно «Орленок, орленок, могучая птица...» (О.Очаковская «Рассказы о песнях», Москва, Музыка, 1985; информацию прислал Petr Zakharov). Про этот куплет мы знаем, что это перевод Черняка. Затем поэт Яков Шведов переписывает песню. Считается, что попросил его об этом композитор Виктор Белый, увидев как зрители после спектакля расходятся, напевая тот единственный куплет. Шведов сохранил основной смысл песни, только в его варианте исчезло обращение к Ленину (ключевой момент для спектакля), зато появились «степи» (немыслимые для городка Молодечно) и зазвучало грозное «расстрел». Такой отрыв от сюжета явно пошел песне на пользу: она сразу стала популярной, слово «орленок» сделалось нарицательным, обросло мифами и привело в итоге к появлению одноименного велосипеда, радиоприемника, гостиницы, пионерлагеря, памятников юному герою в разных концах страны, и всего прочего, что застали мы, потомки.

Осталось разобраться с мелочами. Во-первых, можем ли мы считать, что песню «Орленок» сочинил именно Даниэль, а не взял из какого-то еще более раннего источника? Дело в том, что в его пьесе имелись и другие песни. И по крайней мере, про одну из них («Есть у меня сынишечка...», стр.46) нам теперь точно известно (благодаря поискам riftsh), что это популярная еврейская песня «Майн ингеле» («Мой мальчик») на стихи Моррис Розенфельд, написанная в 1887 — задолго до рождения Даниэля. Песня американская: гладильщица брюк Моррис Розенфельд (да, автор — женщина) написала ее, повествуя о том, как тяжело матери вечно не видеть своего маленького сына из-за каторжной работы. Видимо, песня показалась Даниэлю настолько подходящей, что он вложил ее в уста героя — старого сапожника Самуила. С авторством в те годы обращались очень вольно, а песня — старинная, общеизвестная, к чему указывать автора? Так может, и песня «Орленок» тоже позаимствована? Полагаю, правильный ответ — нет. Во-первых, она уж слишком тесно связана с сюжетом пьесы. Во-вторых, сам Даниэль (как вспоминает его сын) утверждал, что сочинил ее для пьесы сам.

Наконец, остался невыясненным наш изначальный вопрос: откуда взялось само слово орленок — не соколенок, не голубенок, не буревестник? Мы вроде бы нашли ответ в интервью со Шведовым, который ссылался на пушкинского «Узника». Но теперь, когда выяснилось, что орленка придумал не Шведов, перед нами снова маячат всяческие версии про инфанта Наполеона и местный фольклор, который мог подсказать автору этот образ. Но при этом гипотеза о связи с пушкинским «Узником» остается самой веской и, честно говоря, самой красивой.

Так и будем считать, что орленка, летящего из тюрьмы в светлую даль, придумал Пушкин. Даниэль в этом образе омолодил обоих героев — и узника и, соответственно, орла. Композитор Виктор Белый написал музыку, благодаря которой песня летела людям в душу. Черняк перевел с идиша на русский. Шведов — переписал и сделал текст красивым. И воодушевленные соотечественники боролись и умирали с этой песней на устах, и называли именем орленка велосипеды, горные пики, пароходы и лучшие в стране пионерлагеря.

PS: Комментарии скрываются, кроме тех, которые содержат новую и ценную для нашего исследования информацию. Ведь, кто знает, вдруг появится еще какая-то информация, и наше исследование обретет когда-нибудь часть 4?

<< предыдущая заметка следующая заметка >>
пожаловаться на эту публикацию администрации портала
архив понравившихся мне ссылок
Оставить комментарий

книжный сомелье: сегодняшние книжные анонсики c Everybook

Перейти в магазин  Перейти в магазин  Перейти в магазин   16 октября — День Шефа или День Босса

Лучшие книги про боссов и для боссов!

Перейти в магазин   А ещё 16 октября — Всемирный день пения

Отличный нескучный учебник по вокалу - для всех, кто любит петь, но пока не умеет. Текст дополнен авторскими видеоуроками, а еще там ироничные иллюстрации Андрея Макаревича.

Перейти в магазин   А ещё 16 октября — День аллерголога

Это первый роман «Трилогии Моста», действие происходит в альтернативном мире, где мощное землетрясение рассекло Калифорнию на Северную и Южную, а вырождение экосферы разделило всех людей на аллергиков и «приспособившихся»...